Миллионные долги и колоссальная безучастность. Глава омского СНТ, заподозренный в хищениях, – о ситуации

Садоводы считают, что председатель начисляет им незаконные пени. Он объяснил, почему это не так.

Миллионные долги и колоссальная безучастность. Глава омского СНТ, заподозренный в хищениях, – о ситуации

Фото: Om1.ru

Предыстория

Баталии в СНТ «Ромашка» начались в 2020 году, после того как председателем стал Ярослав Сливенко. Садоводы разделились на два лагеря: тех, кто поддерживает новую власть, и тех, кого ведёт за собой Татьяна Депутатова. Последняя тоже претендовала на этот пост, но её не выбрали. С этого момента начались взаимные претензии противоборствующих сторон, обвинения — ни много ни мало — в коррупции и саботаже.

В предыдущем материале мы рассказали об основных претензиях к председателю Сливенко. Люди не понимают, откуда вдруг взялись начисления за 15 % потерь по всем видам коммунальных услуг. По их словам, ранее такого не было. Впрочем, и сами коммунальные услуги для многих стали недостижимой роскошью. Люди, которые живут в СНТ «Ромашка» в «зимниках», то есть на постоянной основе, по пять лет не могут добиться разрешения на подключение к водопроводу.

Тем временем, по утверждению садоводов, став председателем, Ярослав Сливенко первым делом вне очереди подключил свой дом к воде. А газопровод ему провели за счёт остальных членов СНТ.

В этом году появилось ещё одно нововведение. Должникам начали отключать электричество или ставить ограничители. Всё произошло в разгар отопительного сезона. И под отключения попали даже семьи с детьми.

Озабочены садоводы и обеспечением безопасности. Камеры, на которые все скидывались, установили в основном вокруг конторы. А на окраинах «Ромашки» «металлисты» уже разобрали ограждение, и внутрь может зайти кто угодно.

Также садоводы утверждают, что Ярослав Сливенко использует долги как инструмент давления на непокорных. Тем, кто его поддерживает, прощают пени и разрешают платить в рассрочку.
Ещё одна претензия садоводов, из которой, возможно, вытекают все остальные, — руководство СНТ не предоставляет им никакой информации.

Возьмём на себя роль посредников. Мы пообщались с Ярославом Сливенко. Беседа получилась долгой и достаточно конструктивной.

О начислениях, пенях и 15 % потерь

«Мы считаем по программе 1С. Она работает с налогами, надзорными органами. Придумали её не мы, мы её официально покупали. Чтобы в неё вбить какие-то начисления, мы должны их утвердить на общем собрании.

У них вопросы по потерям. Сейчас у нас тариф по электроэнергии — 3 рубля 90 копеек, а в СНТ идёт оплата 3,9 рубля плюс 14,76 % — это сетевые потери на движении самого электричества из точки А в точку Б. 1С отдельно считает расход, киловатты, начисления по тарифу и потери. В квитанции идёт отдельно сумма потерь. Раньше, если это всё подсчитать, было 4,12 с хвостиком. 1С считает, когда 4,12, когда 4,13. Просто теперь мы не говорим, что у нас тариф 4 рубля 13 копеек. Он 3,90 рубля плюс коэффициент потерь.

Депутатова в курсе всех этих дел, как брались деньги. Раньше тариф был 2,70, а брали 3,20. И бухгалтер считала: 100 киловатт потребили, умножаем на 3,20, получается 3 200 рублей. Сейчас она вынуждена говорить: «Вы должны оплатить 2 700 плюс потери. Разница в копейках, но оно всё равно выходит на прежнюю сумму».

Пени больше долга

«Такого быть не может, и больше долга пени мы не берём. Это не моё желание. Так считает 1С. Максимально мы можем взять пени в размере пять тысяч рублей. И то многие пишут заявление на имя правления на пересмотр пени в связи с тяжёлой финансовой ситуацией: «Все долги оплачены, просим убрать пени совсем». Видишь, что люди идут навстречу, а не устраивают скандалы и бегают по всем инстанциям. Пришли, мирно решили вопрос.

Пени по электроэнергии мы не убираем ни в коем случае. Их нам также начисляет «Энергосбыт» по долгам перед ними. На данный момент у нас задолженность — около миллиона рублей. Бывают ситуации, когда мы смотрим счётчик 15 числа, а зарплата людям приходит 30. И вот они приходят, оплачивают, часто с задержкой в месяц, а то и полтора. Очень много «летников» завершают сезон, не исполняя свои обязательства по оплате. Бабушки и дедушки старой закалки приходят, у них там за всё лето нагорело всего 40 рублей, два раза насос включали. Но они придут и оплатят. А садоводы, которые пользуются той же самой электроэнергией всё лето, считают, что платить необязательно».

О смете

«На собрании приняли мы смету. К смете идёт зарплатно-налоговая часть. У нас есть хозработники, сторожей мы убрали. Ещё электрик. Это люди, которые у нас в штате. Получается: два хозработника, мы с бухгалтером, электрик — пять человек. Затем договорные обязательства: «Магнит», Росгвардия, прочие. И третья часть — это хозяйственные расходы. Это содержание конторы, аллей, электрических сетей, благоустройство, вырезка деревьев.

По каждому пункту — этого требует закон — идёт финансово-экономическое обоснование. У всех больная тема — это зарплата председателя, 360 тысяч рублей в год. Это же баснословные деньги! Из чего она составляется. Открываем финансово-экономическое обоснование и смотрим, из чего она состоит. Зарплата — 30 тысяч рублей в месяц, плюс налоговые отчисления, отпускные — всё сложилось».

О кворуме и «мертвых душах»

«Вот как раз эти люди, которые ведут агитационную деятельность, говорят всем: «Вы не ходите, там делать нечего». Но кворум был, смета принята. В этом году она осталась на уровне прошлого года.

У нас 710 участков плюс ещё две аллеи: 14-я и 15-я. В 1992 году нам прирезали четыре аллеи: 12-ю, 13-ю, 14-ю и 15-ю. В 1993 году сказали: «У 14-й и 15-й аллей категория земель меняется, их у людей забирают». Когда мы закончили межевание, наши границы закончились по меже 13-й аллеи. А люди, которые сейчас оформляют на себя участки, у них получается, что участок принадлежит СНТ «Ромашка», у них это написано во всех исходных документах. Сейчас они оформляются: кто-то — через суд, кто-то — по правам наследства. В выписках ЕГРН у них идёт, что это СНТ «Ромашка». Но сами аллеи в этих границах к СНТ не относятся. Это ещё плюсом 63 участка.

То есть всё СНТ — это 763 участка, чтобы собрать кворум, надо набрать 51 %, 370 участников. Из этих положенных людей пришло и проголосовало за смету 130 человек. Безучастность людей колоссальная. Привести силком мы не можем. У нас есть члены правления, которые берут бюллетени и начинают обходить участки. Но опять же, это такое количество участков: кто-то приезжает в будни вечером, кто-то — в воскресенье. Кто-то из членов правления может, кто-то — нет. И в итоге несчастный устав, который нам надо было принимать, мы подписывали почти год. Ходили, вылавливали людей.

Бывают моменты, когда человек с огорода вышел, перчатки грязные снял, ему показали фамилию, показали колонку, где расписаться. Я не спорю, может быть, есть 1-2 % погрешности. Поэтому мы стараемся, чтобы кворум был не 51 %, а где-то 53 %. Поэтому от этих моментов никуда не деться. Процент ошибок есть».

Отключение электричества

«Зимой мы никого не трогали по электроэнергии. Единственное, что может быть, — это авария на линии, от которой мы никуда не денемся, или отключение по вине энергосбытовой компании.
Ограничитель электричества — это не опасно, мы всё делаем с соблюдением требований. Блокировки поставили 23 марта. Эта практика у нас в первый раз. Из-за того, что большие долги. Скажем так, продуктивно сработало. Был список из 20 участков, туда попали два летника, которых полностью отрезали. Им до начала сезона не нужен свет. Придут, в любом случае оплатят. Остались 18, из них четыре человека написали на меня заявление в полицию, трое — в УФАС. Но одна из них потом пришла ко мне и говорит: «Ярослав Олегович, я всё выяснила. Правда на вашей стороне».

Камеры видеонаблюдения и воровство

По видеонаблюдению целевой взнос у нас был 490 рублей, начисляли в 2020 году. На данный момент по нему ещё долг в размере 16,6 тысячи рублей. Из них процентов 30 — это «мертвые» участки, заброшенные. Но в 2020-м видеонаблюдение уже стояло. Как было в плане сделать 16 камер, так и сделано.

У нас на территории, на внутренней вышке, стоят четыре камеры, которые были установлены самыми первыми. В 2020-м мы купили сервер, кинули основную линию. Эта вышка снимает по крышам во все стороны. И 12 камер стоят по периметру всего СНТ на всех въездах. Где-то на столбах. Но мы не можем под каждую камеру поставить свой отдельный столб. У одного садовода камера вообще стоит на фронтоне дома. И четыре камеры в конторе — в кабинете председателя, бухгалтера, в комнате охраны и на улице — она смотрит на центральный въезд. По периметру две камеры не работают, но на следующей неделе приедут техники.

Забор у нас частично разобрали в прошлом году, было три заявления в полицию. Бегали, искали. Хотя металл стоял там специфичный, не нашли. И опять же — сняли там — где нет камер. Они были заложены в проекте ещё в прошлом году, но осуществить это не получилось. Потому что задолженность членских взносов за садоводами на прошлый год составила более 1,4 млн рублей. За 2022-й долг был 1,8 млн».

Очистка дорог от снега

«Аллеи мы не чистим, целевой взнос идёт на расчистку пяти проездов. Все они чистятся, это требования полиции, скорой и МЧС. Если приедет пожарная инспекция и у нас не будет прочищен проезд — штраф для СНТ до 360 тысяч рублей.

Аллеи мы не можем почистить, они узкие. Кто-то там оставляет машины. Если поедет трактор, что останется от этих «подснежников»? Своими силами садоводы чистят. Лопату в руку и — пожалуйста. До того, как я не был председателем СНТ, я так же брал лопату и чистил от своей 6-й аллеи до 5-й и до 4-й. Пожарные рукава дотягиваются от проездов до любого участка. Что приписывают экстренные службы, то мы и выполняем. Помимо основных проездов, у нас обязательно чистится кусочек 2-й аллеи, она «слепая», к ней не получится проехать. Такая же и 6-я аллея, она тупиковая. Ещё чистится 11-я аллея, потому что она считается центральной».

Ремонт проездов

«Конечно, приехать в грязь и слякоть и всё это увидеть… Асфальтировать очень дорого. Мы на такое пока не разбогатели. Мы кое-как набрали асфальтную крошку — посыпать центральную аллею. И то получилось мало. Одна машина обходится от 20 до 30 тысяч. Её хватает отсыпать в длину всего 40 метров проезда шириной 3-4 метра. Это на 1,5 участка. Аллея — около 100 метров. Но нам хотя бы все проезды отсыпать.

В прошлом году мы начали делать бордюрчик, засыпали битым шифером. Насколько стало аккуратнее. Сухо, грязи нет. У меня прямо сейчас работники занимаются отсыпкой. По песку не находишься, это всё в кашу превращается. Я купил в СНТ участок в октябре 2016 года. В 2017 году заселился в домик, где мы сейчас живём с женой и ребёнком. Ходить было вообще невозможно, машины проваливались. Вы поговорите с людьми, что было раньше и что сейчас.

В правлении есть два человека, которые отвечают за аллеи. Они ходят, смотрят и говорят, где надо сделать в первую очередь. В прошлом году у нас так и получилось, потому что избытка финансов, которые можно было бы потратить на всё это, у нас не было.

Когда я планировал стать председателем, строил для себя план поэтапной работы. По всем расчётам, мы должны были везде сделать финальную отсыпку уже к этому времени. Но 2023-й был очень сложным финансово, провальным. Он просто вылетел из обоймы. В этом году должны бы уже шероховатости подправлять. Машину уже бы не всю вываливали, а тут кучку подсыпали, там. Немного подровнять — и всё. Если этот будет нормальным, то, может быть, доделаем».

Про нецелевое использование средств

«У нас есть «карта-хозяйка», на которую мы кладём небольшие суммы на текущие расходы. Есть ещё два счёта. На первом аккумулируются все средства, которые люди вносят: членские взносы, электроэнергия, вода, целевые взносы. Это самый большой счёт. Через него в год проходит от 6 до 8 млн рублей.

И есть ещё второй счёт, целевой. Отсюда ни копейки не уходит. На втором — целевые взносы. Это установка видеокамер, чип-колонки. На чип-колонку тоже сдали не все, по ней ещё долга около 40 тысяч рублей, половину даже не сдали. Но она уже стоит. Я, чтобы закрыть долг по колонке, заимствую деньги из членских взносов. Не нужна мне сегодня зарплата, я не буду держать эти 300 тысяч, если есть потребность закрыть долг. Я с этого же счёта.

Люди слышат звон, но не знают, где он. На первый счёт тоже был целевой взнос на техобслуживание, это тоже связано с газом. Когда начали открывать, поставили этот целевой взнос. Опять же, его вносили только дольщики. На тот момент сложилась такая ситуация: долг перед «Омскэнерго» — 630 тысяч. И у меня дилемма: деньги, которые лежат на ТО, сейчас не нужны, потому что в «Облгаз» уже проплачено, туда пока платить не надо. Труба действует, все пользуются. Что мне делать? Сидеть, как Царь Кощей, чахнуть над этими деньгами, или я их лучше отправлю в «Омскэнерго» и перекрою долг? А потом вот эти же люди, которые жалуются, придут и оплатят, я из этих денег всё возмещу. На работу газопровода это никак не влияет».

Почему нельзя заключить договор напрямую с ресурсоснабжающими организациями в обход СНТ

«Мы их не можем отпустить. Внутренние линии находятся во владении СНТ, и по желанию не получится это сделать. Хотя я, конечно, сам бы с удовольствием открестился бы от этого. Долг садоводов перед СНТ суммарно на конец года — 1 млн 356 тысяч рублей. Долг СНТ «Омскэнерго» я в любом случае гашу. Сейчас СНТ ничего не должно. Эти средства я беру из членских взносов. Иначе эти же люди будут сидеть без света — те, у кого долги по 40-50 тысяч рублей. Люди не хотят этого осознать.

У нас раньше во владении была одна подстанция. Он неё мы открестились, передали в «Россети». Но они нас не предупредили, что если мы передадим им подстанции, то наши сети потом никому не будут нужны. Они их взять не могут, потому что по нормативам мы не проходим. У нас не соответствует требованиям ширина аллей, опоры должны стоять на определенном расстоянии от домов. Они это писали ещё председателю, который был до меня. Согласно всем правилам и ГОСТам не могут.

Одну подстанцию отдали городу, но теперь придется строить вторую. Людей живёт все больше, потребителей больше. Она могла бы построиться за их счёт, если бы я сейчас пошёл и договаривался с энергосетевой компанией. «Россети» нам выставили счёт на 3,5 млн рублей. Я тут несчастные 450 тысяч собрать не могу заплатить текучку. По 1,8 тысячи мы собирали целевые взносы на модернизацию сетей, и то люди не хотят сдавать.

Начал искать другие выходы. У нас есть ещё одна компания ОСК — «Омская энергосетевая компания». Они приходили к нам ещё год назад. Но мы пропустили сроки. Это тоже крупный игрок на рынке. Но они могут нас взять, только если мы отдадим им подстанцию. Но мы же её уже отдали. У нас должна быть ещё одна подстанция на 200 участков, отдельно. Перераспределение мощностей. Этот проект был согласован с «Россетями».

Эта компания предоставляет нам подстанцию, а мы за неё должны рассчитаться. Мы рассчитываемся нашими внутренними сетями. Грубо говоря, они нам услугу, мы им товар. Это широко практикуется во многих СНТ, небольших деревнях.

Конечно, у людей будут вопросы. Но они берут сети себе на обслуживание, с нас они ни копейки не берут. И как сетевая компания они вправе напрямую заявиться на индивидуальные договоры. На данный момент они не могут быть осуществлены, потому что СНТ не ресурсоснабжающая организация. По этим сетям не может быть передача электроэнергии клиентам с прямыми договорами».

О продаже бесхозных участков

«Кому-то продать заброшенный участок я не имею права. Все участки когда-то кому-то были выделены. У кого-то на данный момент нормально оформленные документы — это выписка из Росреестра, где указаны собственник, площадь и координаты участка. А есть такие люди, которые получали участки ещё в конце 80-х, в начале 90-х. Последние бумаги я видел до 1994 года. Это свидетельства о праве пользования землёй. Такое свидетельство есть на каждый такой участок. Не было такого, что нарезанный участок 30 лет простоял и им никто не пользовался.

Грубо говоря, будет стоять брошенная машина. Я же не могу ей воспользоваться, она чья-то. На некоторых участках есть собственники. Я работаю с двумя юристами. Они находят собственников, детей, внуков, племянников. На двух участках я точно знаю, что собственники вообще живут в Германии. Но они есть. В собственность СНТ я его забрать не могу.

Единственное, есть такие участки, на которые делаются запросы. Был собственник Жаробаев. Его в живых нет. Я должен сделать заявку в администрацию: «У нас есть участок, мы провели вот такую работу. Есть доказательства, что собственник погиб, наследников нет. Участок стоит столько-то лет, и он не востребован». Никто никаких прав на него не представляет. Делайте с ним что-нибудь?».

Они могут его распределить малоимущим, выставить на торги. А в первую очередь они должны предложить его жителям. Может, он стоит между двумя участками и их владельцы хотят забрать каждый себе по половине. Участки распределяю не я, а администрация Центрального округа. Я могу только выступить в качестве посредника. Заниматься до конца всеми заброшенными участками я просто физически не успеваю».

Про детскую площадку

«Раньше вся территория на въезде принадлежала конторе. Бывший тогда председателем Гостев отдал её кусок в собственность сторожу, несмотря на то, что на другой аллее у него уже был участок. Тот этот участок обрабатывает, сажает там какие-то деревца. Я, когда в 2020 году пришёл, спросил, есть ли документы на этот участок. Он тогда ещё был живой. Сказал, что оформляет. Я бы этот участок забрал. У меня самого ребёнок сейчас ходит во второй класс. А четыре года назад он был ещё в садике. И, конечно, мне бы тоже хотелось, чтобы на этом месте что-то сделать. Там не то что детскую — волейбольную площадку можно было сделать. Но произошла накладка по судам, этот участок ушёл. А ставить эту площадку, где-то в глубине аллей нет смысла и опасно. Кто за ней будет смотреть, кто там будет собираться? Или постоянно ходить её открывать-закрывать?

Дедушка умер, его внук через девять месяцев вступил в наследство и продал этот участок. Там сейчас новые собственники, и я с этим уже ничего не могу сделать. В суде уже ничего не оспорить, потому что решение выделить этому человеку участок было принято ещё в середине нулевых».

Почему нельзя подключаться к водопроводу

Есть так называемые техусловия. Чтобы выдать ресурс, их надо согласовывать. «Омскэнерго» выдает ресурс 40 киловатт на столько-то участков. Газ выдал нам 400 кубов на 200 участков, больше к этой трубе мы не имеем права подключить. «Омскводоканал» выделил техусловие на подключение 145 участков. Сейчас подключены 280 участков. То есть в период разбора напора воды нет.

Я хочу всем дать воду, бьюсь за это. Было решение правления, не моё личное, что к водопроводу мы больше никого не подключаем. Депутатова та же самая, подключилась к воде уже сверх лимита. Я свой дом тоже подключил сверх лимита. Но это было почему?

Мы спрашивали у «Водоканала», дадут ли они нам добавочные кубы. У меня был разговор с Водоканалом: «Вы нам кубы увеличиваете?». «Да. Сейчас мы поменяем насосную станцию. Порядка 150-180 участков вы сможете подключить». А у нас — 700. Но у нас — две врезки. И получается: было выделено на 145 участков, а по факту подключено более 200. Уже на тот момент давления не хватало. И плюс ещё около 80 подключилось. В итоге они меняют насос и говорят: «Кубы мы вам не увеличим». Потому что сейчас расстраивается район по улицам Байдукова, Цуканова. Эти кубы мы отдаем им. Это считается частный сектор, не дачи. Они идут по первой или второй категории, а вы идёте по третьей, вам и так хватит. Мы ведь не ИЖС.

Что делать? Подаём заявку на ещё одну врезку, собираем пакет документов, всё им отвожу. Они говорят: «Есть такая возможность. Мы это даже построить можем». На 2021 год цена вопроса была 30 млн рублей. Это строит Водоканал, мы у них так же выкупаем техусловия, и они подводят трубу к границам СНТ. А дальше мы сами. Есть компании, которые также занимаются теми же самыми работами, часто выполняют подрядные работы у «Водоканала». Всё это было доведено на собрании. Есть такая компания — «Аква Омск». Им было дано техзадание: примерно подсчитать, сколько это будет стоить. Но довести трубу не до участка, а до нашей уже существующей линии. Цена вопроса — 8 млн. Чтобы собрать эту сумму, надо как минимум около 200 участков. Это тоже было озвучено на собрании. Чтобы люди могли собрать по 40 тысяч рублей — как дольщики. Потому что им от этого колодца ещё придется затянуть в дом. А это ещё 35-70 тысяч. Считать надо не только свои деньги, но и деньги людей. На данный момент записано только около 85 заявлений на подключение воды. Техусловия мы не потеряли. Но пока мы собираемся, не знаю, дадут нам подключиться в том месте или нет.

То же самое по газу. Сейчас мы собираем заявления от желающих, чтобы подключить третью очередь. Это не потому, что я ей не даю. Как раз вот в той стороне, где живёт Анастасия, на крайней аллее, заявления от 15 человек. Вы представляете, какая дополнительная нагрузка. Я не могу же ей сказать: «Ты себе проведи, а остальным запретим». Нагрузка увеличится, напор ещё больше упадет. Если потянется труба, она будет определенного диаметра и будет закладываться на все участки».

Про бесплатное подключение участка председателя к воде и газу

«Электричество было подключено, когда я покупал этот участок. Что касается воды, за общие деньги там ничего не делалось. Даже сейчас у тех людей, которые подключались сверх лимита. В одном колодце находятся пять дольщиков. Пишется заявление с просьбой разрешить подключиться в такому-то колодцу. Я даю человеку перечень, на каких аллеях они есть. И пока он мне не принесёт бумагу с подписями всех людей, что они согласны. 80 человек мы так подключали. Я проходил ту же самую процедуру. Кто-то просит денег. Люди, к которым я подключался, попросили навести порядок в колодце — сделать гребёнку, распределительный механизм. Я всё сделал, поменял крышку на колодце. Я пригнал трактор, который сделал траншею. И мне разрешили подключиться. Трубу я протягивал и подключался за свой счёт, не за счёт каких-то там садоводов. И по газу так же. Брали кредит, который выплачиваем до сих пор. Все чеки есть.

Анализ
×
Сливенко Ярослав Олегович
Депутатова Татьяна
Центральный округ
Места