Оптимизация и частно-государственное партнерство в здравоохранении – кому это нужно?

Оптимизация здравоохранения в Москве происходит параллельно с динамичным развитием частных коммерческих медицинских центров, где оказывается платная медпомощь. При этом две системы могут взаимодействовать в рамках частно-государственного партнерства. Насколько это отвечает интересам пациентов и как был запущен процесс оптимизации здравоохранения в Москве и в стране в целом, рассказал ИА FederalCity член Экспертного совета при Правительстве РФ, президент "Лиги пациентов" Александр Саверский

В Москве одним из наиболее ярких примеров частно-государственного партнерства является взаимодействие между "Европейским Медицинским Центром" (EMC) и Департаментом здравоохранения Москвы.

Как рассказали "Новые известия", "Европейский медицинский центр" в 2019 году получил прибыль свыше 5 млрд рублей, выручка составила 15 млрд рублей. В 2021 году EMC заключил госконтракт с Департаментом здравоохранения Москвы на 125 млн рублей. Эту сумму столичные власти выплатят за аренду здания на улице Дурова, 26, стр. 2. Ранее там располагался медицинский центр, теперь он закрыт. 

В соседнем здании находится Московский международный онкологический центр, созданный в 2020 году по соглашению московского правительства с ЕМС. В церемонии открытия принимал участие мэр Москвы Сергей Собянин

А еще раньше, когда бывший главный врач ЕМС Леонид Печатников стал сначала руководителем Депздрава, а позже и вице-мэром, курирующим социальную сферу, Депздрав и ЕМС заключили частно-государственное партнерство. Согласно договору, город передал ЕМС в концессию 63-ю городскую больницу и получил 1 миллиард рублей. ЕМС обязался вложить еще 3,23 миллиарда и через 4 года ввести в строй новый онкологический центр. Только спустя 7 лет после арбитражного процесса новый центр был, наконец, построен. 

Сергей Собянин на открытии Московского международного онкологического центра. Источник: mos.ru 

Издание приводит мнение Марины Ярош, адвоката пациентов, которые за большие деньги получили в ЕМС некачественную медпомощь. Она считает, что закрытием бесплатной онкологической больницы № 63 людей выдавливают в платную дорогую ЕМС. 

"Говоря прямым текстом, это стремление получить выгоду и корысть на бедных людях", – полагает Ярош.

Ранее ИА FederalCity также сообщало о недовольстве простых москвичей проводимой политикой оптимизации здравоохранения, которая коснулась и амбулаторной онкопомощи и в которой оказался участником и "Европейский Медицинский Центр". 

В интервью ИА FederalCity муниципальный депутат района Лосиноостровский Виктория Миронова рассказала, что с реорганизацией ГКБ №40 онкобольных заставили ездить из СВАО в Коммунарку. 

Виктория посетовала, что ликвидацию амбулаторной онкопомощи в СВАО можно расценивать как продолжение наступления руководства Депздрава на несчастных онкопациентов. По ее словам, теперь осмотры, анализы и справки онкобольные СВАО смогут получить только добравшись до центра города, хотя амбулаторная онкопомощь близка по своей сути к поликлинической, а значит, должна находиться в шаговой доступности от места жительства людей. Теперь, по словам Виктории, "благодаря персонально руководителю столичного Депздрава Алексею Хрипуну" даже больным с последней степенью рака приходится ехать за обычной справкой в центр Москвы на улицу Дурова, 26 в ЦАО и тратить два часа на дорогу.  

Московский международный онкологический центр на базе зданий бывшей городской клинической больницы № 63 на улице Дурова, 26. Источник: mos.ru 

Виктория уверена, что ГКБ № 40 разрушили как полноценную больницу для возможности последующей продажи дорогой московской земли, а амбулаторную онкопомощь перенесли в здание ЕМС, чтобы помочь коммерсантам от медицины пережить экономически сложные времена. 

"Правительство Москвы арендует эти помещения у коммерсантов за плату. А на то, что болеющим людям тяжело добираться за направлениями и справками за десятки километров, чиновникам из Департамента здравоохранения Москвы, видимо, наплевать", – сказала в интервью ИА FederalCity Виктория Миронова.

Прокомментировать происходящую в московской и российской медицине оптимизацию и коммерциализацию ИА FederalCity попросило Александра Саверского

Александр Саверский – председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, член Экспертного совета при Правительстве РФ, эксперт в Межфракционной рабочей группе Госдумы по лекарственному обеспечению и обращению, президент "Лиги пациентов". 

Собеседник ИА FederalCity считает: то, что происходит в российском здравоохранении с точки зрения права граждан страны на бесплатную медицину "исчерпывающе ясно". 

"Государство у нас по факту не признает конституционное право на бесплатную медицинскую помощь. У нас нет конституционного права на получение бесплатной медицинской помощи ни в каких других организационно-правовых формах, кроме как в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Эта организационно-правовая форма прямо указана в 41 статье Конституции. Другие формы там не указаны. Грубо говоря, при государственно-частном партнерстве у вас нет права на бесплатную медпомощь", – сказал Саверский

Источник: сайт Управления Федеральной службы государственной статистики по г. Москве и Московской области 

Он отмечает, что существует разрыв конституции и закона, что сделано, по его словам, специально. Если в Конституции говорится вообще о бесплатной помощи, на которую граждане имеют право в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения за счет страховых, бюджетных и иных отчислений, то в федеральном законе № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" говорится, что бесплатная медпомощь предоставляется только в рамках программы госгарантий. А программу госгарантий устанавливает правительство, не закон, подчеркивает эксперт. 

Он рассказал, что когда-то с коллегами пытался оспорить постановление правительства № 27 "Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями", которое содержало в своем названии противоречие конституции, потому что в нем было сказано о предоставлении платных медицинских услуг в учреждениях здравоохранения государства. Сейчас вместо этого постановления действует уже другое, аналогичное, но государственные и муниципальные учреждения не имеют права оказывать платные медицинские услуги вообще. В конституции прямо поименованы учреждения, которые оказывают бесплатную помощь, соответственно, никакой другой помощи они оказывать просто не могут, иначе это противоречие конституции. 

"Ни одного нормативно-правового акта, который говорит о праве государственного учреждения здравоохранения оказывать платные услуги, платную помощь на самом деле не существует. А ГЧП – это форма вывода помощи из-под конституции и позволяет делать все, что угодно. Что они и делают: там контракты то такие, то сякие, никто им не мешает. Далее они входят в программу ОМС, и там пойди проконтролируй... Сколько было скандалов! Сейчас их меньше, какие-то меры, наверное, приняты, но за каждым контролера не поставишь", – говорит Саверский

Он рассказал, что в 2009 году, когда он был председателем Общественного совета при Росздравнадзоре, у них выступал тогдашнего директор Института Святослава Фёдорова Тахчиди, который потом был со скандалом уволен. Он поведал, что в Институте, например, операция на катаракте по ОМС стоит 4500 р., по высокотехнологичной медпомощи за счет бюджета 17,5 тысяч, а платная – 22 тысячи.

И когда Саверский спросил, кто мешает продать "одну катаракту" во все три одновременно, кто-то из чиновников Минздрава, сидящий сзади, сказал, что они так и делают. И ФМС не может это выявить, потому что не имеет права проверять оплату по другим источникам, а только по ОМС. 

Саверский привел статистику финансового института при Минфине, согласно которой 48 % всех расходов на здравоохранение в РФ – это расходы домохозяйств, то есть расходы граждан на лечение при официально бесплатной медицине. 

Саверский отметил, что все страны идут к советской системе здравоохранения, тогда как наша страна откатывается к средним векам. У нас многие считают, что Запад – это круто, но Запад и социальные гарантии – это разные галактики. 

"Капиталистические страны не могут быть социальными по определению. Там идет борьба за деньги, а значит за право, потому что право стоит денег. Поэтому когда вы хотите в капиталистическом государстве чего-то бесплатно, то вы не должны заблуждаться, потому что капиталистическое государство очень четко понимает, что вы хотите у него деньги отобрать на это ваше право. И это борьба идёт уже 30 лет против наших прав, и победить в ней невозможно, потому что они постоянно сокращаются, как шагреневая кожа, и в здравоохранении, и в образовании. В этой парадигме, в которой существует наше нынешнее государство, по-другому просто не может быть. И в этой парадигме существует практически весь Запад. Да, они там достигли цивилизационных успехов, но это не делает их социальными и благополучными. С медициной там большие проблемы как были, так и есть. Образование – тоже вопрос относительный, если сравнивать его с советским, то я не уверен, что у них хорошее образование".  

Здравоохранение Москвы: онкобольных тоже оптимизировали

В центре амбулаторной онкологической помощи. Источник: mos.ru 

Собеседник ИА FederalCity рассказал, что его общественная организация много раз обращалась в высокие инстанции и несколько раз к президенту по вопросу разведения государственной и частной платной медицины. По его словам, их надо  развести: частники должны четко знать свое место, они не должны входить в систему ОМС, так как ОМС – это система государственного финансирования, государственного страхования. Все нормальные государства имеют собственную систему здравоохранения, чтобы не зависеть от частников. Особенно остро необходимость в такой системе была осознана во время пандемии. В Испании, когда поняли, что ситуация выходит из-под контроля, они просто национализировали в 2020 году систему здравоохранения. 

Но у нас все еще считают, что необходимо развивать частную медицину, говорит Саверский. И возникают такие формы взаимодействия, когда, например, водитель скорой помощи отказывается ехать в отдаленный район, так как он работает в частной компании, которая предоставляет услуги учреждению здравоохранения, и его контракт не предполагает выезд далее определенного района. 

По словам Саверского, при ЧГП нередко частники выбирают наиболее выгодные и простые для исполнения контракты, а госучреждениям достаются "объедки". Так, на скорой помощи частники забрали себе всю работу в городах, а по разбитым российским дорогам в сельской местности ездит муниципальная скорая помощь. 

И сейчас, во время кризиса, когда, казалось бы, не может расти частный бизнес, медицинские организации растут, как грибы после дождя. Почему? 

Против сокращения амбулаторной онкопомощи выступили даже

Зал ожидания в онкоцентре. Фото: mos.ru  

Саверский рассказал, что был свидетелем зарождения так называемой оптимизации медицины. В 2013 году президент Путин издал указ об увеличении зарплаты врачей два раза, Саверский был в составе рабочей группы, которая обсуждала этот вопрос на уровне администрации президента с участием представителей правительства, Высшей школы экономики и других структур. Тогда решали, как исполнять указ, ведь денег нет. И решили, что надо сокращать мощности – другого выхода нет, чтобы увеличить зарплату врачам

В Москве же оптимизация привела к появлению трехуровневой системы амбулаторной помощи: на первом уровне оставили только терапевтов в поликлиниках, на втором – специалистов и немного оборудования, на третьем – специализированная помощь с мощными диагностическим оборудованием. И работающему человеку, которому нужна помощь специалиста, приходится сначала брать направление у терапевта, потом добираться в медицинский центр, чтобы записаться на визит через неделю или две. И вот таким образом человеку приходится обращаться в частные клиники, где уже работают уволенные из государственного и муниципального здравоохранения врачи. 

"Поэтому в Москве невооруженным глазом видно, как выросло количество частных медицинских центров. Их рост является индикатором недоработки государственной системы", – отмечает Александр Саверский

При этом чиновники почему-то ставят себе задачу развивать именно частный сектор здравоохранения. По словам эксперта, он видел, что в документы у чиновников в ключевых показателях эффективности стоит развитие ЧПГ.

"Покажите мне хоть одну комиссию, которая занимается развитием государственного сектора здравоохранения. У нас все комиссии по развитию частно-государственного партнерства. Такое ощущение, что решается глобальная задача по переформатированию нашей системы и наших прав. Это шаг в средние века", – считает Александр Саверский

Анализ
×
Сергей Семенович Собянин
Последняя должность: Мэр (Правительство Москвы)
577
Александр Владимирович Саверский
Последняя должность: Президент ("Лига пациентов")
5
Леонид Михайлович Печатников
Последняя должность: Заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития (Правительство Москвы)
3
Алексей Иванович Хрипун
Последняя должность: Руководитель (Департамент здравоохранения города Москвы)
8
Федоров Святослав