«Мои картины говорят»: открылась выставка известного в Европе и Америке ярославского художника

«Мои картины говорят»: открылась выставка известного в Европе и Америке ярославского художника

Каждый в картинах увидит свое. Зрителя зрителем делают они. Посмотрите на полотна. Они выставлены в залах с особым подходом. Мы словно следуем от одной большой точки к другой, периодически останавливаясь на небольших островках, – говорит художник Андрей Аранышев.

В последних числах января вв Ярославле открылась персональная выставка Андрея Аранышева (18+). Она посвящена юбилею автора – в январе он отпраздновал свой 65-й день рождения.

Художник родился в 1956 году. Можно сказать, что в какой-то степени его дар перешел к нему от предков. Его прадед был известным скрипачом, брат прабабушки – архитектором, спроектировавшим многие знаменитые здания Ярославля. Окончив факультет биологии и психологии Ярославского университета, он поехал учиться в Москву на курсы реставрации масляной живописи Всесоюзного художественно-научного центра им. Грабаря. В свое время работал в Ярославской специальной научно-реставрационной мастерской реставратором станковой масляной живописи. Отреставрированные Аранышевым картины, а среди них есть и произведения Шишкина, Левитана, Серова, Борисова-Мусатова и т.д., находятся в ЯХМ, в Ярославском музее-заповеднике, в Музее истории города, в музеях Углича, Рыбинска, Ростова Великого, Переславля-Залесского, Плеса и Кирова. Принимал он участие и в восстановлении фриза зрительного зала театра имени Волкова. 

Но живопись его увлекла, он начал писать картины. На первых порах, овладевая мастерством, он брал уроки у педагогов Ярославского художественного училища. Сейчас Андрей Аранышев – член Союза художников России. Его выставки с успехом прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Афинах, Праге, Делевере (США), Люксембурге, Бельгии, Финляндии, Англии и в ряде других стран. Картины находятся в собраниях российских музеев, в частных коллекциях.

Сейчас в трех залах представлено 77 работ. Все они написаны за последние два года. Сам автор называет этот творческий период «экспрессивно-ироническим», создавая свой индивидуальный стиль с помощью эмоционального колорита, открытого цвета, линий рисунка.

– Мне больше всего нравятся картины, которые имеют выход на будущее. Зрителю при этом они могут показаться неброскими, неузнаваемыми, но в них скрыт потенциал. В них заложено то, каким я стану! То, каким я был, – я уже знаю. Но каким буду? Вот это интересно! Поэтому последние картины лучше, чем предыдущие. Ведь в них отражен я сам, – рассказывает о выставке Андрей Аранышев.

Коллеги говорят, что каждый раз загадывают: каким на этот раз предстанет перед ними художник, какие работы будут. И каждый раз его картины становятся для них сюрпризом. Не исключением стала и нынешняя выставка.

– Когда мы познакомились, то у меня было два вопроса: «А что, так можно?» и «Как он это делает?» Со временем первый вопрос трансформировался, теперь я говорю: «И так можно». Но второй вопрос по-прежнему остался открытым, – отметила во время выставки искусствовед Ирина Серова.

Сам автор же уверен, что именно картина делает зрителя зрителем. На холст он переносит свое внутреннее представление, ощущение и дух от предметов, событий, жизни в целом. И в этом ключе работу художника можно сравнить с жонглером, который удерживает в воздухе огромное количество вещей.

 – Мою живопись надо уметь услышать. Только так получится лучше понимать, что написано. Думаю, моя особенность в том, что мои картины говорят, – рассуждает Андрей Львович.

– Чьими голосами?

– Хороший вопрос. Мы с сыном им задавались, но ответ пока так и не нашли. Это не джаз, это не симфоническая музыка. Это что-то другое. Каждый уловит в нем что-то свое.

Не случайно в свое время говорил о его работах доцент кафедры русской литературы ЯГПУ Николай Пайков: «Художник, мыслящий философски, дорогого стоит, но ценно вдвойне, если он еще и несомненный мастер живописи.

Аранышев на редкость убедительно соединяет приемы создания условной декоративности, цветовой поверхности и фигуративно-пространственной реальности. Его предметы наглядны и изящны, его фигуры не телесны, а эмоциональны. Однако истинные «герои» этой живописи – не антропоморфные фантомы художника, а энергия света, цвет, изысканная линия и гармония композиции. Не предметная достоверность влечет живописца. Он занят дематериализацией пространственной и воздушной перспективы. Его свет, утрачивая линейность, мистифицирует зрителя многоракурсностью и эмоциональной дисперсией. Линия у Аранышева «возносит», «приземляет», «нормирует» и «манит». Она неожиданна и чарующа, нервна и эфемерна. Аранышев принципиально статичен, а не повествователен, интуитивен и зримо художественно культурен».

Фото «Ярославского региона»