Что такое мягкое кесарево: личные истории мам

Фото
Handemandaci / iStock / Getty Images

«Не сама родила», — такие слова часто слышат в свой адрес те, кому пришлось пройти через кесарево. Фраза глупая и жестокая, но многие женщины боятся, что операция кесарева сечения лишает их бесценного опыта родов, что не возникнет эмоциональной связи с малышом. Акушеры в ответ предлагают проводить мягкое кесарево. В чем его особенности, объясняет эксперт и сами участницы процесса.

Ирина Буштырева

Акушер-гинеколог, профессор, д. м. н., заслуженный врач России

«После появления малыша на свет женщины часто слышат обидный вопрос: «Сама рожала или кесарево?» Такая бестактность несправедлива, ведь операция выполняется строго по показаниям, к тому же восстановление после хирургического вмешательства порой длится дольше, чем после естественных родов. Так что кесарево для женщины ничуть не проще.

Доктора прибегают к этому методу только в крайних случаях, когда невозможен иной способ появления малыша на свет. Одного желания женщины здесь недостаточно. Каждые роды индивидуальны и непредсказуемы, даже при самых благоприятных прогнозах не всегда можно предугадать критическое развитие событий. Поэтому совершенно напрасно молодые мамы, перенесшие операцию, винят себя в том, что «не смогли сами». Роды — это первый диалог между женщиной и ребенком, и никто не имеет права отравлять радость этой встречи предрассудками. И не стоит переживать по поводу эмоциональной связи — никуда она не денется при операции. Поверьте, это зависит совсем от другого: от эмоционального состояния мамы, поддержки и прочих факторов.

Поэтому считаю, что в корне неверно разделять женщин по признаку «сама — не сама», списывая со счетов девять месяцев вынашивания и непростой процесс восстановления. Это прошлый век! В настоящем и будущем в приоритете — состояние и настроение мамы и ребенка, а все остальное — дело рук профессионалов».

Роды мечты

Если речь идет не об экстренной, а о плановой операции, то многие клиники и роженицы все чаще стали прибегать к методу мягкое, или медленное кесарево. Когда мы говорим об этом способе, то прежде всего подразумеваем гуманный, естественный и неспешный процесс, который минимизирует стресс матери и малыша, а мама при этом в нем непосредственно участвует.

Представим ход обычной операции глазами ребенка: резкие перепады температуры и давления, новые звуки и запахи, непривычный способ дыхания. Так вот, смысл мягкого кесарева — сгладить все эти моменты. Благодаря эпидуральной анестезии женщина не чувствует боли, но при этом находится в сознании на протяжении всей операции.

После выполнения разреза головку ребенка подводят к нему и просят роженицу потужиться, имитируя настоящие роды. Технически в этом нет особого смысла, но гораздо важнее психологический аспект — у матери остается чувство причастности к процессу родов и их завершенности.

Фото
Jose Luis Pelaez Inc / DigitalVision / Getty Images

Пуповину не пересекают сразу — только когда она полностью отпульсирует. В то же время ребенка выкладывают маме на грудь. Это один из самых главных моментов, ведь чаще всего после такой операции малыша уносят, даже не показав. А матери так нужен этот первый контакт!

Не менее важно и то, что при медленном кесареве в операционную допускается партнер или доула (при желании роженицы). Кстати, в некоторых случаях ребенка может принять мама, для этого ей надевают стерильные перчатки. Также разрешается матери пересечь пуповину, но чаще это все же доверяют отцу или доктору.

Вообще, если отстраниться от эмоций, мягкое кесарево мало чем отличается от обычного. Это та же самая операция, главное различие манипуляций в том, сколько времени уходит на ее проведение. «Конвейер» и рутина муниципальных роддомов, к сожалению, зачастую не позволяет такой подход.

Противопоказаниями к мягкому кесареву считаются ситуации, когда важна именно скорость извлечения плода, например, острая гипоксия, преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты (ПОНРП) и другие неотложные акушерские ситуации.

На личном опыте

«Для меня это были первые и долгожданные роды, до этого почти 15 лет безуспешно пыталась забеременеть и выносить, — делится Валентина. — Поэтому мне было совершенно неважно, естественные это роды или кесарево. Я просто ждала встречи с малышом! Мое физическое состояние позволяло провести мягкое кесарево, и это было волшебно.

Рожала я по контракту. Мы приглушили свет, была мягкая, комфортная температура, звучала моя любимая классическая музыка. Мой муж, мой герой прошел вместе со мной весь путь до появления сыночка. Он держал меня за руку и в этот день. Не было боли и страха, лишь волнение, особенно когда я почувствовала разрез. Тогда врачи попросили потужиться, и уже спустя минуту ребенок лежал у меня груди. Теплый, сырой, родной. Я плакала! Пуповине дали отпульсировать, после чего малыша передали папе, а меня аккуратно зашили. Все это не спеша, спокойно, по-доброму. Это самый счастливый день в нашей жизни, и я очень благодарна докторам за такое отношение и профессионализм».

Фото
Getty Images

«Мне уже делали кесарево 12 лет назад, и это, если честно, был ад, — под общим наркозом, с чудовищным швом, — вспоминает Галина. — Проснувшись от дикой боли, не могла дождаться врачей, не знала и не понимала, где мой ребенок, в каком состоянии? В позе крючка я ползала от медицинского поста к посту и просила найти моего сына, пока мне не вкололи принудительно снотворное. Только на вторые сутки мне сообщили, что он в реанимации, что была гипоксия и другие осложнения. Спустя месяц мы выписались. К счастью, сейчас с ребенком все в порядке.

Конечно, после такого испытания о втором ребенке я боялась даже и думать. Но неожиданно спустя 10 лет мы увидели две полоски на тесте. Врач сразу предупредил, что рубец на матке в плохом состоянии, и естественные роды мы пробовать не будем — большие риски. Поэтому сразу настраивались на плановое кесарево. Но я и подумать не могла, каким оно может быть. Это небо и земля! Какое это счастье — быть в сознании, все видеть, участвовать в процессе, спрашивать и получать ответы. Для меня было очень важно контролировать происходящее и увидеть малыша сразу после рождения. С первых минут он был со мной, и я могла расслабиться и успокоиться».

«Первые роды были естественными, — рассказывает Марина. — Я по меркам врачей перехаживала, ну или, наверное, слишком долго занимала койку в больнице. Поэтому на 41-й неделе мне сказали «пора» без особых на то оснований. Вкололи окситоцин, вскрыли пузырь. Я осталась с четким ощущением того, что все пошло против природы, не вовремя. Хотя роды были относительно легкими: без сильных разрывов, да дочка сразу закричала.

Во вторую беременность я узнала, что у меня предлежание плаценты, высокая вероятность отслойки и показано кесарево. Это меня ввело в ступор: неужели и во второй раз не смогу родить самостоятельно, без принуждения? Так хотелось «закрыть» тот первый, неудачный опыт. Надо отдать должное моему акушеру, которая на протяжении всего третьего триместра очень тонко меня настраивала на принятие операции, приводила статистику, примеры.

К рождению малышки я подошла в полном спокойствии, осознанно и радостно. Уже не было мыслей о том, что я наблюдатель в этом процессе, что что-то сделают без меня и за меня. Мы очень четко проговорили каждый шаг, предусмотрели все вариации. В итоге процесс шел по моему сценарию. И знаете что? Эти роды были гораздо естественнее первых!»

Анализ
×
Буштырева Ирина