Поствыборная политическая стабилизация в Пакистане как залог укрепления российско-пакистанских отношений

AFP / Aamir Qureshi

Экономический потенциал одной из крупнейших стран мира — Пакистана — может быть эффективно использован Россией в ходе нынешнего «поворота на Восток». Однако для этого необходима предсказуемость внутриполитической ситуации в Пакистане и наличие власти, настроенной на расширение сотрудничества с Россией.

Завершаются гражданские протесты, вызванные арестом бывшего премьер-министра и лидера самой многочисленной в стране партии «Движение за справедливость»Техрик-и-Инсаф») Имран Хана. Октябрьские выборы в парламент могут вновь завершиться убедительной победой партии Хана, как в 2018 г. В случае, если «Движение за справедливость» получит большинство голосов в Национальной ассамблее, это позволит Хану вернуться в премьерское кресло, которого он был лишен после парламентского кризиса в апреле 2022 г.

Отстранение Хана от должности произошло вскоре после его государственного визита в Москву: впервые почти за четверть века пакистанский премьер прилетел в Россию. Ранее контакты ограничивались фактически министерским уровнем. Свое отстранение Хан назвал инспирированным Западом, связав его с проведением «независимой внешней политики» (она позволила бы стране закупать нефть у России по сниженной цене — точно так же, как сейчас поступает Индия).

Пакистан и Россия начали сближаться еще в советский период. При содействии советских инженеров были, в частности, построены крупнейшие промышленные предприятия Пакистана — сталелитейные заводы в Карачи, а также крупные теплоэлектростанции в Музаффаргархе, Мултане и Гудду. СССР оказал помощь Пакистану в развитии сельского хозяйства и создании Oil and Gas Development Corporation Ltd. (OGDCL) — в настоящее время крупнейшей нефтегазовой компании страны.

Именно в годы премьерства Имран Хана были достигнуты пиковые показатели внешней торговли: даже в пандемийном 2020 г., согласно отчету Пакистанского делового совета, двусторонний товарооборот составил рекордные 757,6 млн долл. Однако уже в 2021 г. товарооборот сократился до 585,5 млн долл., а в 2022 г. составил лишь 363 млн долл. (импорт пакистанских товаров в Россию уменьшился в прошлом году на 61%, а российский экспорт — на 62%, по расчетам на основе данных Государственного банка Пакистана).

Основные статьи пакистанского экспорта, по данным Государственного банка Пакистана, — это продукция легкой промышленности (текстильные, кожаные и шерстяные изделия, готовая одежда и обувь), аграрная продукция (цитрусовые, картофель, рис), хирургические принадлежности, минеральные продукты (гималайская соль, мыльный камень). Почти 40% составляют текстильные изделия и сопутствующие товары, еще около трети — это фрукты.

Двусторонняя торговля между Россией и Пакистаном всегда была в пользу России. Российский экспорт в Пакистан практически полностью зависит от аграрного — это пшеница, бобовые, подсолнечник. Кроме того, судя по официальной статистике Государственного банка Пакистана, в 2022 г. были также отдельные поставки угля, лома черных металлов, резины.

Потенциал для роста двусторонней торговли, очевидно, огромен. Пакистан — одна из крупнейших экономик Южной Азии (номинальный ВВП составляет, по данным МВФ, более 375 млрд долл.). Пакистанский потребительский рынок емкий и быстрорастущий: население страны за последние пять лет выросло более, чем на 25 млн человек.

Россия, однако, до сих пор не входит в топ внешнеторговых партнеров страны. Индекс двусторонней торговли указывает на то, что Пакистан имеет большую емкость для наращивания поставок на российский рынок. Стимулом может быть потенциальное соглашение о свободной торговле между двумя странами, заключение которого активно обсуждалось именно во время премьерства Имран Хана.

Пакистанские власти крайне заинтересованы в импорте российских энергоносителей (нефти, дизельного топлива и газа), а также пшеницы. Российская агропродукция крайне важна, учитывая последствия разрушительных наводнений 2022 г., от которых пострадало 33 млн человек.

Потенциал двусторонней торговли можно эффективно использовать, решив логистические проблемы. Пакистанская продукция экспортировалась на российский рынок путем перевалки, что приводило к задержкам и увеличению стоимости. Перевалка приносила прибыль третьим странам, а не Пакистану и России. При этом, например, чтобы добраться до российских портов пакистанской агропродукции требовалось в среднем 50 дней — наличие прямого маршрута позволит сократить этот срок более, чем вдвое, до 24 суток.

Еще в ноябре 2022 г. было подписано межправительственное соглашение о международном автомобильном сообщении, а в мае 2023 г. объявлено о скором запуске контейнерной линии между Санкт-Петербургом и Карачи (крупнейший порт в Пакистане и один из крупнейший в Индийском океане). Как заявил Абдулла Фаррух, главный исполнительный директор Pak Shaheen Container Services, запуск контейнерной линии обеспечит доступ пакистанской продукции на российский рынок.

Россия и Пакистан также заинтересованы в реализации совместных проектов в области промышленности. В 2013 г., к 65-летию установления дипломатических отношений между странами, был подписан межправительственный меморандум о модернизации, реконструкции и расширении производственных мощностей сталелитейных заводов в Карачи. Россия готова реконструировать ТЭС Мултан-2 и Гудду, построенные при участии советских специалистов, а также участвовать в строительстве новых гидро- и тепловых электростанций малой и средней мощности. Москва готова развивать и новые энергопроекты. Один из них — это CASA-1000, система транспортировки электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана в Афганистан и Пакистан.

Самая же перспективная экономическая сфера — это, конечно, нефтегазовая. Российские компании могли бы принять участие в строительстве газопровода «ТаджикистанАфганистанПакистанИндия», разведке и разработке морских нефтяных и газовых месторождений, строительстве подземных хранилищ газа, подготовке специалистов для нефтегазового сектора. В частности, в 2017 г. было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в области сжиженного природного газа (СПГ).

В 2018 и 2019 гг., уже при премьер-министре Имран Хане, министерства энергетики Пакистана и России, а затем «Газпром» и крупнейшая нефтегазовая пакистанская компания Inter State Gas Company Ltd. (OGDCL)подписали меморандумы о поставках газа с Ближнего Востока в Южную Азию. OGDCL располагает наибольшим объемом запасов и числом разрабатываемых нефтегазовых площадей в стране, которая и так имеет одни из самых внушительных в Южной Азии запасов углеводородов.

Символом сотрудничества стран должен был стать трубопровод «Пакистанский поток», проект которого активно продвигал именно Имран Хан. Межправительственное соглашение о строительстве газопровода было подписано еще в 2015 г., когда премьером был представитель «Пакистанской мусульманской лиги» Наваз Шариф (позднее отстранен от должности по обвинению в коррупции).

«Пакистанский поток» — это трубопровод протяженностью 1100 километров и пропускной способностью 12,4 млрд куб. м в год. Он позволит связать терминалы по приему СПГ в Карачи и Гвадаре на юге Пакистана с электростанциями и промышленными потребителями газа на севере страны. Проект должен был быть реализован компанией «РТ — Глобальные ресурсы», входящей в госкорпорацию «Ростех», однако в 2021 г. было объявлено о ее выходе из проекта. Трубопровод планировалось создать по схеме BOOT (Build Own Operate Transfer), которая предполагает финансирование, проектирование, строительство и эксплуатацию концессионного инфраструктурного объекта.

В первые 25 лет после ввода в эксплуатацию трубопровода он должен был управляться и контролироваться Россией. Расходы на доставку газа помогли бы российским инвесторам вернуть вложения и получить доход. По истечении 25 лет контроль над трубопроводом должен быть возвращен Пакистану. Строительство «Пакистанского потока» может стать ключом для дальнейшего привлечения российских инвестиций в пакистанскую экономику.

Повышенное российское внимание к проекту объяснялось исключительным положением Пакистана на евразийском континенте, которое позволяет получить доступ одновременно к Индийскому океану, странам Аравийского субрегиона и странам ЕАЭС.

Газопровод должен был быть сдан в эксплуатацию в 2020 г., однако строительство задержалось. Официальная причина — санкции в отношении одного из подрядчиков. Вероятно, еще одной из причин стали политические риски, связанные с перестановками в правительстве Пакистана.

Тем более что на встрече с нынешним премьером Пакистана Шехбазом Шарифом на Самаркандском саммите ШОС в сентябре 2022 г. президент РФ Владимир Путин подтвердил возможность трубопроводных поставок газа в Пакистан, указав, что часть инфраструктуры «Пакистанского потока» уже построена.

Расширяется и российско-пакистанское сотрудничество в области обороны, и оно характеризуется частыми контактами на высоком уровне между двумя странами. Россия поставляет Пакистану, в том числе, средства для борьбы с терроризмом, а пакистанские военные обучаются в учебных заведениях Минобороны РФ.

Сотрудничество в сфере безопасности обсуждали во время визитов в Россию министра иностранных дел Шаха Махмуда Куреши (он же вице-председатель «Движения за справедливость») и начальника штаба армии генерала Камара Баджва. Результатом этих двусторонних контактов с Россией при Имран Хане стало повышение эффективности борьбы властей Пакистана с терроризмом.

Россия также еще с советского времени имеет прочные гуманитарные связи с Пакистаном: университеты Белуджистана, Пешавара, Исламабада проявили интерес к созданию центров русского языка. Россия предоставляет государственные стипендии для обучения пакистанских граждан.

Стратегическая важность России для Пакистана как крупного ресурсного центра (энергетического, продовольственного, военного, образовательного) очевидна. Использование этих ресурсов могло бы позволить преодолеть тяжелейший экономический и продовольственный кризис, который переживает Пакистан.

Имран Хан, в частности, выступал за регулярность поставок дешевых энергоносителей из России. Пакистан сейчас зависит на 85% от поставок нефти из арабских стран — Саудовской Аравии и ОАЭ. Первая же поставка российской нефти состоялась лишь в начале мая 2023 г. — более чем год спустя после его отставки. Причем оплата за российскую нефть была произведена в китайских юанях.

Пакистанский министр нефти Мусадик Малик, назначенный в конце апреля 2023 г., заявил, что уже ведется расчет новых импортных поставок энергоносителей из России. Заметим, что поставки нефти из России начались вскоре после специально записанного Ханом видеообращения: лидер партии призвал закупать российскую сырую нефть по сниженной цене. Образцом Хан назвал Индию, которая добилась существенных скидок на поставки российской нефти и нефтепродуктов, невзирая на санкционное давление Запада.

В отношениях Пакистана и России после длительного охлаждения, начавшегося в 1990-х гг., отмечалось укрепление взаимодействия в различных сферах, включая сферу безопасности. Однако продиктовано это было скорее пониманием общности интересов, в том числе для единого противодействия международному терроризму и контрабанде наркотиков, учитывая особое геополитическое положение Пакистана.

Достаточно вспомнить о существовании линии Дюранда, разграничивающей Пакистан и нестабильный Афганистан, протяженностью более 2 600 км. Нестабильность в Афганистане, в свою очередь, напрямую отражается на регионе Центральной Азии, который с начала XVIII в. остается зоной приоритетных геополитических интересов России.

Вместе с тем потенциал двусторонних отношений России и Пакистана далек от полноценной реализации. Еще в 2014 г. (когда у власти находилась прозападная «Пакистанская мусульманская лига») отмечалось, что Исламабад должен создать стимулы для привлечения российских инвестиций. В том числе для того, чтобы Россия стала долгосрочным торговым партнером и постоянным поставщиком военной техники для Пакистана.

Резкое ускорение двусторонних контактов наблюдалось именно при правительстве Имран Хана, возвращение которого во власть станет гарантией ускоренного сближения двух стран. Неоднократно давали это понять как сам Хан, так и другие лидеры «Движения за справедливость»: Шах Махмуд Куреши (бывший министр иностранных дел) и Асад Умар (бывший министр финансов).

Сохранение у власти прозападной «Пакистанской мусульманской лиги» сближение с Россией не стимулирует. Отношения будут развиваться в ранее установленных рамках, без ускорения, которое насущно требуют нынешние геополитические реалии.

Укрепление многовекторного сотрудничества между Пакистаном и Россией и реализация давно планируемых проектов (таких, как «Пакистанский поток» или модернизация энергогенерации) возможны только в условиях политической стабильности. А это, в свою очередь, невозможно без возвращения к власти в Пакистане сил, настроенных на кооперацию с давним стратегическим партнером.

Анализ
×
Владимир Владимирович Путин
Последняя должность: Президент (Президент РФ)
1 594
Имран Ахмад Хан Ниази
Последняя должность: Председатель (Техрик-е-Инсаф)
Миан Мухаммад Шахбаз Шариф
Последняя должность: Премьер-министр (Правительство Пакистана)
2
Мусадик Масуд Малик
Последняя должность: Министр (Министерство нефти и природных ресурсов Исламской Республики Пакистан)
Миан Мохаммад Наваз Шариф
Сфера деятельности:Политик
ГК "РОСТЕХ"
Сфера деятельности:Государственное управление
290
ПАО "ГАЗПРОМ"
Сфера деятельности:Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
499