Несостоявшийся лидер Европы. 2023 год подкосил амбиции Польши

@REGNUM

Уходящий 2023 год стал для Польши «годом великого перелома», связанным с парламентскими выборами. Правящая с 2015 года партия «Право и Справедливость» (PiS), которой до последнего многочисленные социологические опросы и экспертные мнения прочили победу, не смогла завоевать большинство и перешла в оппозицию.

Иван Шилов

ИА Регнум

Поражение PiS — во многом ее собственная заслуга, а не успех пришедшей к власти сегодня коалиции из трех блоков, «Гражданской платформы» — «Третьего пути» — «Новых левых».

Причины проигрыша

Как выясняется постфактум, основной расчет «Право и Справедливость» делала на то, что поляки проголосуют за нее в знак «благодарности» за социально-экономические успехи, достигнутые правительством Матеуша Моравецкого. Но этого не произошло.

Как констатировал после выборов, состоявшихся 15 октября, глава PiS Ярослав Качиньский, «против нас выступила большая группа людей, которым была выгодна система не предыдущей власти, а та, которую мы создали».

В чем же причина такой «неблагодарности» польского общества?

«Право и Справедливость» провела слишком агрессивную избирательную кампанию, сосредоточившись при этом исключительно на главном для себя оппоненте, «Гражданской платформе» (РО) и ее лидере Дональде Туске. И упустила из вида традиционный для польской политики фактор «третьей силы», которым и стал «Третий путь».

В октябре PiS в третий раз подряд выиграла у РО со счетом 35:31. Но вместе с тем она разбудила тех избирателей, которые ранее не видели для себя смысла что-либо делать в условиях дуополии «Права и Справедливости» и «Гражданской платформы», Качиньского и Туска.

В обществе накопилась усталость от попыток правящей партии на протяжении восьми лет контролировать всё и вся. «Третий путь», который составили движение «Польша 2050» во главе с Шимоном Холовней и Польская крестьянская партия во главе с Владиславом Косиняк-Камышем, стал альтернативой для консервативно-центристских поляков. В другой ситуации они склонились бы к поддержке PiS.

Но на этот раз они отказали «Праву и Справедливости» из-за ее экстремизма в деле практически полного запрета абортов, а также демонстративно негативной позиции в отношении инициатив и замечаний со стороны Брюсселя, что воспринималось как «антиевропейскость». Параллельно сыграли свою роль назойливая пропаганда государственных медиа и эксплуатации католицизма в политических целях.

Все это привело к тому, что по итогам выборов PiS вышла на первое место по числу голосов, но осталась в одиночестве, чем воспользовалась оппозиция.

Разоружённые милитаристы

«Право и Справедливость» много вложила в раскрутку тезиса о том, что именно она начала «починку» обороноспособности Польши. Подтверждением этому должны были служить многочисленные закупки новейшего вооружения, программы реформирования вооруженных сил, создание и размещение в регионах новых подразделений.

Однако с начала специальной военной операции на Украине польская армия оказалась в ситуации, когда старое вооружение было передано киевскому режиму, а поступление нового и переход на него ожидается только в течение нескольких лет. Это дало основание оппонентам PiS говорить о том, что власти оставили страну безоружной.

По подсчетам военных экспертов, Польша передала Украине почти все мобилизационные запасы, которые до недавнего времени находились на ее складах. Около 40% техники польских сухопутных войск, пусть и во многом еще советской, перешло «восточному соседу». Общая стоимость военной помощи со стороны Варшавы киевскому режиму составила более 3 млрд евро.

При этом «Право и Справедливость» надеялась стать в глазах США и Брюсселя главной опорной точкой так называемого восточного фланга НАТО. Большие ожидания возлагались на Вашингтон, разместивший в Польше дополнительные войска и создавший логистический хаб для переброски вооружений и иной продукции на Украину.

Накануне визита в Польшу в феврале 2023 года президента США Джо Байдена в Варшаве от последнего ждали «конкретных решений». Под ними подразумевалось согласие Вашингтона на создание постоянных военных баз и командных центров, аналогичных американской инфраструктуре в Германии.

Этого не произошло.

Разочарованием для PiS оказался и июльский саммит НАТО в Вильнюсе. Как можно судить, Варшава рассчитывала стать полноправным участником правления узкого альянса во главе с США, контролирующего военную и финансовую помощь киевскому режиму.

Также в Варшаве не оставили надежду возглавить некую «вооруженную миротворческую миссию» на Украине под флагом Североатлантического альянса. Но и в этот раз на саммите «прорывных решений» принято не было.

Неудачная игра

Главным внешнеполитическим событием уходящего года для Варшавы стало «охлаждение» отношений с Украиной.

Еще в январе 2023 года польские военные эксперты, генералы и высокопоставленные политики впервые стали допускать мысли о военном поражении киевского режима, укрепляющейся мощи российской армии и неэффективности антироссийских санкций.

Внешнеполитическая реализация этих выводов последовала в марте, когда польские фермеры открыто поставили вопрос о необходимости запрета ввоза в Польшу украинского зерна.

Фермеров поддержало правительство, а в сентябре оно решило продлить эмбарго вопреки требованию Еврокомиссии.

Первоначально казалось, что все дело в избирательной кампании. «Право и Справедливость» традиционно делала ставку на село, а оно настроено активно против присутствия украинской аграрной продукции на польском рынке. Но последующие события показали, что проблема гораздо глубже.

В августе и сентябре Киев и Варшава обменялись болезненными дипломатическими ударами. Сильнее всего польские власти отреагировали на выступление Владимира Зеленского в ООН. Там он намекнул на то, что Польша играет на стороне Москвы. После чего последовало публичное заявление польского президента Анджея Дуды, сравнившего Украину с утопающим, «который может затянуть на глубину».

Это стало еще одним дополнительным свидетельством того, что выданные Варшаве в 2022 году многими западными аналитиками «авансы» оказались несостоятельными. В связи с резкой реакцией Польши на СВО стране прочили роль лидера ЕС вместо Берлина и Парижа.

Польша могла приступить к созданию нового геополитического пространства, оттянуть на Центральную и Восточную Европу главный фокус европейской политики и обратить на себя серьезное внимание Вашингтона. Однако карту разыграть не получилось.

Путь в подбрюшье

Сможет ли нарастить политический капитал нынешнее польское правительство?

Прежде всего следует понять, есть ли собственный проект у совета министров, главой которого является Туск, а министром иностранных дел — Радослав Сикорский. Для них это второе пришествие во власть после 2007–2014 годов.

В то время Варшава играла преимущественно на стороне Германии. В том числе на восточном направлении, когда Сикорский вместе с главой МИД Швеции Карлом Бильдтом предложил проект евроинтеграции постсоветских республик под названием «Восточное партнерство», переиграв Францию с ее ориентацией на южное направление.

Но сегодня уже Париж активно продуцирует политические инициативы, направленные на постсоветское пространство. В мае 2022 года президент Франции Эммануэль Макрон добился согласия ЕС на создание Европейского политического сообщества (ЕПС) — межправительственного формата, предполагающего строительство «большой Европы без России».

Учитывая традиционно недоверчивые отношения между Варшавой и Парижем, вряд ли Польша будет вовлечена в ЕПС настолько же сильно, как в случае с «Восточным партнерством».

Если судить по первым заявлениям новых польских властей, они еще более решительно настроены поддерживать киевский режим. Но складывается впечатление, что этот лозунг является прикрытием для возвращения Варшавы под крыло Берлина, когда Польша попытается стать «подбрюшьем» Германии.

В этом году состоятся выборы в Европейский парламент, по итогам которых будет сформирован состав Еврокомиссии, также пройдут и президентские выборы в США. Правительство ТускаСикорского политически ориентировано на нынешние Европарламент и Еврокомиссию в Старом свете и на администрацию Байдена в Новом. «Смена караула» оставит Варшаву без внешнеполитического прикрытия, чем постарается воспользоваться «Право и Справедливость».

В условиях, когда польское правительство сформировано из трех блоков и идеологически неоднородно, у PiS есть шансы добиться в следующем году его распада и внеочередных выборов. Берлин для нынешнего правительства в таком случае останется главным покровителем. Германия может предложить Польше стать ее ведущим оператором на восточном направлении, в первую очередь в ходе рождения новой конфигурации безопасности после краха киевского режима.

Безусловно, все это отразится и на польско-российских отношениях. Но как именно, будут решать не в Варшаве.

Анализ
×
Джозеф Робинетт Байден-младший (Джо Байден)
Последняя должность: Президент (Президент США)
380
Владимир Александрович Зеленский
Последняя должность: Президент Украины
391
Анджей Себастьян Дуда
Последняя должность: Президент (Президент Республики Польша)
110
Дональд Францишек Туск
Последняя должность: Председатель Совета министров (Правительство Республики Польша)
80
Эммануэль Жан-Мишель Фредерик Макрон (Эммануэль Макрон)
Последняя должность: Президент (Президент Франции)
229