Политолог рассказал о возможной «китаизации» России

Фото: ТАСС/Сергей Карпухин

Россия может стать новым Китаем, предполагает политолог Илья Гращенков.

При этом он отмечает, что страна может стать схожа с КНР не по экономическому развитию, а по самой модели строения власти и общества. Гращенков пишет, что в Кремле существует немало сторонников этого пути.

Менеджмент по-китайски может заменить проевропейскую модель управления, которая пока сохраняется в России. По мнению политолога, новая модель будет строиться от конфуцианства, которое представляет собой систему социально-политических взглядов, основой которых является приоритет моральных ценностей и норм.

Согласно этому учению, право человека на высокий социальный статус определяют его духовные качества. По Конфуцию руководителем является «благородный муж», который противоположен подчиненному — «ничтожному человеку».

При этом государство отождествляется с обществом, на него налагается структура семьи, где власть — отец, а народ — сын, пояснил политолог. Однопартийная власть и госкапитализм в экономическом секторе. Глава КНР Си Цзиньпин признавался, что модель его страны может быть перенесена на другие государства, например, на развивающиеся страны Африки.

РФ тоже может взять ее на вооружение вместе с повсеместно распространившейся цифровизацией, предполагает Гращенков. Он отмечает, что путинская суверенная демократия основана на идеях французской революции и ренессанса. Ее базисом он называет христианство, а именно православие. Это в культурном плане близко россиянам, но имеет немало минусов.

Политолог замечает, что конфуцианство подразумевает не только отказ от свобод, но и от прав. «Конституция, пришедшая после Ренессанса на смену Закону Божиему, как свод нерушимых правил (и прав), в логике китайцев носит исключительно церемониальный характер», — пишет Гращенков.

То есть, свободными являются лишь «высшие», а права для подчиненных могут изменяться по мере необходимости. Это можно назвать командным корпоративизмом при всеобщем подчинении, замечает эксперт. Людям отводится роль винтиков системы, они не являются «свободными индивидуумами».

По словам Гращенкова, КНР уже начал контроль данного процесса с института семьи. После идеологического контроля приходит контроль управленческий, где жизнь гражданина регламентируется и структурируется.

Политолог считает, что для Китая, как страны с огромным населением, это единственный жизнеспособный вариант. Но российское общество в случае его внедрения может дать ему серьезный отпор, предполагает политолог.