Заклятый враг Гитлера и нацистов – яркая судьба и посмертные страдания генерала «молнии» Николая Ватутина

Февраль 1943 года оказался для воинства и лично Адольфа Гитлера критически сложным. В начале месяца капитулировали остатки окруженной под Сталинградом 6-й армии фельдмаршала Паулюса, а уже 19 февраля Гитлер испытал чувства чудовищного страха. Ведь опасность нависла не только над Третьим Рейхом, но и непосредственно над его собственной персоной.

После Сталинградской битвы военная инициатива перешла к Красной Армии. Пока войска Донского фронта добивали окруженных гитлеровцев под Сталинградом, войска правого крыла Юго-Западного фронта, которым командовал генерал Николай Федорович Ватутин, начали наступление в направлении Павлограда и Запорожья. Части Красной Армии прорвали оборону гитлеровцев в районе городов Изюм и Балаклея и к 18 февраля вышли к пригородам Запорожья.

Менее чем за три недели наступления войска Юго-Западного фронта преодолели 200–250 километров, освободив такие крупные железнодорожные узлы, как Лозовая и Синельниково, а также город Павлоград.

Тем самым фронт группы армий «Юг», которой командовал фельдмаршал Эрих фон Манштейн, был разрезан пополам, а над донбасской группировкой немцев нависла угроза окружения, а призрак «Второго Сталинграда» грозил обратиться в реальность. Да так, что он заставил фюрера лично прилететь 17 февраля в Запорожье к Манштейну, чтобы исправить положение.

8350603988a8a2ecb22fb6277a517e9b.jpg

Адольф Гитлер и Эрих фон Манштейн на аэродроме Запорожья. Источник: nakop.ru/topic/12642-manshtein-arih/

Во время беседы фельдмаршала с Гитлером его пилот Ганс Баур сообщил фюреру о том, что советские танки стремительно приближаются к аэродрому, где приземлился персональный самолет рейхсканцлера (четырехмоторный «Фокке-Вульф-200»).

Имя генерала Ватутина вызывало патологический страх у Гитлера

Гитлер сначала этому не поверил и лишь после того, как камердинер Гитлера Гейнц Линге подтвердил сведения Баура, фюрер засуетился, занервничал и стал сам подавать Линге свои вещи для того, чтобы их упаковать, чего за Гитлером ранее не замечалось. Свита Гитлера тоже испуганно засуетилась.

Одному пилоту Бауру хватило профессионального мастерства подготовить самолет к полету не смотря что края летного поля появились более 20 (двадцати) советских танка. В этот момент появился Гитлер и быстро сел в самолет. Баур тут же поднял самолет в воздух и взял курс на Винницу.

О том, что фюреру тогда грозил советский плен, не преминули упомянуть в воспоминаниях едва ли не все члены конвоя и свиты фюрера.

После смертельно опасных приключений в Запорожье Гитлер очень опасался бывать даже в глубоком тылу воюющих частей Вермахта. А в 1944–45 годах он вообще не выезжал в штабы немецких армий и тем более не встречался на фронте с солдатами и офицерами немецкой армии.

Талантливый штабной работник и с танковой командирской хваткою

В ряду советских военачальников и полководцев Великой Отечественной войны генерал армии Николай Федорович Ватутин занимает особое место. Он сочетал в себе талант военного лидера, думающего полководца и одновременно обладал высокой оперативной и штабной подготовкой, будучи прирожденным и скрупулезным штабистом.

5326be43234679ea96e1e857ac7a118d.jpg

Николай Ватутин

Такое объединение качеств в одном человеке было большой редкостью, чаще всего просматривалась специализация волевого полководца или же выраженные способности к штабной работе. Вторые нередко терпели неудачу, будучи назначены командующими корпусами или армиями.

Ватутин же был редким универсалом, способным и управлять, и планировать операции. Объяснялось это природным дарованием, сильным характером и хорошим образованием.

Генералитет гитлеровской армии называл генерала армии Н.Ф. Ватутина «генералом молнией», потому что его талант полководца был столь неоднозначен, ярок и смел, а там где он решал сложные стратегические задачи руководимых им фронтовых объединений приобретали самое стремительное развитие.

Как Ватутин напросился на службу командующим Воронежским фронтом

Существует почти аксиома военного бытия: «на службу не напрашивайся, от службы не отказывайся и будешь всегда хорош».

О том при каких обстоятельствах состоялось назначение генерал-лейтенанта Николая Ватутина командующим формируемого Воронежского фронта, рассказал в своих воспоминаниях А.М. Василевский.

«Я и Н.Ф. Ватутин, – писал он, – называли возможных кандидатов, а И.В. Сталин комментировал. На должность командующего Брянским фронтом подобрали быстро: К.К. Рокоссовский был достойным кандидатом, он хорошо зарекомендовал себя как командующий армиями. Сложнее оказалось с кандидатурой на командующего Воронежским фронтом.

Назвали несколько военачальников, но Сталин отводил их. Вдруг встает Николай Федорович и говорит:

– Товарищ Сталин! Назначьте меня командующим Воронежским фронтом.
– Вас? – Сталин удивленно поднял брови.
Я поддержал Ватутина, хотя было очень жаль отпускать его из Генерального штаба. И.В. Сталин немного помолчал, посмотрел на меня и ответил:
– Если товарищ Василевский согласен с вами, я не возражаю».

Уточним: 15 мая 1942 г. А.М. Василевский был назначен начальником Генерального штаба, а Н.Ф. Ватутин, занимавший пост первого заместителя начальника Генштаба еще при Г.К. Жукове и с 1940 г. считавшийся его правой рукой, оказался в подчинении Александра Михайловича. Наверное (и об этом имеются косвенные упоминания), самолюбие Ватутина было уязвлено, и он при первой же возможности попросился, так сказать, на передовую.

Но гораздо больше убедительных свидетельств другого плана: Николаю Федоровичу, человеку с великолепной профессиональной подготовкой, широким военным кругозором, натуре творческой, неугомонной, вне зависимости от кадровых трансформаций, личного служебного положения в Генштабе очень хотелось испытать себя фронтовой практикой, на полководческом посту.

А почему же Сталин был удивлен самовыдвижением известного в стране и армии генштабиста? Да потому что знал, как складывалась его предыдущая военная служба. Как командир Н.Ф. Ватутин достойно проявил себя еще в далекие двадцатые годы в должностях командира стрелкового взвода, помощника командира роты и помощника начальника полковой школы в ранге ротного командира. Все остальное время он служил в штабах и учился.

Не было у Николая Федоровича опыта командования полком, дивизией, не говоря уже о корпусе и армии. И одно дело планировать операцию под определенного командующего, а другое - самому проводить ее в жизнь, непосредственно управлять массой войск.

И тем не менее в труднейшее для страны и армии время Верховный Главнокомандующий согласился назначить Н.Ф. Ватутина командующим фронтом. Выходит, верил, что отсутствие командного опыта Николаю Федоровичу все-таки удастся возместить талантом, присущими ему трудолюбием и высочайшей ответственностью. И надо сказать, что на сей раз кадровое чутье не подвело Верховного Главнокомандующего в назначении «штабного генерала на разваливающийся фронт».

Ватутин надежный и универсальный сталинский военно-кадровый резерв

Мало кто может сомневаться, что если бы не трагическая случайность, приведшая к его гибели, то в конце войны генерал армии Николай Ватутин обязательно стал бы одним из сталинских «Маршалов Победы» — Маршалом Советского Союза и кавалером ордена Победы.

Был момент, когда на столе у Верховного уже лежал указ о присвоении Ватутину звания Маршала Советского Союза и Героя Советского Союза, но… Ватутин, взяв Житомир в конце ноября 1943, вскоре сдал его войскам фельдмаршала Манштейна, посчитав неприемлемыми людские траты по его удержанию.

Противник стянул сюда огромные силы, перебросив войска в том числе из Европы. Житомир вновь был отвоёван советскими войсками 31 декабря 1943 года, уже бесповоротно. Однако сообщение о его сдаче пришло в очень неподходящий момент: во время Тегеранской конференции, когда Сталин рассказывал союзникам о действительно впечатляющих победах РККА. И вдруг такой афронт…

Успенский, автор популярной серии книг «Тайный советник вождя», так оценивает личность генерала: «В Ватутине Сталин видел не только военачальника, способного провести операцию любой сложности, не только человека, способного выдвинуть интересные и важные соображения, но и ещё свой надёжный военно-кадровый резерв. Понадобится — Ватутин займёт пост начальника Генерального штаба, он же был заместителем не у кого-нибудь, а у самого Шапошникова. Народный комиссар обороны? — тоже вполне созрел.

Подумывал Сталин даже о том, чтобы назначить Ватутина наравне с Жуковым заместителем Верховного Главнокомандующего, дабы впоследствии вообще передать Ватутину все бразды военного правления. Справится – это безусловно. А поскольку Ватутин сам никогда не стремился к власти, то никаких политических амбиций от него можно было не ожидать. В Николае Фёдоровиче, безусловно, видел Жуков сильного соперника, главного своего конкурента. Тем более что Николая Фёдоровича очень ценил и выделял Верховный Главнокомандующий. Так что со временем Ватутин вполне мог «обскакать» Жукова».

Строки из биографии

Чем отличался Ватутин от других генералов Красной армии его поколения? По корням, по начальной биографии всё стандартно. Он — из середняков, из сельского большинства.

Будущий командующий фронтом родился в многодетной крестьянской семье в селе Чепухине (ныне — Ватутино) Белгородской области 16 декабря 1901 года.

Главные сражения Гражданской войны обошлись без него. В Красную армию Ватутин был призван весной 1920-го, восемнадцатилетним. 

Служил в Луганске и Харькове, участвовал в боевых действиях против махновцев. Вступил в партию, продолжил образование в Полтавской пехотной школе.

Хотя Ватутину не довелось участвовать в наиболее жестоких сражениях Гражданской войны, но это время стало для него личной драмой голода в Подонье, которые 1921 году унес жизни отца, деда и младшего брата ник Николая.

С тех пор, как вспоминали соратники Ватутина, он очень бережно относился к хлебу и не терпел беспорядка на кухне. Еще одна его характеристика: не употреблял алкоголя, даже вина. Армейский уклад пришёлся по душе, он решил стать профессиональным военным, командиром и к 1937-му окончил, как положено, две академии.

Он отличился в 1939-м, когда разрабатывалась операция по занятию Западной Украины. Той операции и современная Украина обязана своими западными рубежами. В досье на генерала появилась такая формулировка: «В период освобождения единокровных братьев-украинцев Западной Украины из-под ига польских панов как начальник штаба округа показал способность, выносливость и умение руководить крупной операцией». В феврале 1941-го генерала Ватутина назначили первым заместителем начальника Генерального штаба генерала армии К.А.Мерецкова.

Злой гений советских полководцев Эрих фон Манштейн

Эрих фон Манштейн родился в Берлине 24 ноября 1887 г., в семье будущего генерала артиллерии Эдуарда фон Левински. С разрешения родителей Эрих, десятый ребенок в семье, был усыновлен бездетной сестрой его матери, вышедшей замуж за прусского офицера Георга фон Манштейна.

На фото: фельдмаршал Эрих фон Манштейн

После выпуска из кадетского корпуса в марте 1906 г. Эрих Манштейн поступил на службу в 3 й гвардейский пехотный полк 1 й гвардейской дивизии (это было одно из самых прославленных соединений кайзеровской армии). 

В гвардейском полку он прослужил до 1913 г., когда молодого лейтенанта отправили на учебу в академию Генерального штаба – кузницу командных кадров германской армии. 

Завершить курс обучения в академии ему тем не менее не удалось – в июле 1914 г. началась Первая мировая война и офицера направили в действующую армию.

За четыре с лишним года войны Манштейн, дослужившийся до капитана, сражался на Восточном и Западном фронтах, был тяжело ранен, участвовал в битвах в Польше и Курляндии, в Сербии, в сражениях за Верден, в Шампани и под Реймсом

За исключением короткого периода в начале войны, все остальное время он провел на штабной службе на дивизионном и армейском уровне.

До начала Второй мировой войны он последовательно прошел путь от командира батальона до начальника штаба округа, начальника оперативного управления и первого оберквартирмейстера Генштаба сухопутных сил, а к сентябрю 1939 г. он стал генерал-лейтенантом, начальником штаба группы армий «Юг», которой предстояло нанести главный удар по польским войскам.

Подлинную славу Манштейн получил с началом войны. При его непосредственном участии группа армий «Юг» успешно провела кампанию на юге Польши, сокрушив в кратчайшие сроки сопротивление противника. «Польская кампания стала как для немецкой армии, – справедливо указывал лорд Карвер, – так и для Манштейна кладезем ценнейшего опыта ведения войны.

Рундштедт (командующий группы армий «Юг») и начальник его штаба великолепно дополняли друг друга. Манштейн был мастером детальной оперативной разработки, Рундштедт же, напротив, предпочитал иметь дело с глобальными вопросами и, когда это бывало необходимо, защищал начальника своего штаба в стычках с берлинским начальством, поскольку Манштейн был не из тех, кто «спускал дуракам».

Вскоре после завершения Польской кампании. Манштейн резко раскритиковал подготовленный генералами Браухичем и Гальдером план войны с англо-французской коалицией. Обвинив авторов документа в шаблонном мышлении и слепом копировании штабных разработок 1914 г., он представил свой вариант.

План Манштейна заключался в концентрации основных сил и нанесении основного удара там, где союзники меньше всего его ждали – в труднопроходимой гористой и лесистой юго-восточной части Бельгии, в Арденнах.

Гитлеру понравилась идея Манштейна, тем более она отвечала его собственным взглядам. В итоге родился так называемый Желтый план (Fall Gelb), сохранивший в основных чертах идею Манштейна и принесший вермахту победу над бельгийцами, голландцами, французами и британцами.

С таким искушенным противником и пришлось столкнуться Красной Армии, высший командный состав которой по своей подготовке на порядок уступал немецкому генералитету. Тем не менее в конечном итоге СССР одержал победу. Но прежде, чем это произошло, советские полководцы прошли тяжелую школу кровавых ошибок и поражений. При этом они не переставали учиться у своего противника до самого конца войны.

Войска генерала Николая Фёдоровича Ватутина не раз сталкивались на поле боя с соединениями Манштейна.

Между двумя этими военачальниками можно найти немало общего. Оба они начинали как штабные офицеры, оба занимались преподавательской деятельностью, оба служили в генеральных штабах, оба сыграли значительную роль в планировании важнейших операций Второй мировой войны, оба впоследствии были переведены в действующую армию, где и приобрели известность.

Даже свою военную карьеру они закончили примерно в одно время – в начале 1944 г. Не раз более опытный немецкий генерал выступал в роли своеобразного учителя молодого советского генерала. Более того, по мнению некоторых исследователей, Ватутин достиг уровня своего визави и в чем-то даже превзошел его.

На Северо-Западном фронте

З0 июня 1941 года генерал-лейтенант Ватутин тогда же получил назначение начальником штаба Северо-Западного фронта. За два месяца здесь сменилось три командующих: Ф.И. Кузнецов, П.П. Собенников, П.А. Курочкин.

47c40dcd1e18f8efb9ee41c45c7987b6.jpg

Военный Совет Северо-Западного фронта. В.Н. Богаткин, П.А. Курочкин, Н.Ф. Ватутин

Фактически Ватутину зачастую приходилось исполнять обе должности – и планировать боевые действия на карте, и претворять их в жизнь на местности. А это восемь оборонительных и шесть наступательных операций, в результате которых немецкое наступление было остановлено, полная блокада Ленинграда, намеченная гитлеровцами, не допущена.

Особое значение имело создание Ватутиным оперативного объединения в составе двух стрелковых и двух кавалерийских дивизий, 46-го мотоциклетного полка и 8-й танковой бригады, которое в одни сутки, совершив 200-километровый марш, пошло в бой, атакой во фланг разрезав надвое стремительно продвигавшиеся немецкие войска, имевшие задачу с ходу овладеть городом Калинином, обойти Москву с севера и северо-востока, развернуть наступление на север в тыл Северо-Западного фронта, а также нанести удар на Ярославль и Рыбинск.

План гитлеровских стратегов был сорван. Только в боях под Медным 22-23 октября потери немцев составили до 1000 человек, 200 мотоциклов, до 30 танков, 15 орудий, множество автомашин и другой техники; ещё 70 танков фашисты потеряли в районе Дмитровского болота… За это и был награждён Ватутин боевым орденом в канун годовщины Октябрьской революции и знаменитого парада на Красной площади.

Примечательно, что там и тогда состоялось, пусть и опосредованное, «знакомство» Николая Ватутина с лучшим, как считалось, стратегом Третьего рейха – генералом пехоты Эрихом фон Манштейном, командовавшим 56-м моторизованным корпусом в составе группы армий «Север».

Вновь в Генеральном Штабе

В мае 1942 года Ватутин был отозван в Москву и назначен заместителем начальника Генштаба по Дальнему Востоку, однако уже 11 июля, на совещании в Ставке, он сам предложил свою кандидатуру на пост командующего Воронежским фронтом. Серьезных успехов под Воронежем Ватутин добиться не сумел, но войска противника сковал, не дав тому перебросить их на более важные участки.

Операция «малый Сатурн»

В полной мере свои полководческие дарования Ватутин сумел проявить уже в боях под Сталинградом, где в октябре 1942 года он возглавил Юго-Западный фронт.

818d987630100d229f5993fb87134026.jpg

Именно его войска, вместе со Сталинградским и Донским фронтами, провели операцию по окружению Сталинградской группировки противника, а затем, в декабре 1942 года, вместе с левым крылом Воронежского фронта в ходе операции «Малый Сатурн» поставили крест на надежде немецкой группы армий «Дон» Эриха фон Манштейна деблокировать окруженную 6-ю армию Фридриха Паулюса.

По завершении Сталинградской битвы Ватутин был награжден орденом Суворова 1-й степени, а 12 февраля 1943 года произведен в генералы армии.

Там, где Ватутин – там Победа!

В марте 1943-го Ватутин командовал Воронежским фронтом, который в октябре 1943 года получил название 1-го Украинского. Генерал одерживал победы одну за другой: руководимые им войска успешно сражались на Курской дуге, в битве за Днепр, участвовали в освобождении Киева и Правобережной Украины, разгроме противника под Корсунь-Шевченковким. Везде он показал себя выдающимся военачальником: «Там, где Ватутин, там – победа», говорили о нем в войсках.

Неожиданная гибель

В 1943–1944 годах Николай Ватутин стал одним из главных участников грандиозных боев на правобережной Украине. Череда советских наступлений на протяжении нескольких месяцев зимы на рубеже этих лет подорвала могущество немецких танковых войск.

df60396a27e338c8d156887e7a87985b.jpg

На излете этого периода — уже весной 1944 года — предполагалось провести последнее наступление кампании. В истории оно осталось как Проскуровско-Черновицкая операция.

В ходе ее подготовки Ватутин проводил совещания в армиях, одной из точек маршрута стала 13-я армия Николая Пухова. Следующее совещание предполагалось в штабе 60-й армии Ивана Черняховского в Славуте.

Первоначально планировалось проехать в Славуту через город Острог. По этому маршруту даже отправили часть охраны командующего фронтом.

Однако буквально в последний момент маршрут изменили на Ровно — Гоща — Милятын — Вельбовки — Славута. Этот выбор оказался роковым. В путь колонна автомашин тронулась уже ближе к вечеру — в 16:30 29 февраля 1944 года. Около семи вечера в районе Милятына она натолкнулась на крупный отряд украинских националистов. Началась перестрелка, в которой Ватутин был ранен в ногу. Зачастую говорят о том, что это была спланированная операция, но имеющиеся данные этого не подтверждают. Скорее всего, имела место случайное стечение обстоятельств.

Ранение, казавшееся неопасным, привело к ухудшению состояния Николая Федоровича, и 15 апреля 1944 года он скончался.

Герой в посмертном окружении

Освободитель столицы Украины от немецко-фашистской оккупации, командующий 1-м Украинским фронтом похоронен в центре Киева, в 1944 г., на месте ранее снесенной церкви Святого равноапостольного князя Александра Невского в Мариинском парке.

1e3ff47b6c05f1664b5ee64eaed7cd57.jpg

Памятник на могиле Н.Ф. Ватутина в Мариинском парке г. Киева

Над могилой установлен памятник с фигурой генерала Ватутина из серого гранита. Надпись на черном лабрадорите постамента памятника красноречива: «Герою Радянського союзу генераловi Ватутiну вiд українського народу».

Подкупает возвышенная и простая стилистика надписи — без инициалов, по аналогии с надписями величайшим сынам народа Минину, Пожарскому, Пушкину.

Убийство генерала Ватутина стало самой успешной вылазкой за всю историю УПА. Символично, что украинские националисты убили человека, освободившего Киев.

1-й Украинский фронт достойно поквитался с этой публикой. В июле 1944 года составленная из украинских нацистов дивизия СС «Галичина» была полностью разгромлена под Бродами.

В дальнейшем бойцов вновь сформированной «Галичины» использовали только в карательных операция — украинские националисты были по этой части большими специалистами, в отличие от действий на фронте.

О том, кто убил Николая Ватутина, в СССР после войны старались не вспоминать, дабы не обидеть героический украинский народ преступлениями его малой части. Тогда никому и в кошмарном сне не могло присниться то, что будет твориться на Украине после обретения независимости, а особенно после государственного переворота, совершенного в феврале 2014 года.

Могила Ватутина в Киеве оказалась руках последышей тех, кто убил генерала.

Для генерала Николая Ватутина война с нацизмом сегодня продолжается. И потомки советских солдат, если им дорога память предков, не имеют права ее проиграть.

Борис Скупов