Тонкости работы артиллеристов, танкистов, операторов БПЛА

Самоходная артиллерийская установка "каскадовцев" наносит удар по позициям противника. Они находятся на расстоянии 17 километров от цели и с точностью до 10 метров каждый раз разносят вражеский миномет.

Ровно 20 секунд на один снаряд. Обычно снаряжают почти 30. Есть минут десять, когда можно поговорить с экипажем танкистов оперативно-боевого тактического формирования "Каскад".

Даниил – командир танка ОБТФ "Каскад" – отвечает на вопросы корреспондента:

– Во-первых, расскажите, как вы сегодня не попали мимо?

– Благодаря погодным условиям и нашей отваге мы решили попасть в цель сегодня.

– Ощущение, когда попадаешь в цель?

– Приятные. Когда слышишь по рации, что "есть цель, еще туда", то как-то моральный дух поднимается. Понимаешь, что не зря работаешь. Мы учились в академии МВД. То есть мы обычные полицейские, мы не танкисты.

– В смысле? Вы оперативники, что ли?

– Да, мы следователи.

– Оперативники на танке.

– Да, нас по распределению отправили в танковую роту на обучение, помогать нашей доблестной армии.

– И тут понравилось?

– Да. Показали танки и говорят, давайте, вы не хотите поучиться. Поучились, покатались, постреляли. Интересно. Завлекло. И, вот, по сей день завлекло так, что не можем остановиться.

– В отпуск хочется?

– Безумно. Безумно хочется. Но хочется, чтобы закончилась война и, чтоб ты мог домой спокойно приехать в мирное время и не слышать свист над головой. А приехать домой уже к себе в Донецк и спокойно хотя бы отдохнуть. Но пока мы здесь. Добиваемся своего отпуска.

Экипаж танка полностью состоит из мобилизованных лейтенантов. Одни уже закончили академию МВД, другие доучатся позже. После победы. Как Владимир – оператор-наводчик танка ОБТФ "Каскад".

– Я – оператор наводчик танка Т-64. Моя задача не такая тяжелая. Приехать, поразить цель и уехать.

– Ну, да, действительно, какая ерунда. Сколько, кстати, на вашем счету точных попаданий?

– Честно не скажу, так как не считаю.

– Ну, больше ста?

– Я думаю, да.

– Больше тысячи?

– Возможно. Около этого.

С момента поступления боевой задачи и до момента, когда танк готов работать по противнику, проходит буквально несколько минут. С командиром – на огневом рубеже. Немного в стороне. На случай, если боевую машину заметят и прилетит "ответка".

Ну, вот сейчас мы уже вышли на позиции. Комбат будет корректировать стрельбу. Танк находится в 150 метрах от нас. Там тоже сейчас сидит корректировщик, который смотрит в бинокль точность попаданий. Они подправляются. Всего будет сделано 28 выстрелов из танка. Ну, помолясь, потихоньку. Все 28, конечно, снимать не будем. По понятным причинам нужно будет уехать отсюда.

Это кадры, снятые корректировщиком на месте. Начиная со второго выстрела, всё легло точно в цель. Здесь располагался личный состав противника. Здесь – их замаскированный опорник.

Танк уезжает с передовой. Но не отступает. Если русский танк едет назад, то, не сомневайтесь, он – за снарядами. На противника израсходовали весь боекомплект. Били почти на предельной дистанции. Но стояли гораздо ближе от линии фронта, чем, например, самоходка.

Самоходная артиллерийская установка "каскадовцев" наносит удар по позициям противника. Они находятся на расстоянии 17 километров от цели и с точностью до 10 метров каждый раз разносят вражеский миномет. Полностью отвечают за свои слова, потому что делают это уже восемь лет. Как Алексей – командир самоходной артиллерийской батареи ОБТФ "Каскад".

– Мы боремся с фашистами. То, что не доделали наши деды в свое время, то мы продолжаем доделывать. Моему деду по линии матери в мае 1941 года было восемнадцать лет. По образованию – тракторист. Естественно, он пошел механиком-водителем танка. Скажем, он получил два ранения. А после войны, в 1946, от бандеровцев получил два еще в спину на Западной Украине.

– Куда мы должны дойти, чтобы вот вам уже было комфортно?

– Ну, хотя бы до границ до Донецкой области. Хотя бы для начала. Конечно, хотелось бы Херсонскую, Запорожскую область, мою родную Николаевскую, очень было бы хорошо навестить могилу отца. Но пока имеем то, что имеем.

Экипажи днюют и ночуют на передовой. Эти мужчины начинали свою войну в четырнадцатом. К СВО подключились с первого дня. В общем, десятый год на фронте. Техника у них тоже бывалая.

Да, конечно она не новая. 76-го года выпуска, образец вообще 63-го года. Но она надёжная, никогда не подводила, всегда бьет точно в цель. А самое главное – дареному коню в зубы не смотрят. Это трофей. Захвачена в Мариуполе.

Это – ставшие уже легендарными кадры из Мариуполя. Попытка прорыва и уничтожение бригады морской пехоты ВСУ. Личный состав размотали полностью. Часть техники разбили, часть удалось захватить. В результате этой операции российским войсками был взят завод Ильича.

А это не менее важная в стратегическом отношении атака на еще одну колонну в районе "Азовстали". 170 боевиков ВСУ денацифицированы. Сожжены 45 единиц техники противника.

В атаку Денис не ходил. Он – воин 21 века. Оружие – компьютер и мышка. Связанные в одну систему с беспилотным разведчиком ZALA и боевым летательным аппаратом "Ланцет".

На командном пункте беспилотной авиации ничего показывать нельзя. Кроме себя. И монитора, на котором вживую вершится маленькая часть великой истории.

"Все это происходит онлайн. РЭБ противника работает активно, потому что, наверное, чувствуют – "Ланцет" подлетает. Здесь американская самоходка. Вот, сейчас она проявится. Вот в этом месте стоит американская самоходка, которая уже не раз наносила удары по нашим позициям. Осталось ей жить буквально секунды. Вот, он! Ну, вот, видите, сейчас картинка полностью зависла. Почему улыбаюсь, потому что, ну, РЭБ работает активно, но слишком поздно. Отработали, попали, ищем следующую цель", – поясняет оператор.

Денис – боец ОБТФ "Каскад" – все равно чувствует себя пилотом. Потому что эта штука сама по себе – не летает.

Конечно, "Ланцет" не может нанести такой же мощный удар, как авиабомба. Но в большинстве случаем урон, нанесенный беспилотником, абсолютно достаточен. Это кадры поражения американской гаубицы М777. Это – бронемашины противника. И еще. И еще. И в каждом случае техника невосстановима.

Сколько стоит заправить вертолёт на территории России, чтоб он донёс свой смертоносной, но не всегда эффективно груз, потому что очень часто используются неуправляемые ракеты, до позиций? Сколько стоят эти неуправляемые ракеты? Какому риску подвергается пилот? А вот эта штука, она стоит порядка 3 000 000 руб. И она, по сути, не менее эффективна.

С легендарным комбатом Крестом едем туда, где вражеских беспилотников много. В село Никольское. Сергею доверяю полностью. Его штурмовые группы не раз добивались результатов с минимальными потерями.

Бойцы берут квадрат за квадратом. Никольское – одно из сел, которое без них вряд ли смогли бы быстро освободить. В конце недели в этом районе обстрелы чуть стихли. На дорогах, где уже давно редкость транспорт с мирными жителями, военные машины тоже не часто попадаются.

По некоторым данным, украинская сторона готовится предпринять попытку очередного бессмысленного прорыва. Наши просто ждут. Нет смысла раньше времени расходовать снаряды и горючее.

Направление на Угледар. Все это время там шли ожесточенные бои. И эта дорога – одна из самых небезопасных на фронте. До города, скрытого полосой тумана, здесь в некоторых местах не более двух километров. Грунтовка под постоянным обстрелом. Периодически приходится останавливаться и пережидать, пока не стихнут разрывы. Но это помогает слабо. Нас заметили с коптера. И пока украинская артиллерия пристреливалась, мы смогли уехать.

На самом деле, чтобы украинская армия не обстреливала это село, военные отсюда вышли, находятся в лесополосах. Нарыли там себе блиндажей, окопов и там, собственно, сидят, в сырости. Но зато людям должно было бы быть, вроде бы, спокойнее. Ничего подобного. Посмотрите, что творится вокруг. Разнесли все, что могли. И уже не понятно зачем. Это такая неостановимая злоба. От безысходности.

Местных жителей в Никольском – несколько человек. Сидят по домам, максимум – выходят к калитке. И даже это еще рано. Снаряд может прилететь в любую секунду.

Рассчитывать на интервью с никольцами не приходится. При первых же словах, что женщин, что мужчин тут же душат слезы. Нервная система у людей расшатана полностью. Снаряды прилетают такие, что способны одним попаданием разрушить одноэтажный дом. Не жизнь, а смертельная рулетка.

Несмотря на работающую систему радио-электронной борьбы, один коптер-разведчик все-таки прорвался через невидимую завесу. Противник быстро потерял способность управлять микровертолетом, но наверняка успел получить видеотрансляцию нашего присутствия. Пришлось быстро уезжать, петляя по селу.

По сути, началась охота на нашу машину. Три прилёта уже были по хвостам. Жёстко бьют. Дорога вся пристреляна.

Еще час противник обстреливал Никольское. Вероятно, все его несколько жителей в это время сидели в подвалах.

"Не только я, наверное, один устал. Многие устали. Мы ж не одни тут. Кто не с нами, очень большая поддержка идет. Мы просто их не видим. И те, кто уже не с нами, тоже это ребята герои. И все, кто находится не только тут, на этой линии, направлении фронта. И там, и там, и там. Которые бьют вот этого врага. Всем им тяжело. Все они уже много лет в такой амуниции. Но мы делаем одно дело. Мы идем до конца", – говорит Сергей "Крест", комбат ОБТФ "Каскад".

Угледар не обещает стать быстрой и легкой победой для нашей армии. Но, пообщавшись с воинами, которых я встретил здесь, на передовой, сомнений в том, что город будет взят, не осталось. Колоссальный опыт донецких командиров проявляется в том, как они берегут своих бойцов. Потому что парни эти золотые, хоть они и не на вес золота.

* * *

Артподготовка перед началом штурма опорного пункта противника в Кременском или, как его называют десантники, "серебряном лесу". По укреплениям врага работает гаубица Д-20. Артиллеристы называют орудие "Зверобой" – по аналогии со знаменитой советской самоходкой ИСУ-152, убийцей немецких "Тигров" и "Пантер".

А это уже украинские боевики запускают беспилотник самолетного типа "Фурия". Запись, на которой видны все укрепления противника, наши десантники сняли с самого аппарата после того, как военнослужащие роты материального обеспечения ВДВ сбили его из автомата над Кременной. В зенитно-ракетном полку ВДВ сбивать вражеские дроны помогает Мандаринка. Собачку десантники привезли с собой с Херсонского направления.

Бронегруппы прочесывают лес перед заходом штурмовых групп. Для этого используются машины, оснащенные скорострельными 30-миллиметровыми пушками БМП, БМД, "Терминатор". Экипажи подлетают вплотную к позициям украинских боевиков.

После того как сопротивление и воля врага подавлены, в дело вступают штурмовые группы под прикрытием танков. Вот так это выглядит, заметьте, враг пытается нанести минометный удар по цепочке бойцов, но штурмовики продолжают двигаться к окопам боевиков. Как только освобождается участок "серебряного леса", на нем тут же появляются наши окопы, в кратчайшие сроки строятся укрепления и блиндажи. А разведчики в это время уже разглядывают следующие опорные пункты украинских боевиков.

Анализ
×