Время, которое адвокат затратил на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК, подлежит учету

КС России не стал рассматривать жалобу адвоката на нормы УПК о порядке оплаты труда за защиту по назначению

Конституционный Суд РФ пояснил, что оценка правомерности отказа адвокату в выплате вознаграждения за подготовку необходимого по делу процессуального документа не относится к его компетенции,сообщает«АГ». По мнению первого вице-президента ФПА РФ Михаила Толчеева, в рассматриваемом вопросе отражается некоторое пренебрежение судебными и правоохранительными инстанциями правом на защиту, реализуемым адвокатом по назначению.

Конституционный Суд РФ опубликовалОпределение№ 1461-О/2022 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы адвоката на нарушение его конституционных прав ч. 5 ст. 50, п. 5 ч. 2 ст. 131 и ч. 1 и 2 ст. 132 УПК РФ.

Фабула дела такова.

Адвокат Мостовского филиала Краснодарской краевой коллегии адвокатов Андрей Белоусов обратился в суд с заявлением о выплате ему за счет средств федерального бюджета вознаграждения в размере 4395 руб. за три дня участия в процессе в качестве защитника несовершеннолетнего подсудимого по назначению.

Постановлением суда от 16 ноября 2020 г. обращение было удовлетворено частично: предписано выплатить защитнику вознаграждение в 2930 руб. за два дня участия в судебных заседаниях с последующим взысканием этих средств с законного представителя подсудимого. Суд не усмотрел оснований для оплаты за третий день, поскольку в эту дату судебное заседание не проводилось.

Не согласившись с решением, Андрей Белоусов оспорил его, утверждая, что в третий из указанных дней он готовил ходатайство о назначении и проведении предварительного слушания в целях освобождения подзащитного от уголовной ответственности вследствие деятельного раскаяния. Апелляционным постановлением от 15 декабря 2020 г. постановление суда первой инстанции было оставлено без изменения с констатацией его правомерности.

В пересмотре состоявшихся судебных решений было отказано и постановлением судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 апреля 2021 г. Кассационный суд отметил, что в указанный день ходатайство адвоката не рассматривалось, а подлежало разрешению в судебном заседании с участием сторон, в связи с чем оснований для оплаты труда адвоката за этот отдельный день нет, так как непосредственной юридической помощи несовершеннолетнему подсудимому в этот момент не оказывалось, а осуществлялась лишь подготовка к ее оказанию. Постановлением судьи Верховного Суда РФ от 28 июля 2021 г. в передаче последующей жалобы заявителя для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции также было отказано.

Жалоба в КС

В жалобе в Конституционный Суд (есть у «АГ») Андрей Белоусов напомнил, что в силу ч. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам РФ бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством РФ.

В жалобе отмечалось, что п. 2 ч. 1 ст. 6 Закона о БЮП к видам юридической помощи относит в том числе составление заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера. Также подчеркивалось, что в соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) является несовершеннолетним.

Заявитель также указал, что суды общей юрисдикции, в которые он обращался за защитой своих прав, за исключением кассационного суда, согласились с тем, что адвокат оказывал квалифицированную юридическую помощь подсудимому при подготовке (составлении) ходатайства по уголовному делу после допуска его к участию в деле в качестве защитника по назначению.

Андрей Белоусов настаивал на том, что оказал квалифицированную юридическую помощь подзащитному по подготовке (составлению) в его интересах ходатайства о назначении и проведении предварительного слушания, и эта юридическая помощь должна быть оплачена. Однако положения ч. 5 ст. 50, п. 5 ч. 2 ст. 131, ч. 1 и 2 ст. 132 УПК, примененные судами общей юрисдикции при рассмотрении обращений адвоката, не позволили взыскать и произвести оплату его труда. В связи с этим Андрей Белоусов просил признать указанные нормы Кодекса не соответствующими Конституции РФ. По мнению заявителя жалобы, данные положения не позволяют выплатить вознаграждение за счет средств федерального бюджета назначенному государством адвокату за юридическую помощь, оказанную им в рамках уголовного дела подзащитному после вручения тому прокурором обвинительного заключения, – то есть реализовать право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

КС не принял жалобу к рассмотрению

Изучив представленные материалы, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Суд пояснил, что в соответствии с оспариваемыми нормами УПК, если адвокат участвует в производстве предварительного следствия или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, то расходы на оплату его труда, относящиеся, в свою очередь, к процессуальным издержкам, в установленных случаях взыскиваются с осужденных, а также с лиц, уголовное дело или уголовное преследование которых прекращено по нереабилитирующим основаниям, либо возмещаются за счет средств федерального бюджета.

КС отметил, что согласно ч. 4 ст. 131 УПК процессуальный механизм, закрепляющий порядок и размеры возмещения процессуальных издержек (за исключением предусмотренных п. 2 и 8 ч. 2 той же статьи), должен быть установлен правительством. Во исполнение данной нормы Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240 утверждено и начало действоватьПоложениео возмещении процессуальных издержек.

Суд напомнил, что в п. 22.1 Положения определены подлежащие ежегодной индексации размеры вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника по назначению, а в п. 23 регламентирован порядок исчисления времени занятости защитника по назначению, а также указан момент, с которого исчисляется размер вознаграждения. Кроме того, п. 23 содержит разъяснение об оплате труда адвоката, осуществляющего полномочия в течение дня по нескольким уголовным делам, а также урегулированы вопросы о размере вознаграждения в случае осуществления адвокатом своих полномочий хотя бы частично.

КС добавил, что не придается иной смысл приведенному регулированию и Пленумом ВС, разъяснившим, в частности, что при определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению, подлежит учету время, затраченное им на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК. В частности, учитывается время, затраченное на посещение подозреваемого (обвиняемого), изучение материалов дела, а также на выполнение других действий по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами (п. 4Постановленияот 19 декабря 2013 г. № 42).

КС подчеркнул, что такой механизм призван исключить произвольное решение вопроса о выплате вознаграждения защитнику по назначению, а также создает критерии для судебной оценки законности и обоснованности соответствующего решения в случае его обжалования (Постановлениеот 13 мая 2021 г. № 18-П,Определениеот 28 сентября 2021 г. № 2091-О).

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу об отсутствии оснований утверждать, что оспариваемые законоположения нарушают конституционные права заявителя обозначенным им образом. При этом КС добавил, что оценка правомерности решения вопроса о выплате заявителю вознаграждения за защиту по назначению в конкретном уголовном деле и с учетом его обстоятельств – к чему, по существу, сводятся доводы жалобы, – не относится к его компетенции.

Комментарий заявителя жалобы

Андрей Белоусов в комментарии «АГ» поделился, что в целом позиция Конституционного Суда была для него ожидаемой. «Я по-прежнему не согласен с постановлениями судов общей юрисдикции, принятыми по результатам рассмотрения моих заявления и жалоб, поскольку я неправомерно оставлен без вознаграждения за оказанную юридическую помощь», – пояснил он.

Адвокат считает, что КС верно указал, что он не вправе вмешиваться в компетенцию судов общей юрисдикции, так как данные суды действительно располагают и полномочиями, и основаниями для полного удовлетворения заявленных требований. Андрей Белоусов добавил, что с учетом разъяснений КС намерен направить обращение в адрес Председателя ВС с просьбой о передаче кассационной жалобы, ранее поданной в Судебную коллегию по уголовным делам ВС, на постановления нижестоящих судов общей юрисдикции, отказавших в удовлетворении заявленных адвокатом требований, для рассмотрения ее в заседании кассационной инстанции.

Адвокаты проанализировали затронутую в определении КС проблему

Первый вице-президент ФПА РФМихаил Толчеевотметил, что данный вопрос для адвокатуры, безусловно, остается проблемным. В нем отражается некоторое пренебрежение судебными и правоохранительными инстанциями правом на защиту, реализуемым адвокатом по назначению, считает он.

«В данном случае адвокату пришлось доказывать, что необходимое для оказания квалифицированной юридической помощи ходатайство ему нужно было когда-то подготовить. Однако судебные инстанции, включая высшие, отказали ему, сославшись на то, что это не защита, а подготовка к ней, – тем самым говоря, что оплате подлежит только то, что происходит в суде или при проведении следственных действий. Фактически отрицаются необходимость подготовки к защите по назначению и составление процессуальных документов», – пояснил Михаил Толчеев.

Он подчеркнул, что Конституционный Суд внес коррективы, ссылаясь на прямое указание закона и Пленума ВС: любая работа адвоката должна быть оплачена, если она подтверждается документами. В этом, как полагает Михаил Толчеев, заключается так называемое позитивное содержание отказного определения КС. «Однако представляется, что это содержание могло бы быть более глубоким. К подтверждающим документам должно относиться само ходатайство – ведь очевидно, что на его подготовку было затрачено время, – а указание на то, что “непосредственной юридической помощи несовершеннолетнему подсудимому в этот момент не оказывалось, а осуществлялась лишь подготовка к оказанию такой помощи”, на мой взгляд, и вовсе не соответствует приведенному нормативному регулированию, в связи с чем позиция КС по этому вопросу могла бы быть более акцентированной», – считает он.

Другие адвокаты, чьи комментарии приводит «АГ», полагают, что «все еще не изжито ошибочное мнение судов и должностных лиц правоохранительных органов, что адвокату необходимо оплачивать только непосредственное участие в следственном действии или в судебном заседании – без учета дней, затраченных им на подготовку необходимых процессуальных документов». Они отмечают, что в соответствии с Положением о возмещении процессуальных издержек и Постановлением Пленума ВС № 42 оплате подлежат все действия по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их документального подтверждения и что оплата труда защитника по назначению без каких-либо условий и иных усмотрений – это обязанность, а не право суда.

В то же время, по их мнению, КС обоснованно не усмотрел оснований для принятия жалобы к рассмотрению, справедливо указав, что оценка правомерности разрешения вопроса о выплате заявителю вознаграждения за участие в качестве защитника по назначению в конкретном уголовном деле не относится к компетенции Конституционного Суда».

Анжела Арстанова

Анализ
×
Андрей Рэмович Белоусов
Последняя должность: Первый заместитель Председателя (Правительство Российской Федерации)
82
Михаил Николаевич Толчеев
Последняя должность: Вице-президент, член Совета (Федеральная палата адвокатов Российской Федерации")
12
Арстанова Анжела