Зачем Центробанку новое здание?

Примерно в начале 2011 года стали говорить о возможности сноса здания Центрального банка Азербайджана. Разговоры так быстро распространились, что глава ЦБ вынужден был их прокомментировать. Тогда же он заявил, что сноса здания ЦБ не намечается, но планируется строительство нового офиса на проспекте Гейдара Алиева. По его словам, в 1998 году (когда было введено в строй современное здание ЦБ) у главного финансового регулятора насчитывалось 200 сотрудников. С того времени число сотрудников возросло, поэтому появилась необходимость в строительстве нового здания (ничего себе структура, позволяющая строить здание лишь на 13 лет. Так и до банкротства недалеко). На тот момент, кстати, в рядах ЦБ официально находилось 636 сотрудников.
Но идея со строительством нового здания для ЦБ не нашла своего развития. Видимо, было решено пойти по пути наименьшего сопротивления и сократить сотрудников. С того времени число работников сократилось на 67 до 569 человек. Наверняка и этот путь себя не оправдал. Как итог - еще 27 февраля 2020 года ЦБ объявил тендер на строительство нового здания по адресу: проспект Гейдара Алиева 109 (прямо между все еще строящимся Baku Tower (по проекту – самого высокого здания города) и административным здания Госнефтефонда). Площадь самой стройки должна была составить 33,2 тыс. квадратных метров, а высота здания 160 метров.
С тендером дела также не заладились. По условиям объявления, последней датой приема предложений должно было стать 4 мая 2020 года. А контракт вовсе должен был быть подписан еще 1 июня. Видимо, карантин (о котором еще и речи толком не было 27 февраля) вынудил перенести сроки. И вот 2021 год открылся сюрпризом для граждан Азербайджана. Интересно то, что о данном сюрпризе, несмотря на существующие законы, нам сообщает британское информационное агентство со ссылкой на реестр коммерческих лиц Турции. По логике, данная информация должна была быть практически сразу же отображена в реестре госзакупок. Итак, по порядку.
25 декабря 2020 года «Текфен Холдинг», в соответствии с турецким законодательством, сообщил о том, что они получили контракт на строительство нового здания ЦБ Азербайджана. Примерная стоимость проекта на тот момент оценивалась в 250 млн. долларов. Контракт на тот момент подписан еще не был. Но компания обязана была уведомить реестр по данному поводу. Контракт же подписали 13 января. В соответствии с условиями тендера, контракт с международными участниками заключался в евро. И вот опять же согласно информации, переданной «Текфен» в реестр, окончательная стоимость проекта составила 218 млн. евро. Проектирование и строительство здания должно быть завершено в течение 36 месяцев со времени подписания.
По текущему курсу ЦБ Азербайджана, 218 млн. евро – это 450 млн. манатов. Интересно то, что буквально за 20 дней цена выросла на 15 млн. долларов (или 25 млн. манатов). Соседний SOFAZ Tower в свое время обошелся в 110 млн. евро. При этом его высота лишь на 20 метров ниже (140 метров). Правда, там лишь одно здание (судя по опубликованным в Интернете фотографиям, тут вроде должно быть два здания).
Естественно, в первую очередь возникает вопрос – а на какие деньги? Понятное дело, что Центральный банк не финансируется из государственного бюджета, а наоборот, часть его прибыли переходит в госказну. К примеру, в 2021 году в госбюджет будет перечислено 250 млн. манатов прибыли Центрального банка и 880 млн. манатов из фонда обеспечения обязательств по госдолгу (который каждый год получает средства за счет прибыли Центрального банка). Иными словами, более 1 млрд. манатов в 2021 году поступят из ЦБ в госбюджет. С другой стороны, при таких расходах, за счет чего ЦБ сможет построить себе новое здание? К примеру, по итогам 2019 года совокупные доходы несколько превысили 234 млн. манатов. Но в свое время, за счет переоценки валютных резервов после девальвации, они получили прибыль в 5,5 млрд. манатов. Кое-как они смогут их компенсировать.
Но тут возникает вопрос: а надо было ли? Суть в том, что 2021 год будет довольно тяжелым для Азербайджана. В особенности данный вопрос касается финансовой составляющей. Поэтому госбюджет вынужден будет обратиться к неожиданным для него источникам (дивидендам госкомпаний, прибыли ЦБ, фонду по обеспечению госдолга и т.д.). Ожидать роста экономики и роста поступлений иностранной валюты в Азербайджан тоже не приходится. При этом обязательства никто не отменял и их все равно придется покрывать валютой (это, еще не говоря о зависимости от импорта). То есть в текущих условиях такой огромный объем валюты можно было бы хоть как-то сохранить, а может, даже направить в куда более интересные направления (от кредитования экономики до финансирования образования и здравоохранения), если тратить было так необходимо. А так, по факту, произойдет лишь трата валютных резервов ЦБ (напрямую или косвенно, в зависимости от ситуации).
С другой стороны, экономическая политика нашего государства примерно с 2005 года, заключается в финансировании строительства. Правительство предполагает, что самый легкий путь стимулирования экономики – это строительство. И если уж частный сектор не может, то его место может занять государство. Поэтому под инвестициями, у нас всегда понимались лишь расходы на строительство (хотя инвестиции могут быть многообразными). Если следовать этой логике, то в принципе, все верно: нужно побольше заказывать строек. Но в таком случае следовало бы выбрать местных подрядчиков и постараться сохранить деньги внутри страны. Видимо, Центробанк счел, что раз может ограничивать вывод валюты из страны другим, то сам может забыть об этом и заключить контракт с иностранной компанией. Что ж, нас ждет очередная высотка на проспекте Гейдара Алиева и туманное будущее финансового сектора.

Т.МАШАЛЛЫ

.