Абхазия, Южная Осетия и Грузия: годами вместе и веками врозь

Даниил Денисов, журналист

В итоговом коммюнике июньского саммита лидеров стран НАТО, среди прочих выводов и застарелых подходов относительно РФ, прозвучал в частности и призыв к России отменить признание Абхазии в качестве независимого государства.

«Мы ещё раз подтверждаем поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины, Грузии и Молдовы в их международно признанных границах», - говорится в документе НАТО. Члены НАТО призвали Россию отозвать решение о признании самопровозглашенных республик Абхазия и Южная Осетия независимыми государствами.

Россия резко отреагировала на выводы, сделанные лидерами Североатлантического альянса. Заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко заявил, что новая встреча в Брюсселе лишь подтвердила, что «НАТО не может существовать без большого противника» в лице России, возглавившей список угроз для этой организации. Дипломат отмечал, что поведение альянса можно сравнить с психологией «осажденной крепости», а члены НАТО, по его словам, видят «угрозы со всех азимутов».

О деструктивном подходе в отношении России заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова. «Мы фиксируем позицию альянса по России как застывшую, сохраняется деструктивный, так называемый двойной подход - сдерживание и диалог», - сказала она.

В МИД самопровозглашенной республики Абхазия раскритиковали итоговое коммюнике саммита НАТО, заявляя, что оно «в очередной раз наглядно демонстрирует лицемерие и двойные стандарты» Североатлантического альянса.

«В итоговом заявлении саммита НАТО традиционно звучат требования к России «вывести войска из Грузии», отказаться от признания независимости Абхазии, выполнить мифическое «соглашение о прекращении огня». Абсурдность данных требований очевидна для любого непредубежденного наблюдателя, знакомого с событиями в Южной Осетии и Абхазии в августе 2008 года и последовавшего вскоре признания Россией независимости Республики Абхазия и Республики Южная Осетия. Политико-правовой акт признания Республики Абхазия полностью соответствовал нормам и принципами международного права и не требовал одобрения со стороны других государств», – заявляют в абхазском ведомстве.

В Сухуме также утверждают, что заключенные с Москвой двусторонние соглашения в сфере обороны и безопасности не противоречат международно-правовым нормам. «Выражая поддержку «территориальной целостности Грузии», страны НАТО фактически поддерживают то, что окончательно перестало существовать как политическая и правовая реальность в результате преступных действий тбилисского режима во главе с Михаилом Саакашвили еще в 2008 году», – сказано в заявлении.

В абхазском ведомстве также говорят, что НАТО и США «поощряют неконструктивный курс Грузии в Женеве по затягиванию с принятием и подписанием документа о неприменении силы между сторонами конфликта». Критикуют в Сухуме и евроатлантические устремления Тбилиси.

«Едва ли наращивание военного взаимодействия НАТО с Грузией будет способствовать миролюбивому курсу Тбилиси. Скорее следует ожидать прямо противоположного результата с непредсказуемыми последствиями. К аналогичному исходу могут привести и усилия Вашингтона и Брюсселя по втягиванию Грузии в Североатлантический альянс. Убеждены в том, что заигрывание НАТО с Грузией может серьезно ухудшить ситуацию с безопасностью на Южном Кавказе и окончательно подорвать работу участников и международных посредников по достижению взаимоприемлемого результата в рамках Женевских дискуссий», – говорится в заявлении абхазского внешнеполитического ведомства.

Международные женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье проходят с участием представителей Республики Абхазия, Грузии, Республики Южная Осетия, Российской Федерации и США при сопредседательстве Европейского Союза, ООН и ОБСЕ.

«В рамках обсуждения текущих вопросов повестки дня российская, абхазская и югоосетинская делегации сосредоточили приоритетное внимание на магистральной теме Женевских дискуссий, связанной с обеспечением надежной безопасности на Южном Кавказе. Решение этой ключевой задачи, по мнению России и её союзников, возможно лишь при условии заключения юридически обязывающего соглашения о неприменении силы между Тбилиси, с одной стороны, и Сухумом и Цхинвалом — с другой. Актуальность данного документа возрастает на фоне конкретных действий США и НАТО по военному „освоению“ территории Грузии и Черноморского бассейна. Об этом красноречиво свидетельствуют итоги состоявшегося недавно в Брюсселе очередного саммита альянса, проходящие в настоящее время военно-морские учения НАТО в Черном море „Си Бриз“», — заявили в МИД России по итогам очередного, 53-го раунда переговоров, состоявшегося 29-30 июня этого года.

Российская, абхазская и югоосетинская стороны отметили контрпродуктивность конфронтационной линии Тбилиси, препятствующей поступательной работе, в том числе в гуманитарной группе. В преддверии состоявшегося раунда Грузия вновь внесла в Генеральную Ассамблею ООН откровенно политизированную резолюцию по внутренне перемещенным лицам и беженцам. В условиях, когда представители Абхазии и Южной Осетии по-прежнему лишены права представить в Нью-Йорке свою точку зрения на этот счет, обсуждение данной проблематики в женевском формате вновь оказалось невозможным, подчеркнули в МИД РФ.

Кроме того, Сухум и Цхинвал в очередной раз подняли вопрос о необходимости оформить соглашение о неприменении силы между Грузией, с одной стороны, а также Абхазией и Южной Осетией, с другой. Грузия, как и ранее, отказывается от подобных договоренностей, отмечая, что это будет означать признание двух регионов сторонами конфликта. «Грузинская делегация жестко поставила вопрос о провокационных шагах Москвы по одностороннему установлению грузино-российской государственной границы на сегменте оккупированной территории и присоединения части села Аибга к Краснодарскому краю, что было оценено как процесс незаконной аннексии», — говорится в сообщении МИД Грузии.

При этом ещё в декабре 2020 года президент Грузии Саломе Зурабишвили признала крах по нескольким пунктам грузинской внешнеполитической повестки дня. Выступая на первом заседании вновь избранного парламента Грузии, Зурабишвили заявила, что для решения конфликта с Южной Осетией и Абхазией Грузия должна выработать новый подход.

Заявление грузинского президента расставило точки над i и в вопросе «российской оккупации», который грузинская пропаганда постоянно актуализирует на всех международных площадках. Зурабишвили сказала и о недостаточности постоянного апеллирования к «оккупации».

Комментируя эти заявления президента Грузии, газета «Южная Осетия» написала в своей публикации:«Применить этот сомнительный инструментарий к Абхазии и Южной Осетии никак нельзя. Россия не вмешивается во внутриполитические процессы в этих республиках. Для наших народов Россия является государством-освободителем, источником развития и стабильности. Россия не подавляет народы Абхазии и Южной Осетии, наоборот, она содействует развитию национальной культуры и родного языка осетин и абхазов, помогает в развитии экономики, социальной сферы. В данном случае, термин „оккупация“ применяется Грузией и ее кураторами как банальное пропагандистское клише, не имеющее под собой никаких оснований». По мнению издания, термин «оккупация» вообще больше подходит самой Грузии, где посол США играет роль арбитра во внутриполитической ситуации и спорных вопросах.

Политика грузинских властей в отношении Абхазии перманентно претерпевает различные новые изменения стратегии, когда, по аналогии с украинскими вариациями, создаются разнообразные «стратегические платформы» и «специальные комиссии по деоккупации», оформленные как «мирные инициативы». Ранее Зурабишвили с пафосом заявляла, что «Грузии необходимо вернуть себе объединяющую, историческую роль двигателя в регионе», а также следует думать о «Платформе Кавказского мира», которая, по мнению президента Грузии, объединит страны Кавказа и международные организации.

Так недавно министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани сообщил о том, что правительство Грузии создает новую комиссию, которая разработает и будет осуществлять «государственную стратегию по деоккупации территории Грузии и мирному урегулированию конфликта». По словам Давида Залкалиани, «до конца года будет проведено множество встреч, дискуссий, консультаций, как на межведомственном уровне, так и с вовлечением гражданского общества». В разъяснениях главы грузинского МИД целью создаваемой новой комиссии станет «вывод российских войск с территории Грузии (Абхазии и Южной Осетии), мирное урегулирование конфликта, возвращение беженцев и обеспечение достойного будущего гражданам, пострадавшим от конфликта, в том числе живущим в Абхазии и Южной Осетии».

В ответ Министерство иностранных дел Абхазии 21 июня в специальном коммюнике назвало решения Тбилиси сформировать комиссию по деоккупации «бесполезными, неэффективными, не соответствующими духу времени и интересам Абхазии». «Принимая решение о создании «комиссии по деоккупации», власти Грузии, очевидно, пытаются продемонстрировать своим гражданам и международному сообществу твердую решимость «разобраться» с проблемой «оккупированных территорий», - говорится в заявлении абхазского МИД. По мнению официального Сухума, таким способом «Тбилиси показывает, что эта тема находится в центре внимания власти и для её решения будут предприниматься все необходимые усилия». МИД Абхазии советует грузинской стороне уделить больше внимания Женевским дискуссиям по стабильности и безопасности в Закавказье, которые «сегодня буксуют» из-за «неконструктивной позиции Грузии», в частности постоянного отказа Тбилиси подписать с Абхазией и Южной Осетией так называемый пакт о ненападении» - юридически обязывающий договор о неприменении силы. Грузинская сторона согласна подписать такой договор лишь с Россией. Россия, в свою очередь, неоднократно заявляла, что не считает себя стороной конфликта.

Еще в январе 2010 года грузинские власти представили Западу первую инициативу с несколько громоздким названием – «Государственная стратегия правительства Грузии в отношении оккупированных территорий. Вовлечение через сотрудничество». Это был первый документ, отражающий стратегию официального Тбилиси по конфликтным регионам, после войны августа 2008 года. Особенностью той концепции был запуск процесса гражданской дипломатии, что до этого отвергалось Тбилиси. Однако та инициатива так и осталась для грузинской стороны всего лишь предпринимательским проектом по освоению выделенной под программу «стратегии» западной помощи.

Через 7 лет, когда спонсорские средства иссякли, грузинское Министерство по вопросам примирения и гражданского равноправия (было и такое в Тбилиси) объявило о «Программе мирной политики Грузии», а ещё через год, в апреле 2018 года бывший тогда премьером Георгий Квирикашвили провозгласил обращенную к Южной Осетии и Абхазии инициативу под названием «Шаг к лучшему будущему». Та концепция предусматривала развитие торговли и деловых контактов вдоль границ с республиками, предоставление жителям Абхазии, в частности, получения образования в вузах Грузии и других стран, а также предоставление им безвизового режима для поездок в страны Шенгенского соглашения с грузинскими паспортами. Но и это не нашло отклика у тех, на кого она была направлена.

Вообще-то, никакой принципиальной разницы между всеми «стратегическими инициативами» Тбилиси нет, разве что бюджет под очередную концепцию и работу новой комиссии там опять хотели бы получить от Запада. Но эти предложения Грузии, судя по всему, мало кому интересны.

«Между тем подобные бесполезные инициативы грузинских властей не могут вызвать какого-либо энтузиазма в Республике Абхазия. Наивно было бы ожидать от комиссии с таким названием каких-то адекватных современным политическим реалиям новых идей, которые были бы приемлемы для Абхазии. Провальный опыт программы «Шаг к лучшему будущему», как и более ранних грузинских проектов, должен был бы привести Тбилиси к осознанию полной неэффективности таких инициатив, больше похожих на гуманитарные проекты для жителей автономных регионов», — заявил МИД Абхазии.

В свою очередь, в апреле этого года в Сухуме прошло заседание, в ходе которого состоялся круглый стол «Сложившаяся международная ситуация вокруг России. Взгляд и предложения из Абхазии». Участники круглого стола обсудили вопросы международной политической ситуации вокруг России, влияние этой ситуации на Абхазию, напряжение у российской и абхазской границ в Черном море и других регионах РФ из-за концентрации войск НАТО.

«По итогам круглого стола было принято решение о создании на базе штаба общественной платформы (движения) „Абхазия и Россия — Стратегический союз“, которая может стать мостом между странами. Главная цель платформы — выработка предложений, обсуждение инициатив, проведение различных мероприятий, которые будут сближать Абхазию и Россию в различных сферах, включая культуру, образование, спорт, медицину. Платформа будет доступна для участия всех общественных организаций, политических партий и движений двух стран, которые смогут транслировать свои предложения органам власти двух стран в качестве рекомендаций и приносить пользу в развитии и улучшении взаимоотношений между государствами», сообщила по итогам пресс-служба.

Тогда же, говоря в интервью ТАСС о текущих отношениях Абхазии с соседней Грузией, президент Абхазии Аслан Бжания подчеркнул, что «вопросы государственной независимости, суверенитета Абхазии не являются вопросами, которые будут обсуждаться с грузинской стороной или с кем-то вообще, эти вопросы решены». «Лучше, чтобы был мир, чтобы не было ещё истории с принуждением к миру», — заявил Бжания.

Через месяц, в мае этого года Аслан Бжания исключил из Концепции внешней политики Республики Абхазия пункт, касающийся урегулирования отношений с Грузией. Темой для переговоров с Тбилиси глава МИД Абхазии Даур Кове при этом обозначил процесс делимитации и демаркации государственной границы между Республикой Абхазия и Грузией. «В этой связи предлагаю правительству Грузии определить состав комиссии, которая будет представлять Тбилиси в этом процессе. В противном случае процедура делимитации и демаркации границы между Абхазией и Грузией будет осуществляться в одностороннем порядке», - заявил глава МИД Абхазии. Ранее МИД России в рамках Женевских дискуссий также выступил с предложением как можно быстрее начать эту работу.

Каждый год, вот уже 28 лет, в Абхазии отмечают 30 сентября главный праздник республики – День победы и независимости. В этот день бойцы Абхазской армии вышли к берегу приграничной реки Ингур и водрузили там абхазский флаг. Война, длившаяся 413 дней, завершилась полным освобождением республики от войск Госсовета Грузии. В Абхазии, чья история уходит в глубь тысячелетий, именуют ту войну 1992-1993 годов - Отечественной.

Если углубиться в историю, то можно вспомнить, что было в истории этой древней земли и своё Абхазское царство, начиная с VI века, и период расцвета этого царства в IX – начале X веков. Была и зависимость от Османской империи во второй половине XVI века, и многочисленные антитурецкие восстания гордого народа. Была и просьба к российской короне о покровительстве, и Манифест 1810 года, в соответствии с которым император Александр I признал владетельного абхазского князя Георгия «наследственным князем абхазского владения под верховным покровительством, державою и защитою Российской империи». Были и трагические периоды в истории абхазского народа, когда вследствие драматических событий русско-турецкой войны 1877-1878 годов значительная часть абхазов была вынуждена покинуть родину, что привело к кардинальному изменению этнической картины Абхазии.

После установления советской власти, с марта 1921 по февраль 1922 года Абхазия именовалась Советской Социалистической Республикой Абхазия, однако затем по союзному договору передала часть своих полномочий Грузии. С февраля 1931 года и все годы советской власти Абхазия – автономная республика в составе Грузинской ССР. Вместе Грузия и Абхазии были немногим больше 60-и лет…

В мае 1994 года, в соответствии с подписанным в Москве абхазской и грузинской стороной Соглашением о прекращении огня и разъединении сил, в зону конфликта в приграничные районы Абхазии и Грузии были введены миротворческие силы России под эгидой СНГ. Независимость Абхазии была признана Россией 26 августа 2008 года. В сентябре 2008 года между Абхазией и Россией был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, заложивший договорно-правовой фундамент абхазо-российских межгосударственных отношений. В ноябре 2020 года утверждена программа общего социального и экономического пространства между Российской Федерацией и Республикой Абхазия на основе гармонизации законодательства республики с законодательством России.

Грузинский политик и политолог, руководитель Института стратегии и управления Петре Мамрадзе в недавнем интервью EADaily высказался о своём взгляде на развитие процессов вокруг Абхазии: «Могу со всей ответственностью сказать, что никакой речи о том, чтобы хоть как-то поменялся статус Абхазии, и были какие-то движения в сторону восстановления территориальной целостности Грузии, нет и быть не может. Я знаю настроения жителей Абхазии и её элиты. Они о многом могут сожалеть из того, что было. Но чтобы отказаться от того, что Россия признает независимость Абхазии и вернуться в состав Грузии - об этом даже и говорить не приходится».

В то же времяпремьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявляет по случаю Дня Абхазии, который Тбилиси отмечает каждый год 23 мая: «Абхазия - неотъемлемая часть Грузии, альтернативы общему будущему грузин и абхазов нет. Уверен, что мир, развитие и европейское будущее станут предпосылкой для того, чтобы мы вместе с нашими абхазскими соотечественниками жили в единой, сильной Грузии».

Тупик или всё же нет?

Не так давно была создана новая российско-грузинская экспертная площадка - «Россия и Грузия: будущее без конфликтов», цель которой - разработка и обсуждение моделей и форм диалога на пути к восстановлению дипломатических отношений между странами. По прогнозу грузинского политолога и публициста главного редактора «Грузинформ» Арно Хидирбегишвили, возможно, Грузия и Россия восстановят дипломатические отношения к концу 2021 года. Активность в поисках пути примирения проявляют различные группы и влиятельные представители грузинской диаспоры России, отдельныеполитики Грузии.

Любой встречный политический курс начинается с инициатив гражданского общества, общественных и экспертных дискуссий, восприимчивости и терпимости к чужому мнению. Без восстановления полноценного диалога России и Грузии, Грузии и Абхазии невозможно стабильное развитие Кавказского региона. Будем надеяться, что «дорогу осилит идущий»…

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Анализ
×
Мария Владимировна Захарова
Последняя должность: Директор Департамента информации и печати (МИД России)
289
Михаил Николозович Саакашвили
Последняя должность: Глава Исполнительного комитета (Национальный совет реформ при президенте Украины)
83
Ираклий Тариелович Гарибашвили
Последняя должность: Премьер-министр (Правительство Грузии)
94
Саломе Левановна Зурабишвили
Последняя должность: Президент Грузии
25
Аслан Георгиевич Бжания
Последняя должность: Президент (Президент Республики Абхазия)
34