2014–2018 годы: Проверка на прочность

Фото: Пятый Каспийский саммит, Актау, 2018 г.

Рассматриваемый в этом выпуске пятилетний период явился проверкой на прочность для казахстанской экономики. Ключевым фактором, пошатнувшим поступательное развитие страны, стал обвал мировых цен на нефть и последовавший за этим кризис в России, основном торговом и экономическом партнёре Казахстана.

Волатильность на мировых рынках сырья привела к резкому обвалу российского рубля, который в целом в 2014 году потерял 40% в стоимости по отношению к доллару. В условиях падающих цен на нефть Казахстан не мог позволить удерживать курс тенге на высоком уровне, и в феврале 2014 года было принято решение о проведении девальвации тенге.

2014 год: Опять девальвация

Нацбанк «позволил» тенге упасть в стоимости на 19% и установиться в коридоре 185 тенге за один доллар. Это решение было принято в ответ на события в России, где в январе – феврале 2014 года рубль подешевел на 10%.

Как мы уже неоднократно подчеркивали, колебания курса российского рубля неизменно ведут к изменению стоимости казахстанского тенге. Как в 2009 году, так и в 2014 году девальвация тенге последовала за обвалом российского рубля. Это во многом было связано (и до сих пор связано) с тем, что обе страны, Россия и Казахстан, имели (и имеют) схожую экономическую ориентацию – фокус на экспорт нефти и металлов, что означает высокую зависимость от изменений мировых цен и настроений на мировых финансовых рынках.

Взаимосвязь между судьбой рубля и тенге еще более усилилась вследствие укрепления интеграционных инициатив в рамках создания единого экономического пространства между Россией и КазахстаномБеларусью). По официальным данным за тот период, на Россию приходилось 40% от всего казахстанского импорта. Кроме того, Россия являлась (и является) основным рынком для казахстанского несырьевого экспорта. Поэтому обменный курс рубля и тенге представляет собой критический компонент конкурентоспособности казахстанской экономики. Даже с учетом девальвации тенге реальный эффективный обменный курс тенге к доллару в конце 2014 года был на 6% выше дофевральского уровня (по оценкам EIU).

В отношении стран СНГ реальный эффективный обменный курс тенге был на 1% ниже значения курса до девальвации. Это говорило о сильном давлении на конкурентоспособность казахстанского экспорта, в особенности несырьевого, и потенциальной угрозе скатывания профицита текущего счета платежного баланса в зону дефицита.

Помимо ответа на обвал российского рубля девальвация тенге явилась еще и своеобразной реакцией на снижение положительного сальдо текущего счета платежного баланса и ухудшение прогноза по добыче нефти. Как подчеркивают в своих ранних исследованиях эксперты лондонского EIU, несмотря на то что средняя цена на нефть составляла свыше $110 за баррель, среднее значение сальдо текущего счета платежного баланса в 2012–2013 годах снизилось до 0,5% от ВВП, тогда как в 2011 году оно составляло 5,6%. В условиях роста масштабов оттока капитала это привело к тому, что Нацбанк Казахстана вынужден был потратить на поддержку курса тенге $3 млрд, или 13% от своих резервов.

Несмотря на то что Нацбанк оптимистично заверял общественность в перспективах быстрого укрепления тенге в ближайшем будущем, было ясно, что давление на тенге будет продолжаться еще долгое время. Дело в том, что положение страны усугублялось из-за конфликта в Крыму и введения международных санкций против России, что еще больше подрывало положение российского рубля. В дополнение к этому происходило снижение спроса на сырую нефть, что также отрицательно влияло на стоимость рубля и тенге.

Отрицательными последствиями февральской девальвации стал рост импортных цен, подавление «уверенности потребителей» (по выражению экспертов EIU) и сжатие потребительского спроса. Кризис в экономике отразился на том, что в ноябре президент Нурсултан Назарбаев срочно выступил с посланием народу, представив новую пятилетнюю экономическую программу страны «Нұрлы Жол». Программа ставила цель смягчить удар от нефтяного шока и последовавшей за этим девальвации тенге.

Центральное место в этой программе занял пакет стимулирующих мер за счет средств Национального фонда в размере $9 млрд на три года. По данным зарубежных экспертов, $3 млрд в то время составляли примерно 1,3% от ВВП и 5,6% от общего объема инвестиций в экономику. Стоимость предложенного Нурсултаном Назарбаевым пакета мер составляла на тот момент порядка 10% от объема средств Нацфонда, которые на конец ноября 2014 года оценивались в $91,9 млрд. С учетом планов на 2015 год получалось, что общий объем изъятий из Нацфонда составит $12,4 млрд, что в результате должно было привести в 2015 году к росту доли трансфертов из фонда с 26 до 32%.

В целом это было уже не первый раз, когда казахстанские власти «запустили руку» в копилку Нацфонда в 2014 году. Ранее в том году из фонда были использованы средства в размере 500 млрд тенге и было заявлено о дополнительном переводе других 500 млрд на нужды 2015 года. По поручению Первого Президента эти средства должны были быть израсходованы следующим образом: 250 млрд – на уменьшение объема просроченных банковских кредитов, 100 млрд – на кредитование МСБ в обрабатывающих отраслях экономики, 50 млрд – на строительство объектов инфраструктуры для проведения ЭКСПО-2017 в Астане и 29 млрд – на расширение аэропорта в столице. Половина из выданного к тому моменту транша из Нацфонда, в размере 250 млрд, уже была потрачена на погашение просроченных банковских кредитов в рамках поставленной цели по снижению проблемных кредитов до 15% от банковского портфеля к концу 2014 года и до 10% – к концу 2015 года. Было решено, что «Нұрлы Жол» будет реализовываться параллельно с Программой форсированного индустриально-инновационного развития, которая была нацелена на развитие инфраструктуры и диверсификацию экономики.

2015 год: ЕврАзЭС, ВТО, выборы и 100 шагов

Начало года ознаменовалось «привычным» событием – дальнейшим усилением интеграционных инициатив с Россией. С 1 января вступил в силу Договор о создании ЕАЭС, в состав которого помимо Казахстана, России и Беларуси вошла и Армения. В мае 2015 года к Союзу присоединился Кыргызстан. Шаг по созданию ЕАЭС был сделан в драматичных условиях ухудшающихся отношений между западными странами и Россией, столкнувшейся с рядом масштабных санкций по причине присоединения к России Крыма.

Такая ситуация даже привела к тому, что в августе 2014 года Нурсултан Назарбаев заявил о том, что Казахстан сохраняет право выхода из ЕАЭС в случае, если интересы страны окажутся под угрозой. Однако, как показала история, интеграционные процессы между Казахстаном и Россией не прекратили своего развития, хотя ключевые аспекты экономик стран-участниц, такие как денежно-кредитная, бюджетно-налоговая политика, до сих пор регулируются на национальном уровне.

Параллельно с усилением интеграции с бывшими союзными республиками Казахстан добился исторического результата на «западном» фронте – 30 ноября 2015 года мы стали 162-й страной – членом ВТО. Как напоминают нам архивные сообщения BBC, «переговоры о вступлении Казахстана в ВТО длились почти 20 лет – заявка была подана 29 января 1996 года», при этом «Россия стала членом ВТО в 2012 году после 18 лет переговоров».

В апреле 2015 года в Казахстане прошло другое «привычное» мероприятие – очередные «внеочередные» выборы президента страны. Инициатором идеи стала Ассамблея народа Казахстана, в обращении которой к народу Казахстана говорилось, что «Президенту страны Нурсултану Назарбаеву необходимо дать новый мандат общенационального доверия для успешного прохождения страны в период глобальных испытаний», «чтобы страна не сбилась со своего стратегического курса и продолжила свой путь по масштабной модернизации страны и продвижению в тридцатку наиболее сильных государств мира».

Результаты голосования не принесли неожиданностей: с 97,7% голосов избирателей Нурсултан Назарбаев занял первое место, не оставив никаких шансов другим двум другим кандидатам – Тургуну Сыздыкову из Коммунистической партии (1,61% голосов) и независимому кандидату Абельгазы Кусаинову (0,64% голосов). Несмотря на ошеломляющую победу Нурсултана Назарбаева, в середине мая 2015 года он сам заявил о том, что Казахстан нуждается в реформах по большему делегированию властных полномочий правительству и парламенту.

Основой предвыборной программы президента стали пять институциональных реформ: создание современного госаппарата, обеспечение верховенства закона, улучшение эффективности госпрограммы индустриализации, усиление единства многонационального государства и создание прозрачного, подотчётного государства. После победы на выборах, в мае 2015 года, Нурсултан Назарбаев представил план с описанием 100 шагов по реализации этих реформ, который должен был быть направлен на «лечение системных заболеваний», «а не сглаживание их внешних симптомов».

Тем временем стало ясно, что Казахстан может столкнуться с реальным и потенциально долгосрочным экономическим кризисом, связанным с падением нефтяных цен и снижением реальных доходов населения. В частности, правительство признало, что в 2016 году оно ожидает снижения нефтедобычи более чем на 4%. Основные надежды для преодоления экономических проблем возлагались на колоссальный пакет стимулирующих мер, одобренных к финансированию за счет средств Нацфонда. Речь идет о $3 млрд – сумме, эквивалентной 1,4% от объема казахстанского ВВП (за 2014 год), выдачу которой президент страны Н. Назарбаев озвучил в ноябрьском послании 2014 года.

Самые серьезные опасения в тот период вызывало состояние банковского сектора, который еще не мог прийти в себя после кризиса 2009 года. На начало 2015 года доля плохих кредитов составляла 30% от общей стоимости портфелей казахстанских банков, и власти поставили цель сократить это значение к концу года до 10%. Для достижения цели правительство и НБ РК приняли решение ежегодно выделять 500 млрд тенге ($2,8 млрд) в течение 2014–2015 годов, которые должны были пойти на рекапитализацию банков и улучшение их кредитных портфелей.

В ноябре 2014 года в послании народу Казахстана Нурсултан Назарбаев озвучил, что ежегодный пакет стимулирующих мер на 2015–2017 годы составит 2,7 трлн тенге ($8,8 млрд). В сравнении с объемом ВВП 2015 года это равнялось порядка 6,9%. Как подчеркнул в своем выступлении президент страны, источником финансирования программ станут средства Национального фонда и целью их выделения станет стимулирование реализации пятилетней экономической программы «Нұрлы Жол». Правительство также заявило о намерении использовать 1,45 трлн тенге ($4,3 млрд) из средств ЕНПФ на цели инвестирования в инфраструктурные проекты и поддержку малых и средних предприятий, столкнувшихся с проблемами банковского кредитования.

2016 год: Новый мажилис и запуск Кашагана

Падение мировых цен на нефть и снижение спроса на казахстанский экспорт со стороны Китая и России привели к существенному замедлению экономической активности в стране. Девальвация тенге в 2014 и 2015 годах также привела к масштабному сокращению реальных доходов населения. Как показывают архивные данные того периода, низкие цены на нефть сдвинули значение текущего счета платежного баланса в 2015 году в зону дефицита впервые с 2009 года: он составил минус $5464 млн. Данные за 2016 год показывают, что в том году этот показатель уже составил $6,2 млрд, или 6,7% от ВВП. В 2016 году рост экономики показал лишь 0,9% в реальном выражении, при этом объем промышленного производства сократился на 1%, а значение реальной заработной платы снизилось на 5%.

На фоне ухудшающейся социально-экономической обстановки в стране в марте 2016 года в Казахстане были проведены внеочередные парламентские выборы. Как и ожидалось, подавляющее преимущество получила партия «Нур Отан», набравшая 82,15% голосов избирателей. Нижняя палата парламента также открыла двери для двух других партий – «Ак жол» и Коммунистической, наконец-то преодолевших 7%-ный порог голосов избирателей. Остальные три партии, «Ауыл», ОСДП, «Бирлик», не сумевшие набрать 7% голосов избирателей, остались за бортом мажилиса, где 98 мест заняли депутаты, избранные по партийным спискам, и 9 мест были распределены среди представителей Ассамблеи народа Казахстана.

Ключевым событием года в экономике стало объявление в конце ноября о возобновлении коммерческой добычи нефти на месторождении Кашаган, с развитием которого были и будут связаны долгосрочные планы дальнейшего развития Казахстана. После трехлетней задержки, как объявило правительство, в сентябре 2016 года на Кашагане возобновилась добыча нефти и 1 ноября началось коммерческое освоение месторождения. Это было на два месяца раньше оговоренной даты, и, по словам назначенного в марте министра энергетики Казахстана Каната Бозумбаева, возобновление деятельности на Кашагане вселило уверенность в успех проекта и дальнейшую бесперебойную добычу нефти на месторождении.

Как известно, промышленная добыча нефти на этом крупном нефтегазовом месторождении была изначально запланирована на 2005 год, однако подверглась значительным задержкам и переносам. Добыча на Кашагане была приостановлена после пилотного запуска в октябре 2013 года, когда была обнаружена утечка сероводорода вследствие разрыва газопровода. В ноябре 2016 года, как сообщил министр Бозумбаев, на Кашагане было добыто 450 тыс. тонн нефти. В декабре 2016 года правительство поставило амбициозную цель на 2017 год – достичь объемов добычи нефти на этом месторождении на уровне 8,9 млн тонн. При этом только месяцем ранее плановое значение выглядело намного скромнее – 4–7 млн тонн. В целом целевой установкой правительство была планка по добыче нефти на уровне 79,5 млн тонн с последующим повышением до 86,5 млн тонн к 2021 году.

2017 год: Спасение утопающих банков – дело рук государства

2017 год запомнился многим казахстанцам масштабным вливанием средств в спасение банков, которые стали испытывать серьезные трудности с ликвидностью еще после финансового кризиса 2008–2009 годов. Обвал цен на нефть 2014–2015 годов, снижение экономического роста Китая и обострение геополитических проблем России с западными странами еще больше усугубили эту ситуацию.

Замедление экономической активности в Казахстане, девальвация тенге и переход к свободно плавающему курсу тенге катастрофически ударили по положению казахстанских коммерческих банков, на ссуды в иностранной валюте которых, по данным МВФ, приходилось в тот период около четверти всех ссуд.

В этих условиях еще в феврале 2017 года правительство объявило о предоставлении помощи в размере 2 трлн тенге посредством участия Фонда проблемных кредитов, перешедшего в собственность государства в том же году. По официальным данным, доля просроченных кредитов банков хотя и была значительно ниже среднего значения 2015 года, все же стояла на высоком уровне – 24% в начале года. При этом отношение доли проблемных кредитов к объему кредитов банков в начале июля, например, равнялось 10,7%, тогда как в январе это значение составляло «лишь» 6,7%.

Такая неблагополучная ситуация привела к тому, что в начале августа Национальный банк Казахстана объявил о принятии программы оздоровления банков, включившей в себя четыре компонента: слияние двух крупнейших банков страны – Халык Банка и Казкоммерцбанка, вливание капитала в другие крупные банки за счет субординированных займов Нацбанка сроком на 15 лет по низким процентным ставкам, поэтапное вливание нового капитала акционерами и, наконец, усовершенствование систем регулирования и надзора. Максимальный объем поддержки банков в рамках программы был объявлен в размере $3 млрд, и 16 из 33 коммерческих банков страны соответствовали требованиям Нацбанка для получения помощи.

В октябре Нацбанк сделал заявление об одобрении размера поддержки в объеме 410 млрд тенге ($1,2 млрд) для четырех коммерческих банков страны. В число этих банков вошли Цеснабанк, АТФБанк, Банк ЦентрКредит и Евразийский банк. Предоставление помощи этим банкам проходило в рамках августовской программы, путем вливания капитала за счет субординированных займов со стороны НБ РК.

На момент того объявления ситуация в банковском секторе продолжала ухудшаться: в частности, доля просроченных кредитов банков к объему кредитов на 1 сентября достигла 12,8% (против 6,7% в начале года). При этом данный показатель у указанных четырех банков составлял: 12,4% (АТФ), 9,6% (Евразийский банк), 8,5% (БЦК) и 4,2% (Цеснабанк). По признанию руководства Нацбанка, эти цифры могли быть явно заниженными, поскольку банки могли «спрятать» плохие кредиты в рамках других механизмов.

После объявления о выделении средств данным четырем банкам Нацбанк страны озвучил заявление о рассмотрении вопроса по предоставлению $720 млн банку RBK, девятому по величине активов банку страны. В целях его спасения было подписано соглашение между НБ РК, правительством и корпорацией «Казахмыс» о предоставлении этому банку 240 млрд тенге ($727 млн) за счет госсредств и 160 млрд – за счет средств «Казахмыса». Банк должен был перевести 600 млрд тенге просроченных долгов (85% от ссудного портфеля) в Фонд проблемных кредитов.

Эти меры подтвердили, что банковский сектор Казахстана оказался в затруднительном положении, что поставило под риск долгосрочное устойчивое экономическое развитие страны.

2018 год: Рост нефтедобычи вселил надежду

2018 год Казахстан начал в условиях системного социально-экономического кризиса, приведшего в конце 2017 года к серии серьезных забастовок шахтёров в Карагандинской области. Несмотря на то что по масштабу и последствиям эти забастовки были далеки от событий 2011 года, когда рабочие нефтяных скважин в Жанаозене, бастуя в течение семи месяцев, пошли на открытое сопротивление властям, протест шахтеров в конце 2017 года все же оставил тяжелую рану в истории того периода.

Кроме того, продолжение банковского кризиса, расширение бюджетного дефицита и снижение доли резервов Национального фонда (в пропорции к объему ВВП) также не вселяли оптимизма. В частности, после 0,6%-ного значения дефицита в 2016 году страна закончила 2017 год с размером бюджетного дефицита на уровне 1,3%. Это во многом объяснялось увеличением госрасходов на поддержку банковского сектора, страдавшего от кризиса ликвидности и имевшего тяжелое бремя просроченных кредитов.

Особую тревогу вызывало состояние активов Национального фонда, которые подверглись масштабному давлению в период низких цен на нефть и колоссальным изъятиям на различные меры государственного стимулирования экономики. В частности, на конец 2017 года размер активов Нацфонда равнялся $57,7 млрд, что составляло 37,8% от ВВП. В 2016 году значение активов равнялось $61,2 млрд, а в отношении к ВВП страны это составляло 45,8%.

Положительными моментами стали восстановление экономического роста после кризисного периода (3,9% в реальном выражении по итогам 2017 года) и достижение рекордного объема добычи нефти (86,2 млн тонн), связанное с возобновлением промышленной эксплуатации месторождения Кашаган. Это произошло несмотря на участие Казахстана в соглашении со странами ОПЕК по сокращению объемов добычи нефти на 20 тыс. баррелей в сутки до конца 2018 года.

В середине 2018 года, как известно, Казахстан, наряду с другими участниками соглашения, поддержал идею увеличения объемов нефтедобычи. Однако, как подчеркнул в то время министр энергетики Канат Бозумбаев, Казахстан принял решение о продолжении до конца 2018 года поставок нефти на мировой рынок в прежнем объеме.

Рост нефтяного экспорта и постепенное повышение мировых нефтяных цен в целом вселили надежду на улучшение социально-экономической ситуации в стране. Однако настроение населения и бизнеса в 2018 году все же омрачило значительное снижение стоимости тенге по отношению к доллару, произошедшее в июне. В частности, с 1 по 28 июня курс тенге к доллару снизился с 329 до 341 тенге за доллар.

Поскольку Нацбанк Казахстана с середины 2015 года перешел на механизм инфляционного таргетирования, «не вмешиваясь» в формирование курса, волатильность тенге была вызвана двумя внешними шоками. Первая причина была связана с введением санкций в отношении России в апреле 2018 года, повлекших потерю стоимости российского рубля на 12% (по отношению к доллару). Сразу вслед за этим, по данным EIU, тенге снизился на 5%, Вторым фактором стало снижение учетной ставки Нацбанком на 25 пунктов, до 9% годовых, которое НБ осуществил в рамках политики инфляционного таргетирования.

Асель АЛИШЕВА

Анализ
×
Нурсултан Абишевич Назарбаев
Последняя должность: Глава (Совет Безопасности Республики Казахстан)
91
Канат Алдабергенович Бозумбаев
Последняя должность: Аким (Алматинский областной акимат Республики Казахстан)
Сыздыков Тургун
Алишева Асель