Как купить внедорожник по цене разбитой "девятки"

@AiF-Vladimir

Один из региональных гарантирующих поставщиков вот уже 4 года пытается в судах доказать факт мошеннических действий своих бывших работников.

За это время на руководителя ООО «КО «АКВА» (г. Киржач) индивидуального предпринимателя Владимира Александровича Бочкарёва напали неизвестные и жестоко избили, ему угрожали, а компанию, которая обеспечивает водой и водоотведением половину города Киржача – посёлок Красный Октябрь, пытались разорить. Тем временем дело при своей кажущейся очевидности с мёртвой точки не двигается.

О том, кто и как пытается помешать восстановить справедливость, рассказывает Владимир Александрович.

Не роскошь?

– Год назад вы рассказывали о том, что пришлось пережить лично вам и как обстояли дела в компании. Тогда речь шла о том, что бывший бухгалтер компании завладела автомобилем, который принадлежал предприятию. Что изменилось за это время?

– С 2019 года мы добиваемся, чтобы те, кто подделал документы и совершил мошенничество, понесли наказание. В данном случае это уголовно наказуемые деяния.

Действительно, наш бывший бухгалтер, дочь второго участника общества, используя поддельные документы, зарегистрировала на своё имя автомобиль нашей организации, якобы купленный ею у нас за 50 тысяч рублей.

– Это отечественная «Лада» – «четвёрка» или «восьмёрка»?

– Нет. Toyota Land Cruiser 150 (Prado).

– Такое возможно?

– Нет, конечно. Экспертизы
(а их прошло пять), доказали, что на якобы имевшем место договоре купли-продажи, а также в приходно-кассовых документах подпись управляющего подделана, печать подделана. Нашли и компьютер, на котором изготавливали поддельные документы. И пять экспертиз последовательно доказали, что люди готовились к мошенническим действиям и осуществили их. Мошенническим путём имущество отобрали. Но до сих пор никто из изготовителей подделок и лица, похитившего автомобиль, не стал фигурантом уголовного дела, хотя они всем известны, в том числе и следствию.

Для того чтобы не допустить истечения срока исковой давности, мы подали в гражданский суд иск о признании сделки купли-продажи автомобиля недействительной. Мы этот суд выиграли. Проигравшая сторона попыталась оспорить решение, но проиграла в суде апелляционной инстанции. Решение вступило в законную силу.

Во Владимирском областном суде очень тщательно проверяли обстоятельства дела – запросили массу документов, конкретно вникли во все детали дела и подтвердили нашу правоту в том, что никаких сведений и данных о том, что покупательница машины вносила 50 тысяч рублей за автомобиль, нет. Мы и сами предоставляли финансовые документы в полном объёме по требованию суда. Суд самостоятельно запрашивал документы в банке, Киржачском районном суде. Они проанализировали движение денег и сделали вывод о том, что факта покупки, как и предмета договора нет.

Казалось бы, выигранный гражданский суд должен был помочь следствию разобраться в этом деле. А здесь действительно всё очевидно, достаточно прочесть судебное решение, в котором всё, что называется, разложено по полочкам. Но, похоже, никто не заинтересован в том, чтобы докопаться до истины. Я говорю про правоохранительные органы.

Решение суда по гражданскому делу вступило в силу 16 марта 2023 года. А уголовное дело прекращено.

– Как вы пытались активизировать процесс?

– Наше противостояние идёт не первый год. Уголовное дело возбудили, неоднократно срок расследования продлевали, приостанавливали, снова возобновляли. В июле прошлого года вынесли постановление о прекращении. В октябре того же года оно было признано незаконным и необоснованным. Мы добились этого через суд. Была описана масса процессуальных нарушений, которые надо было устранить. В конечном итоге следователь возобновила расследование, но ничего не сделала, очень скупо описала суть собранных доказательств и сделала парадоксальный вывод: она не усматривает состава преступления. А что касается доказанного – и неоднократно – факта подделки документов, то срок исковой давности привлечения к ответственности прошёл.

Мы, естественно, написали жалобу, и снова будет суд. Как же так? Обстоятельства дела не менялись, она их уже описывает, считает установленными, но при этом нет ни круга подозреваемых, ни следственных действий, чтобы установить или опровергнуть их вину. Полиция не намерена заниматься этим делом – такой вывод у нас складывается.

– Обращались ли вы в прокуратуру?

– Конечно, неоднократно. Мы, например, ходили на приём к предыдущему прокурору области Владиславу Малкину. Он при нас требовал от бывшего киржачского прокурора Орехова оперативных реакций, говоря, что в деле всё очевидно. Пошли к новому прокурору, обещал, что разберутся. Никаких оценок не дал, но и движений мы пока никаких не видим.

В постановлении о прекращении уголовного дела ссылаются на то, что якобы отцу бывшего бухгалтера наше общество должно 6 миллионов рублей. На чём основывается эта претензия, никто не знает.

– Если у вас запрашивали движение средств, то должны были этот факт установить. Откуда взялась эта сумма?

– В материалах дела (нам с ними дали ознакомиться в суде) появилась очень странный документ – сальдовая ведомость по счету № 67 от 2019 года. Это ксерокопия. Ни подписи, ни числа, никакого сопроводительного документа, поясняющего, откуда она взялась, в деле нет. Нет и объяснения, каким документом её следователь приобщил к материалам дела.

У нас такого документа нет в бухгалтерии. Есть акт сверки подлинный, где прописаны все взаимоотношения: кто кому когда и сколько перечислил. Мы можем полностью проследить движение денежных средств. Готовы поделиться этой информацией со следствием, но ему это неинтересно, судя по всему.

Как появился этот документ и откуда взялась сумма, никто не может сказать. Это просто подделка. И ксерокопию сделали, чтобы никто не мог провести экспертизу. Оригинала-то нет и быть не может.

За справедливый исход дела

Владимир Александрович, что за кадром этой истории? Бухгалтеру захотелось ездить на хорошей машине?

– Не в этом дело. Бухгалтер пока работала, привыкла брать денег столько, сколько хочет, поскольку она была под папиным прикрытием. Он, к слову, сейчас на другого человека долю в компании переписал. И тут захотела машину – взяла. Когда обман обнаружился, то стали принимать меры для того, чтобы избежать уголовной ответственности за хищение. На судебном заседании Владимирского областного суда бывший бухгалтер обещала представить документы, подтверждающие законность приобретения автомобиля, а потом вообще не пришла на заседание. Когда начали разбираться с движением денежных средств, её адвокат говорит, что есть приходники на одну тысячу и 49 тысяч рублей. А их нет в природе, хотя если бы были, то в течение трёх дней к нам на счёт поступили бы! Они сами придумали этот договор. Так же и с долгом на шесть миллионов, я уже пояснял. Если бы такая задолженность была, то человек по суду её у нас бы истребовал и получил, к примеру, по исполнительному листу. Наша организация работает строго в рамках закона, деньги на счету есть. Но этого долга нет. И в ходе разбирательства в гражданском суде этот вопрос был разобран. А у следствия он почему-то не возникал.

– Почему же ни ваш бывший работник, ни учредитель не стали фигурантами уголовного дела, к примеру, по факту мошенничества?

– С кем-то, значит, решён вопрос. Для того чтобы такие действия провести, должна быть большая заинтересованность у следствия и прокуратуры. А как иначе?

У нас есть решение гражданского суда, он установил то, что сделка недействительная. И следствие всё установило, причём документально, с проведением экспертиз. Есть (и их невозможно никуда деть!) выводы экспертизы, гласящие, что семь документов подделаны. В результате использования поддельных документов было похищено имущество. А следствие считает, что факта мошенничества тут нет, а есть только подделка документов, но так как два года прошло, то и срок давности прошёл и не о чём говорить. Хотя на очной ставке 18 июля 2022 года между потерпевшим и отцом бывшего бухгалтера он сам признался, что лично подписал договор (его представили на регистрацию в ГИБДД) за управляющего обществом.

– И всё нормально. Так можно было?

– Мы сейчас подали жалобу по факту прекращения уголовного дела в апелляционную инстанцию (Владимирский областной суд) через Киржачский районный суд. Мы ссылаемся на процессуальные моменты, чтобы проще было отменить решение. Все аргументы не приводим, поскольку тогда это выльется в бесконечное рассмотрение. Надеемся, что областной суд разберётся в этом деле.

– Как постоянные судебные разбирательства отражаются на работе предприятия?

– Предприятие предоставляет коммунальные услуги населению, но никому нет до этого дела. Судебные тяжбы, конечно, мешают, мы тратим на них массу времени. Но мы стараемся чётко выполнять все обязательства и перед населением, и перед юридическими лицами как гарантирующий поставщик – ресурсоснабжающая организация. И при этом стараемся не копить долги перед нашими поставщиками. Это сложно делать, когда ощущаешь, что кому-то очень сильно мешаешь даже своим фактом существования.

– На вас продолжается физическое и психологическое воздействие?

– В прошлом августе мне на забор повесили мишень и пулю. В 2020 году меня избили на глазах у беременной жены. Мы потеряли ребёнка. Уголовное дело по факту нападения на меня возбудили только в 2022 году. Дознаватель теперь жалуется, что сложно найти орудия преступления. Расследование дела то приостанавливается, то возобновляется. Подобные преступления либо сразу раскрываются, либо никогда. В моём случае время упущено.

После моих жалоб на бездействие полиции наказали участкового за то, что не возбудил дело вовремя. Просто нашли крайнего и ему дали выговор. Но для меня это принципиально ничего не решило: виновные так и не найдены, чувствуют себя безнаказанными.

– Что вы хотите добиться в итоге?

– Справедливого рассмотрения нашего дела. Мы хотим либо привлечь виновное лицо к уголовной ответственности, либо получить итоговое процессуальное решение, которое убедило бы нас в том, что ничего не похищали, никакого состава преступления в действиях бухгалтера нет. Чтобы после проведения объективного расследования было вынесено законное обоснованное решение. В этом случае мы, к примеру, наконец-то сможем распорядиться машиной, а то она то вещественное доказательство, то нет, а стоит на балансе и требует содержания. Кстати, наличие такой машины – результат действий предыдущего участника общества. Эта машина обществу не нужна.

– Но есть понимание, что прекращения дела не может быть, так же как и расследования, которое не найдёт виноватого… Дело-то очевидным кажется.

– Пока следствию ничего не очевидно, у них иные выводы.

– Какое наказание предусмотрено за подделку документов?

– До двух лет, но это максимальное наказание. При небольшой тяжести преступления виновные получают небольшой штраф. Но тут вопрос не в том, чтобы привлечь или не привлечь бывшего бухгалтера к ответственности. Нужно разрешить эту ситуацию. Не могут люди так, в открытую и без последствий, распоряжаться чужим имуществом.

Нам бы в деле этом разобраться. Тем более что, как нам кажется, изначально в полиции было указание или желание довести его до конца, иначе они бы не устанавливали факт наличия поддельных документов и не проводили пять экспертиз. Если ты сам собрал доказательства виновности, то похоронить или выкинуть их уже нельзя. Тогда зачем вообще это надо было делать? Налицо и очевидно, что подделка документов – способ совершения преступления. В этом деле много очевидностей, но вот реакция правоохранителей на них, на собранную доказательную базу парадоксальная. Но мы продолжаем бороться. За справедливость. Как по-другому?

p. s. Если в стране правоохранительные органы не желают работать ради справедливости и соблюдения буквы закона, то возникает вопрос: нужны ли они в таком виде?

Реклама.

Оцените материал