Дай пять: что советует почитать Елизавета Васильевна Шушунова

Весна в разгаре, но погода в Петербурге по-прежнему обманчива. Пока не потеплело, можно скоротать вечер в тепле и с книгой. Заместитель декана Школы экономики и менеджмента Елизавета Васильевна Шушунова составила большую подборку книг, которые помогут сделать досуг читателей богаче и интереснее.

Дай пять: что советует почитать Елизавета Васильевна Шушунова

Фото из личного архива Елизаветы Васильевны Шушуновой

Федор Достоевский, «Братья Карамазовы»

Этот роман следует держать на ближней тумбе, возвращаясь к нему целиком и частями каждый раз, когда чувствуешь, что очередной виток взросления буксует в трясине сомнений.

В мире, где все прилежно разложено по полкам специалистами по мотивации и профессиональному росту, крайне притягательно отформатировать себя под заданный кем-то стандарт с ярлыком «я такой как есть». Умом, попавшим в такую ментальную и нравственную ловушку, легко манипулировать, особенно когда он строит себе такую ловушку самостоятельно.

Фёдор Михайлович посвятил себя исследованию моральных пределов, вытесненных в подсознание чернот и распадающихся в разного рода крайностях личностей. Кульминацией его духовных и научных поисков стал роман, определивший многое из того, что я знаю о веке XX. В конечном итоге, эта книга о силе внутренних принципов, непреложности добра, несамостоятельности рационального и о смысле в каждой жизни.

Виктор Пелевин, «Чапаев и Пустота»

Это первая в жизни книга, которую я выбрала независимо от кого-либо, без родительской рекомендации и школьных предписаний. И это было точное попадание. Я патологически хорошо умею выбирать книги для себя.

Я бы не стала пугать вас тем, что в глубине своей этот текст – вводный справочник к благородным истинам буддизма, поскольку, строго говоря, для этого не хватает сакрального трепета. Начнем с того, что «Чапаев и Пустота» — история находящегося в психиатрической клинике пациента, который часть жизни проводит в компании вполне реального усатого Чапаева и крайне активной Анки-пулеметчицы. День ото дня эти персонажи сообщают главному герою нечто посерьезнее анекдотов. Что из указанного будет действительным существом Петра Пустоты, решать вам, ведь «тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан». Уверяю вас, ваши находки вас развлекут и одновременно заставят поразмышлять.

Не могу удержаться, предложу скромную цитату, дабы разжечь интерес: «С возрастом я понял, что на самом деле слова «прийти в себя» означают «прийти к другим», потому что именно эти другие с рождения объясняют тебе, какие усилия ты должен проделать над собой, чтобы принять угодную им форму».

Михаил Шишкин, «Венерин волос»

Это, пожалуй, один из немногих случаев, когда мне исключительно по душе даже не то, что написано в тексте, а как. Это истории, сплетенные воедино в потоке рассказа главного героя, весьма безрадостные, оставляющие флер трагичности отдельных судеб. 

Однако всё скроено настолько искусно, изобретательно и с большой любовью к деталям, что наслаждаешься описанием даже непривлекательных сцен. Нередко студенты интересуются: как научиться красиво и правильно писать тексты. Я думаю, не стоит пренебрегать в первую очередь художественной литературой, пусть эта книга будет одним из хороших примеров.

Уильям Фуллер, «Внутренний враг: Шпиономания и закат императорской России»

Каждый молодой человек, погруженный в современный новостной дискурс, просто нуждается в спасительном ориентире, и лучшего чтения, чем историческое исследование, для этих целей не найти.

Это замечательное архивное и интеллектуально богатое полотно сделано на основе государственных бумаг, газетного материала и мемуаров. Вся книга — рассказ об одном, похоже, не случившемся шпионаже времен Первой мировой войны, который по всей вероятности был выдуман и брошен толпе с привкусом социально обусловленной паранойи, коммерческого интереса и любовной драмы. 

Она читается как детектив с той лишь правкой, что это реальная история жизни полковника российской армии Мясоедова и его семьи, а еще его страны, которой не станет буквально через несколько лет после его казни. Через призму громкого уголовного дела автор выставляет напоказ самые нелицеприятные и уязвимые стороны имперского управления, рассуждает о человеческой природе, власти медиа и фатальных последствиях масштабного обмана. В последнее время меня крайне интересует эта эпоха. Я думаю, подходящие исторические уроки стоит искать в ней.  

Michael J. Sandel, «Justice: What's The Right Thing To Do?»

Эта книга представляет собой упорядоченный текст лекций, которые профессор Сандел со значительным успехом читал в Гарварде, а затем в университетах по всему миру. По сути это курс по философии, где автор с разных сторон осмысляет воспринимаемые как должное, а на деле не всегда справедливые убеждения. Эта книга для всех: не нужно быть исключительно юристом или социологом, экономистом или политологом, чтобы дотронуться до идей профессора. Он имеет дар увлекательного и простого разъяснения.

Даю слово, в таком ключе вы никогда не сравнивали армейскую службу по контракту и по призыву, не задумывались о позитивной дискриминации, не забирались вглубь патриотизма или суррогатного материнства. Примерять некоторые доводы профессора к себе не всегда комфортно, зато интересно. Попробуйте — развивает аргументацию. В конце концов, пока вы читаете, лишь книга — ваш собеседник.