Турция охладила пыл финнов и шведов

Финляндия и Швеция провели первые обстоятельные переговоры с Турцией о вступлении североевропейских стран в НАТО. И переговоры закончились ожидаемо – провалом. Ведь стороны вышли на них с непримиримыми, по сути, позициями.

Турция охладила пыл финнов и шведов

Сергей Карпухин/ТАСС

Не может быть и речи

И все-таки они приехали. Вопреки словам Эрдогана о том, что приезжать не надо, делегации Финляндии и Швеции прибыли в Турцию для переговоров о вступлении в НАТО. Напомним, что Анкара является единственной страной Альянса, руководство которой выступает против пополнения НАТО за счет двух североевропейских стран. Во-первых, потому, что финские и шведские власти поддерживают сирийских, иракских и турецких курдов (борьбу которых за автономию Реджеп Эрдоган считает прямой угрозой национальной безопасности Турции), и, во-вторых, потому, что североевропейские страны – а также другие союзники по НАТО – ввели комплекс оружейных санкций против Турции. Санкций, которые мешают Анкаре приобретать высокотехнологичные компоненты и сами технологии для развития собственного ВПК (в том числе и для создания широко разрекламированных боевых дронов «Байрактар»). Собственно, Турция хочет, чтобы санкции сняли, курдов перестали поддерживать, а самых ярых активистов-правозащитников (которых турки считают террористами) выдали Анкаре.

Собственно, об этом турецкие представители и вели дискуссии с прибывшими финскими и шведскими визави аж 5 часов за закрытыми дверями. «Было достигнуто согласие, что диалог, проводимый в конструктивном ключе, будет продолжен», - заявила по итогам переговоров министр иностранных дел Швеции Анн Линде. В переводе с дипломатического на русский это означает, что переговоры провалились. Турецкие чиновники тоже не демонстрируют наличие какого-то прогресса. 

Представитель Реджепа Эрдогана Ибрагим Калын пояснил, что «не может быть и речи о продвижении без учета беспокойств Турции в области безопасности» и добавил, что в ходе встречи «собеседники сделали заметки и передадут отчеты своему руководству», после чего переговоры будут продолжены. И фраза Калына о «заметках» может означать один из двух моментов: либо делегации вообще не имели каких-то полномочий для решения вопросов и приехали лишь для проформы, либо поднимаемые турками моменты были не уровня прибывших чиновников. 

Не проработали

О какой-то проформе говорить не приходится – ведь Хельсинки и Стокгольму нужны эти переговоры для того, чтобы выйти из патовой, по сути, ситуации. Ситуации, которая возникла из-за непроработанности вопроса об их вступлении.

Прорабатывать, конечно, нужно было очень тщательно. Взвесить все плюсы и минусы от вступления, провести переговоры с членами НАТО (в том числе и проблемными, наподобие Турции), и после этого решаться на столь важный и судьбоносный для стран шаг. Однако ничего этого не было сделано – скорее всего, потому, что не было времени. Соединенным Штатам и европейским элитам очень хотелось побыстрее использовать окно возможностей (в виде резкого роста страха перед Москвой у шведского и финского населения) для того, чтобы убить двух зайцев. Во-первых, втянуть североевропейские страны в НАТО и, во-вторых, добиться символической победы над Владимиром Путиным (который, напомним, рассматривал операцию на Украине в том числе и как средство недопущения расширения Североатлантического Альянса). Судя по заявлениям финских министров, им просто на словах пообещали, что «проблем не будет».

Не подумали, поторопились – и теперь власти Финляндии и Швеции оказались в сложнейшей ситуации без особых возможностей для маневра. Запустив процесс вступления в НАТО, они уже сожгли мосты – причем как в отношениях с Россией, так и собственным населением. И если сейчас отказаться от вступления и подачи заявки, то это станет очень серьезным имиджевым ударом по позициям финских и шведских элит. 

Никто не может

С другой стороны, полностью принимать турецкие условия тоже нельзя. Да, санкции на экспорт оружия и оружейных технологий Турции можно снять (судя по утечкам, по этому пункту компромисс либо найден, либо обозначен), но вот что касается сдачи курдов, то тут у финнов и шведов могут быть проблемы – прежде всего внутриполитического характера, с курдскими общинами. Кроме того, возникает идеологический вопрос – Хельсински и Стокгольм позиционируют себя лидерами в вопросе защиты и продвижения прав человека. Если они сейчас пойдут на уступки «авторитарному лидеру, убивающему невинных курдов» - а именно так Реджепа Эрдогана воспринимают европейские правозащитники – то о каком-то лидерстве можно забыть. Как и о самоидентификации правозащитников (которая для североевропейцев действительно важна). Поэтому о выдаче курдских активистов говорить очень сложно. И это решение действительно должно приниматься на уровне статс-секретаря правительства Швеции Оскара Стенстрёма и руководителя аппарата Министерства иностранных дел Финляндии Юкки Саловаара, возглавлявших делегации своих стран.

Со своей стороны, Эрдоган уступать не намерен – для него это тоже вопрос имиджа, причем имиджа в глазах своего электората. И без решения курдского вопроса в свою пользу турецкий президент вполне может закрыть двери НАТО для Финляндии и Швеции. Причем заставить его эти двери открыть невозможно – Турция практически не поддается демонстративному внешнему давлению. Избавиться от ее вето через изгнание из НАТО тоже нельзя – такой процедуры в Альянсе нет. А значит нужно как-то договариваться – и заодно фиксировать сам факт этого конфликта как признак новой реальности, в которой Западу придется жить. «Таков он - новый мир суверенитетов. С Турцией придется считаться. Или может возникнуть новый непростой разлом. Его контуры уже видны», - пишет заведующий Отделом Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Владимир Аватков

Анализ
×
Владимир Владимирович Путин
Последняя должность: Президент (Президент РФ)
997
Реджеп Тайип Эрдоган
Последняя должность: Президент (Президент Турецкой Республики)
165
Ибрагим Калын
Последняя должность: Пресс-секретарь президента (Правительство Турецкой Республики)
81
Владимир Алексеевич Аватков
Последняя должность: Доцент кафедры международных отношений (Дипломатическая академия МИД России )
Анн Кристин Линде
Последняя должность: Министр (Министерство иностранных дел Королевства Швеция)
3