От этих людей на деревне не спрятаться

Автор: Александр ИВАНОВФото: из открытых источников

В Википедии глава про расположенный в нашей области самый маленький город России Чекалин — прямо поэма: река Ока с высоким берегом, в ней — рыба, в лесах — бересклет бородавчатый и жестер слабительный. Размером городок меньше имения какого-нибудь эффективного менеджера. Но, тем не менее, в конце XIX века в городе насчитывалось 266 домов, 4 храма, 25 торговых лавок, 7 трактиров, оптовый винный склад и аж 4 действующих завода. И если бы Ока не обмелела, перестав быть судоходной, процветал бы и дальше Лихвин (так он раньше назывался).

Населения в Чекалине сейчас — менее 900 человек. Жизнь многих вращается вокруг незамысловатых забот, привязанных к сельскому календарю: посадить картошку, заготовить сено, выкопать картошку, завезти дров, зарезать поросёнка. Испокон веков здесь так жили люди, для них это — самая что ни на есть Родина, они на этом берегу Оки рождались, обзаводились потомством, умирали и похоронены. И иностранцу, желающему «познать Россию», говорят: не ищи её в пределах МКАДа, она — вот в таких городишках, сёлах и деревнях.

Но для стратегов, сидящих в центрах принятия решений на финансовых потоках и проектах агломераций, эти замшелые срубы, жимолости, коровы, речки и крестьяне — лишь досадная помеха. Когда стоит задача увеличить величие, всю эту пастораль можно быстро закатать в асфальт или выложить плиткой (второе — выгоднее).

Как сообщил в Telegram политолог Илья Гращенков, проанализировав действия чиновников Правительства РФ, власти России могут отказаться от развития малых городов и деревень, сократив их финансирование в пользу «человейников». По словам Гращенкова, до этого вице-премьер Марат Хуснуллин заявил о необходимости появления в регионах страны 15–30 опорных пунктов с более высоким качеством жизни, чем в целом в субъектах, в которых они находятся. Проще говоря, деревня и малые города становятся обузой для власти, которая в отсутствие нефтяного профицита начинает «оптимизировать» территории. По этой схеме Россия будущего — это несколько десятков гигантских «человейников», прокомментировал политолог.

Ну, а люди, обитающие в глухой провинции наподобие Чекалина, — их-то спросят? Вряд ли им понравится урбанизация.