«Национальный долг турок». Зачем Эрдогану новая конституция

@REGNUM

Турции нужна новая конституция: об этом в очередной раз заявил президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. Его главная претензия к действующему основному закону состоит в том, что это конституция военного переворота 1980 года.

Иван Шилов

ИА REGNUM

Более того, все конституции Турции, кроме принятых в 1921 и 1924 годах, «были написаны по указанию опекунов и навязаны народу». Здесь Эрдоган имеет в виду, что законодательство республики формировалось под давлением НАТО (США) и отчасти поддерживаемых ими мятежных генералов, свергавших светских и религиозных лидеров.

Написанные путчистами конституции для Эрдогана — живое напоминание о госпереворотах, которых он крайне опасается. Причём проблема даже не в содержании, а именно в авторах документов.

Месть путчистам

Конституция, на которую ссылается президент, нанесла удар по политической карьере учителя и проводника Эрдогана во власть — Неджметдина Эрбакана. Основной закон тогда, после переворота 1980 года, написали военные. Основателю политического ислама в Турции Эрбакану запретили заниматься политической деятельностью.

Затем, после семилетнего «блока», его реабилитировали: созданная им исламистская Партия благоденствия (Refah) даже победила на парламентских выборах, сделав Эрбакана первым происламским премьер-министром. Но у власти он продержался лишь год. В 1997 году военные снова вмешались в политику, отстранили Эрбакана и снова запретили ему заниматься политикой.

От силовиков пострадала и восходящая 40-летняя звезда турецкой политики — Эрдоган. Вошедший в ту же Партию благоденствия в 1994 году, будущий президент победил на выборах мэра Стамбула, но через три года его арестовали за религиозное стихотворение и отправили на четыре месяца за решётку за «разжигание религиозной ненависти».

Эрдоган усвоил урок: в светской стране опасно ставить на политический ислам. Поэтому он создал более умеренную Партию справедливости и развития (при участии того же Эрбакана) и добился победы на парламентских выборах 2002 года.

Будучи гибким и умело мимикрируя, Эрдоган не отказался от своих убеждений. По мере укрепления власти ПСР начала постепенно внедрять исламские ценности в турецкое общество и политику. Поэтому конституцию 1980 года Эрдоган хочет стереть как напоминание о шлагбауме, который военные поставили в начале его восхождения на политический Олимп.

Попытка госпереворота 2016 года лишь убедила Эрдогана в необходимости внести изменения в конституцию. В речи в конце мая 2024 года президент также вспомнил о путче 1960 года — тогда военные свергли и казнили другого его политического кумира — Аднана Мендереса.

«Мы не забудем и не простим путчистов даже столетия спустя», — заявил президент Турции.

Нужно больше полномочий

Помимо личной обиды, другим резоном изменений в конституции можно назвать стремление укрепить личную власть. Один раз Эрдоган уже предпринял такую попытку. В 2017 году он путём референдума превратил страну из парламентской в президентскую республику с широкими полномочиями главы государства. Исполнительная власть полностью перешла к президенту, пост премьера был упразднён.

Президент получил право законодательной инициативы, роспуска парламента, ввода/отмены режима ЧП и ряд других полномочий. Тогда Эрдогана стремился обезопасить свою власть. Сейчас же он думает о двух вещах: о продлении власти и создании новой политической системы наподобие той, которую оставил ненавидимый им Ататюрк.

Возможные пути укрепления власти — расширение полномочий президента (например, недавно Эрдоган получил право самостоятельно объявлять полномочия) и изменение электоральных процедур.

В прошлом году Эрдоган озвучил мысль об изменении системы подсчёта голосов на президентских выборах. Согласно предлагаемой схеме, президентом становится кандидат, набравший не 50% + один голос, а 40% + 1. Новая система помогла бы ускорить и упростить процесс выборов, уверен Эрдоган.

При этом газета Cumhuriyet писала, что идею президента не поддерживает не только глава входящей в правящую коалицию националистической партии MHP Девлет Бахчели, но и почти половина депутатов ПСР.

«Конституция, созданная гражданскими лицами»

Как именно будет выглядеть турецкая конституция, если будет принята, пока не совсем понятно. Определенные выводы можно сделать лишь на основе заявлений самого Эрдогана.

Он говорил, что новый основной документ должен быть «инклюзивным и либеральным, созданным гражданскими лицами». Либерализм и Эрдоган, казалось бы, не очень совместимы, но, возможно, президент имеет в виду стремление освободить общество от власти военных режимов.

Под инклюзивностью обычно подразумевается большее вовлечение гражданского общества и граждан в политический процесс — отказ от элитаризма. О последнем Эрдоган тоже говорил открыто.

Ряд турецких экспертов считает, что в их стране действительно требуется большее вовлечение общества в политику — это создаст атмосферу доверия.

«Переход Турции к президентской системе способствовал значительным успехам в оперативном принятии решений, что привело к существенному прогрессу в решении инфраструктурных проблем.

Следующий этап предполагает создание общества, построенного на доверии и консенсусе, и такое общество доверия возможно только при наличии конституции, в которой участвуют все, и законов, которые каждый охотно соблюдает», — пишет на страницах Daily Sabah научный сотрудник факультета коммуникаций Стамбульского университета Медипол Ихсан Акташ.

Он также полагает, что новая конституция будет стимулировать реформы и научный прогресс. Учитывая ставку Эрдогана на своего зятя Сельджука Байрактара и в целом на достижения в области ВПК, выводы Акташа представляются вполне логичными.

Главный же посыл президента кроется в словосочетании «конституция, созданная гражданскими лицами». Здесь Эрдоган указывает на цель выключить военных, способных на новые перевороты, из политического управления. Это попытка поставить турецкой политической системе вакцину от путчей и сделать её стабильнее.

Позиция турецких партий

Для придания демократичности процессу Эрдоган зовёт к диалогу все партии страны. В первую очередь его интересует наиболее мощная из оппозиционных Народно-республиканская партия. После поражения на последних президентских и парламентских выборах там сменился лидер.

Озгюр Озел не отказывается от контактов с ПСР, и в апреле лично встречался с Эрдоганом. Но он требует от президента соблюдать хотя бы действующую конституцию, прежде чем создавать новую. Оппозиционер обвинил Эрдогана в неуважении решений конституционного суда по делу оппозиционного депутата Джана Аталая и об открытии площади Таксим для первомайских демонстраций.

Если анализировать ситуацию с точки зрения идеологии, у каждой политической силы в Турции есть своё видение, как нужно менять конституцию.

Для оппозиционного блока во главе с CHP приоритетом остаётся большая демократизация институтов, разделение властей, больше свободы слова.

Для консерваторов, включая правящую партию, важно усилить роль традиционных ценностей, в том числе ислама, как в политике, так и в обществе.

Курды, объединённые в Демократическую партию народов, рассчитывают на расширение прав этнических меньшинств и признание их языковых и культурных прав.

Националисты же выступают за закрепление понятия «турок» как основы идентичности и усиление мер безопасности, в том числе для борьбы с Рабочей партией Курдистана.

Эрдоган ищет союзников

Впрочем, Эрдогану не так важны позиции политических партий страны. Он уже чётко дал понять, что намерен менять конституцию — это его приоритет.

Еще до победы на выборах 2023 года он признался, что разработка новой конституции останется его главной задачей в случае переизбрания. В последнем же обращении Эрдоган назвал изменение основного закона «национальным долгом» турок.

В то же время не стоит забывать, что запустить механизм внесения изменений в конституцию может парламент. Для вынесения поправки на референдум требуется поддержка 360 депутатов, а для внесения изменений в конституцию — 400 голосов. В коалиции же Эрдогана — 265 депутатов, без договоренностей с другими партиями не обойтись.

В целом же процесс изменения конституции в Турции вписывается в укрепление многополярного мира, что поддерживают большинство стран мира. Эрдоган ведёт страну к большему суверенитету, вставая в один ряд с Китаем, Россией, Индией и Ираном.

При этом на Западе смену основного закона, как и в 2017 году, будут трактовать как ограничение демократии и усиление авторитаризма. Поэтому при очередном сроке Эрдогана отношения Анкары и НАТО будут сопровождать новые кризисы.

Данные о правообладателе фото и видеоматериалов взяты с сайта «REGNUM», подробнее в Правилах сервиса
Анализ
×
Реджеп Тайип Эрдоган
Последняя должность: Президент (Президент Турецкой Республики)
165
Шилов Иван
Мендерес Аднан
Бахчели Девлет
Ихсан Акташ
ПСР
Идеология:Социальный консерватизм, экономический либерализм, неоосманизм, исламизм, евроскептицизм.
4
Оппозиционный блок
Политические партии
2
ДПН
Идеология:Демократический социализм, политический плюрализм, либертарный социализм, энвайронментализм, экосоциализм, секуляризм, курдский регионализм, феминизм
РПК
Идеология:Социализм, Курдский Национализм, Маоизм, Коммунизм, Марксизм-Ленинизм, социал-демократия, Социализм 21 века.
2