Мертвый сезон-2: почему обмен Бута на Грайнер не улучшит отношения России и США

@Forbes
ОАЭ. Абу-Даби. Россиянин Виктор Бут в самолете перед отправлением в Россию. (Снимок с видео. ЦОС ФСБ РФ/ТАСС)

В новой холодной войне нет ни правил, ни диалога, ни тем более стремления к разрядке, как на рубеже 1970-х годов. Между Россией и США возможны сделки на уровне обмена заключенными, но не сделки, позволяющие сохранить стратегическую стабильность в мире, считает политолог Андрей Колесников

Бриттни Грайнер — уникальная баскетболистка, одна из лучших в мире. Ее присутствие в российском баскетболе было крайне полезно, как полезна (и не только в спорте) любая конкуренция. Ее арест в феврале 2022-го и жестокое уголовное наказание — прямое следствие конфронтации России и США. 9 лет лишения свободы (почти максимальный срок) за 0,7 грамма наркотического вещества.

А теперь сравните это деяние и торговлю смертоносным оружием, за которую отбывал срок в американской тюрьме Виктор Бут. А ведь обмен затянулся, потому что, по некоторым данным,  российская сторона просила освободить еще и Вадима Красникова, приговоренного в Германии к пожизненному заключению за убийство чеченского полевого командира, совершенное не где-нибудь, а в берлинском парке Тиргартен.

Давайте взвесим на весах общечеловеческих (не «традиционных») ценностей этих людей, подлежавших обмену? Как выглядит в этом раскладе российская сторона? 

Утраченное искусство компромисса

Искусство обмена — штучное, даже киношное. Фильмы «Мертвый сезон», «Шпионский мост». Явление, попадавшее в фольклор: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана, где б найти такую б… , чтоб нам Брежнева сменять». Но обмен «торговца смертью» на чемпионку был лишен обаяния саги о разведчиках. Чтобы спасти «рядовую» Грайнер американская сторона отдала России настоящего преступника — им было не жалко. Разной была и реакция сторон: по поводу освобождения баскетболистки, поговорив с ней, с речью выступил президент Джо Байден. Выражать радость по поводу освобождения Бута на самом высоком политическом уровне российской стороне как-то странно. Отдали — и отдали.

Есть и еще одна сторона этой истории. Российская машина насилия не бережет своих, выражаясь словами старой советской песни, «героев спорта». Она ломает им карьеры. Вы не найдете в сети информацию о том, где сейчас Иван Федотов, лучший вратарь КХЛ, голкипер национальной хоккейной сборной, которой, впрочем, теперь не с кем конкурировать — только с белорусами. Его призвали в армию в наказание за то, что он позволил себе заключить контракт с «Филадельфия Флайерс». В тяжелое время перекинулся на сторону супостата. Может быть, американцам стоит обменять и Федотова, хоть он и россиянин (хотя родился в Финляндии), — из гуманистических соображений, чтобы уникальный талант раскрылся, а не сгнил? Ведь он был наказан армией по той же причине, что и Грайнер — тюрьмой.

Создает ли этот обмен прецеденты для других таких же актов взаимного милосердия? Это возможно, но переговоры об обмене, состоявшемся 8 декабря, были настолько тяжелыми, что есть сомнения в возможности поставить на поток такого рода сделки. Для американцев, и об этом сказал Байден, важно освобождение осужденного в России за шпионаж Пола Уилана. Кейс Бута и Грайнер — во многом изолированный случай. И он вовсе не свидетельствует о том, что это шаг к примирению, что у российской стороны появилась добрая воля и готовность к осмысленным переговорам, подлинной, а не мегафонной дипломатии. Если не нужен мир, то и не нужна дипломатия в ее традиционном понимании. К тому же за долгие годы сознательной, тщательно пестуемой конфронтации искусство мирного диалога утрачено — «из вереска напиток забыт давным-давно».

Призрак диалога

Последний пример сознательного отказа не от переговоров даже, а от консультаций — это «невстреча» российских и американских дипломатов в Каире для обсуждения судьбы Договора о стратегических наступательных вооружениях и возможного возобновления взаимных инспекций. Американская сторона, как разъяснил российский МИД, не воспринимала какие-то «сигналы», в результате чего переговорщики, уже упаковав чемоданы, были вынуждены их распаковать. И вот это действительно был сигнал без кавычек — никакого желания вести переговоры даже такого уровня нет. И решение об отказе от них принималось где-то повыше шпиля МИДа.

Хотя именно такого рода тематика — ядерная, не просто важна сама по себе — может стать основой для возобновления мало-мальски осмысленного диалога между Россией и США. Об этом, например, говорил академик Алексей Арбатов на сессии Примаковских чтений, посвященных стратегической стабильности: «От чего зависит сейчас стратегическая стабильность? Она в этом конкретном смысле слова зависит от возобновления диалога по стратегической стабильности и по ограничению стратегических вооружений… Этот диалог после прекращения возобновился в 2021 году, потом был снова прерван в феврале. Для того чтобы поддерживать стратегическую стабильность, необходимо его снова возобновить. Начать надо с договоренностей о возобновлении инспекционной деятельности согласно Договору СНВ-3, который американцы называют новым договором СНВ». Симптоматично, что сессию модерировал замминистра иностранных дел Сергей Рябков, а на ней выступали по зуму серьезные американские эксперты, включая, например, Роуз Геттемюллер, бывшую заместителя госсекретаря США и заместителя генерального секретаря НАТО.

Хороший ли это признак или всего лишь призрак возможного возобновления диалога, строго говоря, зависит не от экспертов и дипломатов, а от тех, кто принимает решения на высшем уровне. Все эти проблемы, несмотря на их отличие от вопросов обмена заключенными, имеют одинаковую природу: до тех пор, пока не появится стремление к миру и та самая добрая воля, не будут работать даже самые рациональные аргументы в пользу ослабления напряженности.

У холодной войны были свои жесткие правила и своя четкая система взаимного сдерживания. Была и своя рациональность, которая в результате нашла свое выражение в начале продуктивных переговоров второй половины 1980-х годов о разоружении. Сейчас нет ни правил, ни диалога, ни тем более стремления к разрядке, как на рубеже 1970-х годов, и к «новому мышлению», как в конце 1980-х. Большую роль играет личный фактор. Михаил Горбачев когда-то избавил мир от страха ядерной войны, а сейчас этот страх вернулся. Сделки уровня обмена Бута на Грайнер возможны, а сделки, позволяющие сохранить стратегическую стабильность, нет. По крайней мере и как минимум до окончания того, что называется «специальной военной операцией»*. Мертвый сезон продолжается.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Анализ
×
Джозеф Робинетт Байден-младший (Джо Байден)
Последняя должность: Президент (Президент США)
511
Сергей Алексеевич Рябков
Последняя должность: Заместитель Министра (МИД России)
165
Михаил Сергеевич Горбачев
Сфера деятельности:Должностное лицо
11
Бриттни Иветт Грайнер
Последняя должность: Спортсмен-профессионал по баскетболу
8
Виктор Анатольевич Бут
Последняя должность: Глава (АО "РОСОБОРОНЭКСПОРТ")
21