Интервью спецпредставителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова интернет-изданию Института востоковедения РАН «Новое восточное...

Вопрос: В связи с активизацией внешнеполитического курса нашей страны на африканском направлении насколько быстро у нас получится набрать заданный темп, и от чего это будет зависеть?

Ответ: Вообще-то темп уже набран, и, на мой взгляд, довольно впечатляющий: ведь за последние пять лет на российско-африканском направлении проведены две полномасштабные встречи на высшем уровне, столько же парламентских конференций, принят План действий Форума партнерства Россия – Африка на 2023-2026 гг., готовится первая российско-африканская конференция министров иностранных дел, подписан ряд двусторонних и многосторонних документов о сотрудничестве высокого статуса, растет товарооборот, увеличивается количество обучающихся в нашей стране африканских студентов, открываются новые области и создаются не существовавшие до сих пор формы взаимодействия.

Насколько нам удастся сохранить – а, желательно, и нарастить – эту динамику, будет зависеть от многих обстоятельств, но, прежде всего, от политической воли сторон, креативности и упорства бизнеса, энтузиазма общественности. И – не в последнюю очередь – от внешних факторов, которые не всегда бывают благоприятными: достаточно вспомнить коронавирусную пандемию, сравнительно недавно серьезно притормозившую динамичное развитие российско-африканских связей. Тем не менее мы, в МИД России, настроены на оптимистический лад и видим тот же настрой у партнеров.

Вопрос: Каков, на Ваш взгляд, главный итог прошлогоднего Саммита Россия-Африка для стран-участниц в политической, экономической и гуманитарной сферах?

Ответ: Прошедший 27-29 июля прошлого года в Санкт-Петербурге второй Саммит Россия-Африка продемонстрировал твердый настрой участников на дальнейшее укрепление сотрудничества, придание ему стратегического характера, концентрацию на эффективном решении первоочередных для нашего партнерства задач. Подтверждено принципиальное совпадение наших с африканцами подходов к формированию более справедливого мироустройства на равноправной основе и опоре на принципы международного права.

При этом для России приоритетом является поддержка укрепления суверенитета африканских государств и обеспечения национальной безопасности государств континента. Продвижение на этих направлениях с учетом культурно-исторических особенностей стран Африки, в противовес западной политике неоколониализма, стало сквозной идеей Санкт-Петербургского саммита, доктринальным закреплением нашего общего отношения к континенту как к формирующемуся центру многополярного мира.

В рамках встречи в верхах и по её итогам были зафиксированы договорённости по всему спектру российско-африканского взаимодействия, определены основные векторы предстоящей совместной работы в политической, торгово-экономической, инвестиционной и гуманитарной сферах. Они сведены воедино в уже упоминавшемся Плане действий Форума партнерства Россия – Африка на 2023-2026 гг., а намеченная на осень этого года конференция министров иностранных дел должна оценить достигнутый прогресс, внести, если потребуется, коррективы и уточнить дальнейший порядок действий.

Вопрос: Кто наши основные конкуренты в Африке? И что мы можем предложить этому континенту, чего не могут другие?

Ответ: Интерес к Африке во всем мире сейчас велик и постоянно растет, поскольку речь идёт о «континенте будущего» с поистине неистощимыми природными и человеческими ресурсами, к тому же представляющем собой все более емкий и по ряду позиций высокомаржинальный рынок. Поэтому соперничество внешних игроков за «место под африканским солнцем» идет нешуточное, и, помимо традиционных претендентов в лице государств «коллективного Запада», в нем участвует все больше представителей «глобального Востока и Юга»: Китай, Индия, Турция, страны Персидского залива, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки. Список, как видите, длинный и имеющий тенденцию к расширению.

Россия честной конкуренции не боится и к ней готова, предлагая себя Африке, в первую очередь, в роли серьезного гаранта стабильности и безопасности, а также предоставляя свои традиционные и вновь наработанные компетенции, подчас уникальные. Судя по реакции африканских партнеров, в той же Сахаро-Сахельской зоне, да и шире по всему континенту, на оказываемое нашей страной содействие есть растущий спрос.

Чего мы категорически не приемлем, это попыток Запада диктовать африканцам, с кем им можно вести дела, а с кем нельзя. Но, к счастью, они и сами такие неоколониальные поползновения все более решительно отвергают.

В выстраивании нашего сотрудничества со странами Африки исходим из принципа, что Африканский континент – не арена противостояния крупных международных игроков, а новый, растущий, многообразный, самобытный, глобальный полюс силы. Россия готова активно помогать в укреплении имеющегося потенциала африканских стран, не ставя при этом никаких политических условий и не предлагая непрошенных советов – в этом и заключается наше конкурентное преимущество.

Вопрос: Уже более двух лет весь мир живет в новых геополитических реалиях, кардинальным образом изменившихся после начала СВО. Как это сказалось на работе российских компаний в Африке, ведь против многих из них введены санкции?

Ответ: Сегодняшние реалии вносят поправку в наши отношения. В условиях введенных «коллективным Западом» беспрецедентных политических и экономических антироссийских санкций требуется существенно перенастроить многие параметры и механизмы взаимодействия с африканскими странами. В настоящее время на всех уровнях ведется работа по созданию новых инструментов. В первую очередь, это касается торгово-экономических связей. Речь идёт о налаживании транспортных цепочек, систем проведения внешнеторговых платежей, а также обеспечении продовольственной, энергетической и санитарно-эпидемиологической безопасности в Африке.

Даже в этих непростых условиях продолжается энергичная работа по конкретным направлениям, включая строительство и модернизацию объектов инфраструктуры и промышленности, разведку, добычу, транспортировку полезных ископаемых, продвижение российских наработок в области медицины, цифровых услуг, расширение поставок российской продукции. Увеличивается не только наш экспорт, но и импорт из государств Африки. По линии федеральных органов исполнительной власти во взаимодействии с нашими посольствами оказывается активное содействие российскому бизнесу в работе на африканском треке, в том числе в поиске перспективных направлений для результативного выхода на рынки континента.

При этом крупные российские экономоператоры уже давно и в целом успешно функционируют в Африке, а нынешняя ситуация в мире только способствует дальнейшему росту их интереса к этому континенту. Видим и встречную заинтересованность африканских партнеров, особенно к прямым инвестициям из России на основе применимых в африканских условиях отечественных технологий.

Вопрос: Насколько сегодня Россия готова к сотрудничеству с африканскими странами в новых перспективных областях, таких как цифровые технологии, мирный атом и освоение космоса, и насколько это необходимо Африке?

Ответ: Москва последовательно выступает за развитие всего комплекса экономических связей с Африкой – как с отдельными государствами, так и с региональными объединениями, а в недалекой перспективе – и с формирующейся Африканской континентальной зоной свободной торговли. При этом отраслевых или тематических ограничений на сотрудничество с ними для российской стороны нет – напротив, Россия ориентирована на укрепление технологического суверенитета африканских стран по всей цепочке компетенций – экспертизы, адаптации и передачи технологий, создания предприятий, обучения специалистов.

В последнее время акцент нашего экономического взаимодействия постепенно смещается в сторону высоких технологий. В качестве примера можно привести создание в Анголе национальной системы спутниковой связи и телерадиовещания, строительство в ЮАР станции космического слежения. С рядом государств Африки обсуждаются проекты сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях, освоения космического пространства и адаптации его результатов. Видим большой интерес к этим сферам со стороны африканцев и стараемся по мере возможного его удовлетворять.

Это относится и к информационно-коммуникационным технологиям. Российские ИКТ-компании предлагают пакетные решения в области цифровизации, расширения телекоммуникационных сетей, создания и внедрения мобильных операционных систем, радиоконтроля и кибербезопасности. Вместе с тем, как показал прошедший в самом конце прошлого года в Москве недельный российско-африканский семинар на базе Высшей школы экономики, некоторые наработки партнеров представляют интерес и для нас.

Вопрос: После развала Советского Союза на Африканском континенте был закрыт целый ряд наших посольств. Сейчас ведется активная работа по их восстановлению. В каких странах дипмиссии уже открыты и планируются к открытию в ближайшее время?

Ответ: По итогам второго Саммита Россия-Африка руководством нашей страны поставлена задача расширить российское дипломатическое присутствие на Африканском континенте – не только в тех странах, где оно было свернуто в 1990-е гг. И эта задача последовательно выполняется: буквально накануне Нового года открылось наше посольство в Буркина-Фасо, совсем скоро заработает еще одно российское диппредставительство – в Экваториальной Гвинее. На очереди еще несколько «точек» – где именно они откроются, будем сообщать по мере готовности.

Вопрос: В текущем году исполняется 50 лет Вашей дипломатической карьере. Что за эти годы поменялось в работе дипломата?

Ответ: Полвека – немалый по человеческим меркам срок, и в каком-то смысле изменилось почти все. Достаточно сказать, что когда я приходил на работу в МИД, основными «рабочими инструментами» дипломата были шариковая или чернильная ручка (для особо умелых – пишущая машинка) и проводной стационарный телефон. Сейчас без компьютера, мобильного телефона с широким функционалом и выхода в интернет, желательно стабильного и быстрого, люди нашей профессии своей жизни не мыслят.

Изменилось и соотношение между различными составляющими, из которых складывается работа дипломата. Наша профессия стала гораздо более открытой и публичной, в чем, конечно, есть свои плюсы и минусы. Возросло значение универсализма: не в том плане, что дипломат должен знать и уметь всего понемногу, а в разрезе более глубокой и основательной экономической, правовой, медийной квалификации. Что никуда не делось – так это умение налаживать и поддерживать личные контакты, а также владение иностранными языками и их использование в работе. Константами остаются высокий профессионализм в рамках функциональной и страновой специализации, широкое и глубокое знание международной проблематики, общая эрудиция, интерес к истории и культуре государств и регионов, где дипломат находится либо которыми занимается.

Вопрос: В завершение беседы наш традиционный вопрос. Какая она, Африка? Что Вас в ней привлекает, завораживает? Чем она Вам запала в душу?

Ответ: Африка огромна, буквально необъятна, очень разнолика и в то же время имеет общие для разных областей и народов черты. Привлекает и завораживает многое: мощь и красота природы, богатство растительного и животного мира, изобилие памятников древних цивилизаций, но больше всего – неистощимая жизненная сила населяющих материк людей, их житейская мудрость, здравый смысл и умение преодолевать трудности и невзгоды, находя радость и повод для веселья в обыденном. Собственно, именно этим континент меня покорил и не отпускает до сих пор. Всегда готов лететь в Африку, принимать оттуда гостей, встречаться с африканцами.

Анализ
×
Михаил Леонидович Богданов
Последняя должность: Специальный представитель Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки (МИД России)
8
ФГБУН ИВ РАН
Сфера деятельности:Образование и наука
21
ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ
Сфера деятельности:Образование и наука
355