«Инструмент американской гегемонии»: замглавы МИД России — о дестабилизирующей роли НАТО в мире

Украина является инструментом в гибридной войне, которую НАТО ведёт против России, заявил замглавы МИД РФ Александр Грушко в интервью RT. По его словам, альянс также проводит враждебную Москве политику в Центральной Азии и на Южном Кавказе, пытаясь, в частности, не допустить усиления роли ШОС, ЕАЭС и ОДКБ. В разговоре с RT Александр Грушко объяснил причины создания 75 лет назад Североатлантического альянса и логику последующего его расширения, рассказал о попытке СССР вступить в НАТО и оценил вероятность выхода США из блока.

— 75 лет назад, 4 апреля 1949 года, был создан Североатлантический альянс. На ваш взгляд, почему была основана эта организация?

— Вокруг этой даты будет очень много пафоса, особенно на Западе. И мы уже видим, что ведётся «артподготовка» к этому «триумфальному» событию. Но если возвращаться к истории, то совершенно очевидно, что создание НАТО стало результатом того испуга, который охватил западные элиты в связи с растущим авторитетом, мощью, привлекательностью Советского Союза, который практически в одиночку вытащил на себе тяготы Второй мировой войны и обеспечил победу сил добра над силами зла.

Во-вторых, их крайне напугало растущее влияние левых, коммунистических движений. Напомню, что, например, во Франции в тот период Коммунистическая партия насчитывала 1 млн членов, в Италии — практически 2 млн членов. К власти в странах Восточной Европы пришли силы народной демократии — левые движения с участием коммунистов. И всё это, конечно, кардинальным образом перекраивало политическую карту Европы — не так, как на это рассчитывали прежде всего англосаксонские центры силы.

Плюс растущее национально-освободительное движение по всему миру с укрепляющимся авторитетом Советского Союза. Всё это потребовало от Запада консолидации вокруг американской военной мощи.

  • Церемония подписания Североатлантического договора
  • Gettyimages.ru
  • © Bettmann

Если говорить о знаковом рубеже, то, наверное, можно брать за точку отсчёта знаменитую лекцию (почему-то она называется речью) Уинстона Черчилля в Фултоне, где он провозгласил несколько ключевых моментов, которые и были заложены в философию альянса.

Первое — это то, что невозможно будет строить общее будущее с авторитарными режимами. Таким образом он ввёл идеологическое различие между теми, кто сотрудничал и воевал плечом к плечу против Гитлера. Второе: он заявил, что опустился железный занавес над Европой. И третье, о чём я уже говорил, — что Запад должен консолидироваться вокруг американской военной мощи. Он уделил очень большое внимание в этом выступлении именно анализу американской роли. Собственно, это и легло в основу создания НАТО.

Также по теме

Подписание протокола о ликвидации ОВД 1 июля 1991 года / Учения войск стран Варшавского договора

30 лет назад был подписан протокол об официальном прекращении действия Варшавского договора, предусматривавшего создание...

Если говорить о других известных высказываниях, то первое, что приходит на ум, — это цитата из выступления первого генерального секретаря НАТО лорда Исмея, который следующим образом обрисовал предназначение НАТО: держать американцев в Европе, русских не в Европе, а Германию под Европой, то есть под контролем. Если сегодня мы заменим Германию на Евросоюз, то увидим, что предназначение НАТО в том виде, как оно создавалось 75 лет назад, нисколько не изменилось. Это инструмент американской гегемонии, инструмент подчинения Европы американским военно-политическим интересам.

На сегодняшний день этот инструмент американцы рассматривают в качестве одного из главных механизмов проецирования силы в глобальном масштабе, потому что они продолжают видеть во всех центрах многополярного устройства, а таких становится всё больше и больше, своих конкурентов и противников. Прежде всего это Китай, «непосредственная угроза» — это Россия, и, конечно, конкурентом Америки является Евросоюз, поскольку в экономической области у них не партнёрские, а конкурентные отношения.

Поэтому НАТО для США продолжает оставаться очень важным, если не ключевым, инструментом доминирования и подчинения союзников планам и внешнеполитическим установкам Вашингтона.

Дональд Трамп пугает всех, и особенно политическую элиту США, возможным выходом страны из НАТО. Насколько реален выход Соединённых Штатов из блока? И вообще, насколько жизнеспособен этот постоянно расширяющийся альянс? Могут ли на будущее НАТО повлиять его внутренние противоречия?

— Как дипломаты, мы имеем дело с реальностью. НАТО было, НАТО есть, и, видимо, в обозримом будущем этот альянс сохранится в том виде, в каком он сейчас существует и развивается. Да, Трамп сделал много разных заявлений. Но мы знаем, что США работают над тем, чтобы создать законодательные препятствия для реализации любых президентских решений в отношении членства в альянсе.

Американцы, и это не только Трамп, которые настаивают на увеличении военных бюджетов со стороны своих европейских союзников, используют угрозу выхода, чтобы принудить их, как говорит сам Трамп, больше платить за безопасность. Хотя, если посмотреть на вещи реально, это абсурдная ситуация, потому что на сегодняшний день совокупность военных бюджетов стран — членов альянса превышает 52% общемировых — это где-то $1,2 трлн по меньшей мере. А вклад европейских союзников — это $450 млрд, в семь-восемь раз больше, чем военный бюджет Российской Федерации.

Нельзя забывать, что глобальное военное присутствие США стоит больших денег. У американцев где-то 600—700 объектов разбросано по всему миру. Они добиваются доминирования во всех регионах, на всех потенциальных театрах военных действий. Поэтому если вычленить (из вклада США в военные расходы НАТО. — RT) долю средств, которые они тратят на оборону Европы, она будет не $800 млрд, а значительно меньше...

Всё это (призывы увеличить расходы на оборону. — RT) делается лишь для одного — чтобы закупалось больше американских вооружений. По натовским нормативам, 20% военных бюджетов должно идти на закупку новых вооружений. На сегодняшний день европейские члены альянса, члены Евросоюза, закупают примерно 80% за рубежом и больше 60% — у США. Получается, примерно на $100 млрд европейцы должны будут закупать оружие в США. Кто же от такого жирного куша откажется? Поэтому думаю, что после очередных таких страшилок Вашингтона (по поводу выхода из НАТО. — RT) европейцы, как обычно, выстроятся в шеренгу и будут выполнять все предписания, которые идут из этой столицы.

В настоящее время уже говорят, что и 2% (ВВП на оборону. — RT) недостаточно, надо идти к 3%. Это военный психоз, который будет нагнетаться. И этот военный психоз будет для американцев очень благоприятной средой, чтобы продолжать политику подчинения Европы.

— А Европа может позволить себе такие огромные контракты сейчас?

— Казалось бы, в нынешней ситуации продолжать тратить такие ресурсы на какие-то безумные цели противостояния с Россией — это политическое самоубийство. «Российская угроза» существует только в американских и западноевропейских умах... которые в основу своей политики на внешнем контуре ставят конфронтацию с Россией. Мы знаем из опыта холодной войны, к сожалению, что враждебная политика, которая накладывается на очень враждебное, недружественное военное планирование, — это очень гремучая смесь, которая постоянно будет генерировать конфронтацию и вести к гонке вооружений.

Но правда состоит в том, что рано или поздно западным элитам придётся отчитываться перед своим обществом, зачем и куда ушли эти деньги, зачем приобретаются танки, самолёты и прочие системы. И чтобы выглядеть более-менее правдоподобно перед обывателем, они будут говорить: «Мы делали это для того, чтобы Россия на нас не напала, если бы мы этого не сделали, она бы на нас напала». В этом парадокс нынешней ситуации.

  • Александр Грушко
  • РИА Новости
  • © Пресс-служба МИД РФ

Но парадокс также заключается в том, что искусственная линия на демонизацию России, к сожалению, — это непременное условие выживаемости самого НАТО. НАТО не может существовать без внешнего противника. Поэтому все те, кто не видит свою безопасность вне НАТО, сегодня подчиняются этим русофобским указаниям, которые идут из Вашингтона и некоторых других столиц, прежде всего из столиц прибалтийских государств, Варшавы, которые объявили себя прифронтовыми (странами. — RT) и говорят, что находятся на линии огня и станут первыми жертвами «российской агрессии», если ей не противостоять. Они и заказывают музыку. Это реальность, с которой нам приходится считаться.

— Вы вспомнили период холодной войны. Как можно охарактеризовать политику НАТО во время существования Советского Союза и Организации Варшавского договора? Давала ли Москва руководству альянса какие-то поводы для беспокойства?

Москва никаких поводов для беспокойства не давала. Наоборот, если мы посмотрим на нашу политику в послевоенные годы, вся она была направлена на то, чтобы сформировать общеевропейскую архитектуру безопасности. Предлагались различные проекты договора. Один так и назывался — Договор об общеевропейской безопасности. Россия предлагала другие схемы, инструменты контроля над вооружениями, меры по разоружению. Настойчиво предлагала решение германского вопроса, который не разделял бы Европу, а, наоборот, её объединял. Но, к сожалению, Запад на это не пошёл.

Если говорить об эпохе конфронтации, то она берёт начало как раз с формирования блока НАТО, который разделил Европу на два лагеря. И здесь очень интересно также посмотреть на юридическую сторону дела. Если мы почитаем внимательно Вашингтонский договор, то убедимся, что он заключался не на какой-то определённый срок, а навечно. Там есть положение, которое позволяет его пересматривать через 20 лет или ставить вопрос о его будущем. Тем не менее этот договор формировал новую политическую реальность в Европе.

Что касается Варшавского договора, который, как считают на Западе, закрепил структуру противостояния, которая приобрела характер холодной войны, там история была совершенно другая. СССР долго не шёл на формирование союзнических отношений со своими партнёрами из стран Восточной Европы. Ещё раз подчеркну: мы предлагали тогда разные схемы, как преобразовать Европу из двух соперничающих групп государств в Европу благоденствия, мира, сотрудничества и благополучия. Запад на это не пошёл.

Варшавский договор появился на свет после того, как в 1954 году НАТО отвергло заявку Советского Союза на вступление в члены альянса. Тогда же НАТО приняло решение о принятии в члены альянса Федеративной Республики Германия. В 1955 году был подписан Варшавский договор, была создана Организация Варшавского договора. Но что интересно, Организация Варшавского договора, как написано в одной из заключительных статей (соглашения. — RT), создавалась только на период конфронтации. Варшавский договор должен был прекратить своё существование, когда в Европе будет создана общеевропейская архитектура (безопасности. — RT).

Также по теме

Власти России действуют достаточно эффективно, борясь с недобросовестной конкуренцией стран Запада, которые, прикрываясь политическими...

Кстати говоря, в Пражском протоколе о прекращении существования Варшавского договора, который был подписан лидерами государств Варшавского договора в 1991 году, прямо говорилось, что в связи с тем, что эпоха конфронтации осталась в прошлом, мы, лидеры государств, приняли решение о прекращении существования Варшавского договора, поскольку теперь мир будет формироваться в Европе на основе общеевропейских подходов.

— Вы говорили, как СССР в 1954 году выразил желание вступить в НАТО. Президент России Владимир Путин рассказывал, что тоже делал такое предложение. Почему на Западе не проявили интереса?

— Они не проявили интереса, потому что вступление СССР или Российской Федерации в НАТО просто меняет природу этой организации — она становится, по сути, общеевропейской. Это и есть инструмент коллективной безопасности в Европе. По этой причине, кстати говоря, и это было фактически прямо написано в ответных нотах США, Франции и Англии, Советский Союз не был принят в эту организацию. Там были (перечислены. — RT) ещё некоторые вещи: что это может ослабить ООН, что Советский Союз не относится к клубу демократических государств и так далее. Но главное заключалось именно в том, что это меняет природу этого военного блока. В этом смысле ничего не изменилось.

Если говорить о формальной стороне дела, то Россия (после развала СССР. — RT) не подавала заявку. Но зондажные разговоры велись. И недавно президент Владимир Владимирович Путин публично поделился своими воспоминаниями о том, как этот вопрос обсуждался на переговорах с Биллом Клинтоном и какой был ответ. Действительно, я могу сказать, что и в доверительных разговорах дипломатов, конечно, эта тема так или иначе присутствовала. Но, во-первых, из ответов, из тех сигналов, которые мы получали из столиц, однозначно следовало, что Запад на это не пойдёт.

И второе: там также говорилось, что, даже если бы Россия подала заявку, то никаких исключений в смысле процедур приёма для неё не предусматривалось. То есть это план действий для членства, принятие каких-то непонятных натовских стандартов. Получалась такая картина, которую мы видим со вступлением некоторых стран в Евросоюз. Они десятками лет стоят в этой очереди, им выкручивают руки. Понятно, что для России такой подход был абсолютно неприемлем. Поэтому с формальной и неформальной точек зрения, с концептуальной точки зрения вопрос так не стоял.

Если говорить в целом о подходе Российской Федерации к тому, как укреплять и как строить европейскую безопасность, мы всегда делали акцент на общеевропейских инструментах. В частности, на системообразующей роли ОБСЕ, которая была призвана стать центральной организацией в сфере европейской безопасности после окончания холодной войны с минимизацией роли тех организаций, которые мы унаследовали от того периода.

Второй акцент — это опора не на гонку вооружений, не на военные потенциалы, а на военную сдержанность и инструменты контроля над вооружениями. Тогда были заключены такие революционные с точки зрения военной ситуации в Европе договоры, как Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор об обычных вооружённых силах в Европе, Договор по открытому небу, Венский документ по мерам доверия и так далее.

Все они усилиями США были разрушены, потому что эти договоры и вся общеевропейская конструкция реально минимизировали роль НАТО. А это означало, что европейцы могли задуматься, а зачем им, действительно, американские войска... В 2000-е годы министры иностранных дел стран НАТО, на территории которых находится американское ядерное оружие, написали письмо генеральному секретарю НАТО, что пора начинать дискуссию в альянсе о том, чтобы это оружие вывезти из Европы.

Чтобы эти «глупые» мысли не приходили в голову европейцам, было сделано всё, чтобы разрушить общеевропейскую основу и лишить европейцев всякой перспективы полагаться на общеевропейские инструменты — только НАТО, то есть американское присутствие, может надёжно обеспечить их безопасность. И для этого же нужна была конфронтация с Россией.

— В 1991 году Организация Варшавского договора и Советский Союз прекратили своё существование. Почему западные страны не распустили блок НАТО, призванный им противодействовать?

— Блок НАТО не был распущен прежде всего в силу позиции США, для которых это инструмент внешней политики. Они не готовы были от него отказаться. Это первое.

Второе: после роспуска Варшавского договора НАТО оказалось в положении рыбы, которая выброшена на лёд, — у них не было противника. Если бы НАТО остановилось на тех рубежах, которые были обещаны Михаилу Сергеевичу Горбачёву, если бы оно не стало продвигаться на Восток, то от кого защищаться? Получается, что Германия должна была защищаться от Польши, Венгрии, стран Балтии. Понятно, что в этом смысле роль НАТО начинала бы сводиться к нулю со всеми последствиями для европейско-американской связки, о которых я говорил выше.

  • Представители СССР, Румынии и Польши 10 мая 1955 года — за несколько дней до подписания Варшавского договора
  • Gettyimages.ru
  • © Keystone-France/Gamma-Keystone

Собственно, для того, чтобы сохранить НАТО на плаву, в 1993 году Билл Клинтон заявил, что НАТО будет расширяться, его границы будут двигаться в сторону России. Тем самым был нанесён удар по общеевропейской конструкции безопасности, поскольку обессмысливалось само её строительство. Этим шагом была открыта дорога восточноевропейским странам в альянс, их стали туда активно затягивать.

Одновременно это решение стало генерировать инстинкты холодной войны. Страны подталкивали к тому, чтобы они своё вступление в НАТО объясняли угрозой со стороны России. Это стало одним из инструментов, которые были использованы США для того, чтобы сохранить НАТО в качестве центрального связующего элемента между Вашингтоном и Западной Европой. Инструментом подчинения европейцев прежде всего вашингтонской политике.

— Как известно, в 1990-е и 2000-е годы было несколько волн расширения НАТО на восток. Зачем это было сделано и как расширение альянса сказалось на интересах России?

— Главная причина — это сохранение НАТО как такового... Расширение понадобилось для того, чтобы сохранить НАТО как западный инструмент влияния, как западный инструмент сохранения своего доминирования и в Европе, и теперь — в глобальном масштабе.

— Какую международно-правовую и политическую оценку вы бы могли дать операциям НАТО в 1990-е и 2000-е годы? Например, действиям альянса в бывшей Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии?

— Можно дать множество характеристик: агрессия, грубейшее нарушение международного права, катастрофа, гуманитарная катастрофа. Потому что, если мы посмотрим на это историческое наследие альянса, речь идёт о расчленённых или разорённых государствах. Речь идёт о появлении гигантских пространств, таких как Ирак, Ливия и Сирия, без всякого государственного контроля. Эти пространства стали прибежищем экстремизма и терроризма, там беднота и нищета, отсутствие средств к существованию. Это миллионы мигрантов, миллионы потерянных жизней.

  • Последствия от авиаудара США в иракском городе Эль-Кайм, 2019 год
  • AP

И конечно, последний пример в этом ряду — Афганистан. Они пробыли там на основе резолюции Совета Безопасности ООН. Бесславно оттуда уйдя, не отчитавшись перед Советом Безопасности ООН и оставив Афганистан, как горячую картошку, международному сообществу, сказав: «Всё, мы умываем руки, мы ушли». И сейчас ещё продолжают свою подрывную деятельность, используя Афганистан для того, чтобы создавать напряжение вокруг Российской Федерации, в нашем южном подбрюшье.

— Сегодня отношения между Россией и НАТО практически свёрнуты. Когда стало ясно, что конструктивный диалог между нашей страной и альянсом сходит на нет?

— Мы очень реалистично понимали, что у НАТО собственная повестка дня. И работа с этой организацией всегда подводила нас к пониманию того, что для нас главное — это безопасность, которая может достигаться разными способами. Первое — это укрепление собственных сил, собственного потенциала в сфере безопасности, будь то военный, правоохранительный или экономический потенциал. Кроме того, это опора на инструменты международного сотрудничества, на инструменты, которые позволяют лучше понимать мотивацию, которая лежит в основе политики государств.

(Мы были заинтересованы в. — RT) гармонизации интересов в сфере военной безопасности, чтобы опять не сорваться в спираль гонки вооружений и всё-таки двигаться в сторону построения надёжной структуры, которая позволяла бы всем чувствовать себя одинаково защищёнными на основе принципа неделимости безопасности, который гласит, что никто не обеспечивает свою безопасность за счёт безопасности других. Неделимость безопасности — это безопасность каждого, безопасность всех.

Но с НАТО мы всегда понимали, что, если они кладут на чашу весов интересы общеевропейской безопасности и интересы НАТО как такового, то вторая чаша всегда перевесит. И во всех ключевых развилках в истории НАТО выбирало второй путь — путь собственного выживания даже за счёт нанесения ущерба безопасности собственных членов. Поэтому у нас было чёткое понимание, что на эту организацию полагаться нельзя. Можно с ней сотрудничать, но это не та организация, с которой можно идти к поставленной цели.

— Последнее расширение НАТО произошло за счёт вступления в блок Швеции и Финляндии. Как оно сказывается на международной обстановке?

— Сказывается самым отрицательным образом. Во-первых, если говорить о региональной обстановке, то север Европы и район Балтийского моря с точки зрения стабильности и военной безопасности были наиболее спокойными в Европе. Там нет ни замороженных конфликтов, ни горячих конфликтов, ни острых территориальных споров. Там не всё решено до конца, но тем не менее ситуация была с военной точки зрения стабильной. С точки зрения военных отношений с Российской Федерацией не было проблем.

Когда страны Балтии обрели независимость, точнее СССР им предоставил независимость, возникла проблема с калининградским военным транзитом. Она была решена. Да, у нас были серьёзные проблемы в двухсторонних отношениях с этими странами, но эти проблемы не были военными. Прежде всего это касалось положения русских и русскоязычного населения в странах Балтии. Феномен (жителей. — RT) без гражданства — это позор для современной демократии. Но такие страны были легко приняты в Евросоюз и в НАТО, что говорит о лицемерии этих двух организаций. На самом деле там превалировали геополитические причины.

Швеция и Финляндия — это две нейтральные страны, которые пользовались в Европе непререкаемым авторитетом. Финляндия всегда у нас будет ассоциироваться с Хельсинкским заключительным актом. Финляндия всегда стояла в центре усилий по созданию общеевропейских структур. Финляндия, Швеция и другие неприсоединившиеся страны сыграли выдающуюся роль в становлении инструментов военной транспарентности. Они были прослойкой между двумя блоками, которая позволяла этим блокам сближаться в решении общих проблем. Теперь они от этого отказались.

Также по теме

Шведские солдаты принимают участие в военных учениях Defender Europe 22

Премьер-министр Швеции Ульф Кристерссон заявил о намерении вместе с партнёрами по Североатлантическому альянсу «защитить» шведский...

Швеция была 200 лет нейтральной. И этот нейтралитет худо-бедно всегда обеспечивал её безопасность. Финляндия... была мостом между Востоком и Западом. У неё были прекрасные отношения с Советским Союзом. Они вступили в Евросоюз. Теперь, наверное, идеал финской безопасности — это обмотанные колючей проволокой границы, закрытые переходы, превращение угодий в полигоны для американских и натовских войск, превращение севера Европы, Балтийского региона в сферу военного соперничества.

Обе эти страны подписали соглашения о безопасности с США, которые предусматривают выделение в общей сложности 32 военных объектов на территории этих двух стран для размещения там американских сил. Это новая геополитическая реальность.

Теперь в результате натовского расширения они получат Московский военный округ, Ленинградский военный округ и Карельский корпус, потому что теперь НАТО будет более агрессивно претендовать на роль на Севере, будет говорить, что Север уязвим, арктические интересы альянса уязвимы. Что надо больше учений, надо проникать в Арктику. Что обязательно усилится борьба за ресурсы...

Речь идёт о том, чтобы использовать этот этап расширения в качестве дополнительного инструмента конфронтации с Россией. Увеличивается на 1200 км — почти в два раза — линия физического соприкосновения России и НАТО. В силу понятных причин создаются дополнительные уязвимости для самого альянса. Эти уязвимости НАТО должно прикрывать, военная машина работает.

И шведы, и финны увеличивают в геометрической прогрессии свои военные расходы, покупают американское вооружение, вся эта машина работает. Отвечает ли это всё европейским интересам, интересам мира и безопасности в этом регионе? Конечно, нет. Но это отвечает американским интересам. А это главное.

— 21 марта впервые с начала СВО делегация НАТО посетила Украину. О чём говорит столь продолжительная пауза? Верят ли в НАТО в жизнеспособность киевского правительства?

Украина для НАТО — инструмент. Страны НАТО ведут против России гибридную войну, которая состоит из многих элементов. Это прежде всего информационно-идеологическая война, демонизация России, приписывание нам всяких злонамеренных планов. Последняя их фишка: если Запад потерпит поражение на Украине, то Россия обязательно вторгнется в Польшу и страны Балтии. И дальше — истерика по поводу Сувалкского коридора, что Россия с Белоруссией... завоюют страны Балтии и это станет концом для НАТО. Потому что НАТО в любой ситуации должно быть более сильной организацией и диктовать свои условия всем и вся.

  • Legion-Media
  • © Panama Pictures

В экономической области против нас ввели 15 тыс. санкций. Это происходит во всех других областях, в политической и военной. И Украина — это просто театр военных действий, где эта прокси-война разворачивается уже непосредственно на полях сражений. Началось это не сегодня.

Я прекрасно помню то время, когда только начинался «майдан». Тогда страны НАТО бесконечное число раз делали заявления, что ни в коем случае Янукович не должен использовать войска, что вооружённые силы должны оставаться в казарме. Как только в Киеве состоялся вооружённый переворот, риторика НАТО перевернулась на 180 градусов, они стали говорить, что каждая страна имеет право использовать вооружённые силы для защиты от сепаратистов.

Потом, правда, сепаратистов из этой формулировки убрали, потому что это означало признание НАТО, что конфликт на Украине носит внутренний характер. Им надо было позиционировать конфликт на Украине как войну Украины против России, где Россия заведомо была названа стороной-агрессором. К сожалению, это и составляло существо той военной политики, которую проводило НАТО применительно к Украине. Украину специально делали проектом «анти-Россия», всячески продолжали её поддерживать. Это длинная история. Как далеко они зайдут в этой поддержке, трудно сказать.

Понятно, что никто там не собирается Украину или какие-то остатки от неё куда-то принимать. Тем не менее поддержка, которая на сегодняшний день оказывается не только со стороны НАТО, но и странами Евросоюза, имеет достаточно далёкий горизонт планирования. Например, евросоюзовские фонды выделяются для поддержки Украины, закупки вооружений, создаются артиллерийские, снарядные, противоминные коалиции. Они по меньшей мере имеют горизонт планирования до 2027 года. Примерно такие же планы существуют в рамках НАТО.

— Сейчас мы наблюдаем за возросшей активностью НАТО на Южном Кавказе. Какую основную цель преследует альянс в этом регионе? И есть ли у России понимание того, какими методами НАТО будет пытаться достичь этой цели?

— Понимание есть. Стратегические документы НАТО сегодня определяют Россию в качестве прямой и непосредственной угрозы альянсу. Военное строительство и вся деятельность НАТО, где бы она ни происходила, направлена на сдерживание России. В этом смысле и Центральная Азия, и Южный Кавказ — это такие же регионы, где надо сдерживать Россию.

Я говорю не только о НАТО, я говорю о США, о Евросоюзе и других акторах, которые в этом участвуют. Они сдерживают нас путём разрушения исторических связей между Россией и нашими ближайшими партнёрами, недопущения усиления ЕАЭС и ОДКБ, недопущения усиления роли ШОС. И вообще недопущения того, чтобы евразийство, Евразийский регион формировался как регион мира, безопасности, согласия. Это страшный сон для наших противников на Западе.

Именно этот тренд будет преобладать, наверное, в ближайшие годы. Не в силу нашего желания, а в силу того, что мир становится многополярным и экономические драйверы, драйверы политического влияния смещаются в Азию, как раз в Евразийский регион, где присутствует Китай, где присутствует Россия, где присутствует Индия... Поэтому глобальная задача (Запада. — RT) состоит в том, чтобы не состоялась эта евразийская общность.

— Одна из заявленных целей НАТО — укрепление стабильности. Удалось ли альянсу за 75 лет существования добиться этой цели?

— Никакой стабильности и предсказуемости в сфере безопасности НАТО никому не дало. Оно, наоборот, создавало атмосферу конфронтации, которая привела к гонке вооружений, которая высосала и на Западе, и на Востоке все жизненные ресурсы, что были так необходимы для развития.

К сожалению, это во многом применимо и к Советскому Союзу. Именно поэтому президент Путин говорит, что нас не затащить в гонку вооружений. И слава богу, что у нас есть все средства для того, чтобы парировать любые угрозы, обеспечивать надёжную обороноспособность страны, не скатываясь в спираль гонки вооружений.

Анализ
×
Владимир Владимирович Путин
Последняя должность: Президент (Президент РФ)
1 607
Дональд Джон Трамп
Последняя должность: Кандидат на пост президента США в выборах 2024 года
276
Дмитрий Константинович Киселев
Последняя должность: Генеральный директор (ФГУП "МЕЖДУНАРОДНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО "РОССИЯ СЕГОДНЯ")
46
Уильям Джефферсон Клинтон (Билл Клинтон)
Сфера деятельности:Должностное лицо
13
Александр Викторович Грушко
Последняя должность: Заместитель Министра (МИД России)
13