В Театре на Бронной показали спектакль "Слава. Молодость"

Константин Богомолов уже ставил пьесу Виктора Гусева в Петербурге, а в московской постановке ещё и сыграл. В этой постановке режиссёр исследует атмосферу 30-х годов XX века.

В Театре на Бронной показали спектакль "Слава. Молодость". Константин Богомолов уже ставил пьесу Виктора Гусева в Петербурге, а в московской постановке ещё и сыграл. Яна Музыка делится впечатлениями.

Спектакли Театра на Бронной традиционно проходят с аншлагом. Но на этот показ билеты разлетелись особенно быстро: объявлено, что в составе сам худрук. Константин Богомолов не раз выходил на сцену в собственных постановках. В спектакле "Слава. Молодость" он – в роли Тараса Очерета. По словам режиссёра, это состояние "играющего тренера" – это возможность оценить пульсацию спектакля изнутри.

Быть ещё и артистом, значит держать в тонусе и себя и труппу. объясняет режиссёр. Когда художественный руководитель твой партнер – это инъекция волнения, это снова создаёт премьерный трепет. И всё же "Слава. Молодость" – особый случай. Спектакль по тексту Гусева Богомолов ставит уже во второй раз. "Я с этой пьесой живу, в общем, 20 лет, с ГИТИСа. Когда учился, я тогда эту пьесу обнаружил в сборнике советской драматургии и её полюбил. Ходил с ней по театрам. Наконец, в БДТ её реализовал. Сейчас вернулся снова к ней. Эти тексты во мне живут", – рассказывает художественный руководитель Театра на Бронной, режиссёр Константин Богомолов.

Персонаж по имени Тарас Очерет – жёсткий, с трудным героическим опытом, но при этом внимательный и чуткий к людям. И всё же дело для него – важнее всего. В этом сценическом решении многие зрители увидели параллель между Очеретом и образом Ленина. Богомолов это отрицает. "Это выдумки критиков по поводу соотнесения с образом Ленина. Его образ там присутствует как некая глыба, некий идеал, который у этих людей был", – объясняет Константин Богомолов.

В этом спектакле режиссёр исследует саму атмосферу 30-х годов XX века. Феномен всеобщего воодушевления. Критики часто говорят, что Богомолов открыл новый способ актёрского существования. Режиссёр уверяет, что такую задачу себе не ставил. Но признаёт, что выработал собственную методику работы с артистами. "На самом деле, это психологический способ существования на сцене, это ничем не отличается от требований Станиславского, требований правды. Верю – не верю. Другое дело, что меняется время. Парадокс заключается в том, что правда на сцене зависит от того, какие времена стоят", – делится режиссер. Богомолов уверен, даже реалистическая, психологическая манера существования артиста должна меняться с изменением времени. И важно искать современный способ разговора со зрителем.