Новое углеродное регулирование в России и за рубежом

Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: Bloomberg

В мире все больше говорят о декарбонизации. До начала 2023 года Евросоюз планирует ввести углеродный налог на импорт продукции из тех стран, где превышены выбросы CO2. По оценкам экспертов, из-за этого потери российского экспорта с 2025 по 2030 год могут составить 33 млрд. долларов. 4 ноября 2020 года президент России Владимир Путин подписал Указ «О сокращении выбросов парниковых газов» с целью снизить количество выбросов к 2030 году до 70% от уровня 1990 года. Углеродное регулирование будет осуществляться путем систематизации сведений об объемах выбросов парниковых газов и стимулирования компаний к внедрению низкоуглеродной политики. Механизмом компенсации выбросов должен стать поглощающий потенциал российского леса и других проектов, способных обеспечивать климатический баланс страны. О том, как бизнес из разных отраслей готовится к введению новой российской и трансграничной регуляторики, рассказали эксперты во время онлайн-дискуссии в Москве.  

Трансграничное углеродное регулирование (ТУР) – одна из составляющих программы «Зеленый курс» по экологизации и декарбонизации экономик стран Евросоюза, предложенной главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен в декабре прошлого года. Регулирование предполагает введение пошлин на импортируемые в Европу товары, при производстве которых была превышена норма выбросов CO2. По прогнозам аналитиков, налог может составить 30 долларов за тонну выбросов углекислого газа. Согласно проекту, введение ТУР на 2021-2027 гг. может обеспечить от 5 млрд евро до 14 млрд евро в год в бюджет ЕС.

Оценивая эффект ввода трансграничного углеродного регулирования на российскую промышленность, руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития KPMG в России и СНГ Игорь Коротецкий обозначил три сценария – базовый, оптимистический и пессимистический. Согласно базовому варианту, ТУР будет введено в 2025 году, тогда отечественные производители потеряют 33,3 млрд. евро. В оптимистичном сценарии российский экспорт не досчитается всего 6 млрд. евро, при условии, что ЕС введет налог в 2028 году. В случае самого негативного сценария ТУР может обойтись отечественным компаниям в 50,6 млрд. долларов. Это произойдет, если налог будет введен уже в 2022 году.

Цели ЕС крайне амбициозны: вводя трансграничное углеродное регулирование, страны Евросоюза рассчитывают защитить свои экономики от негативных эффектов «утечки выбросов» (перенос производства в страны и регионы с меньшими ограничениями и, следовательно, с меньшими издержками), планируют создать рынок низкоуглеродных товаров ЕС, привлечь дополнительные денежные средства в государственные бюджеты стран Евросоюза, а также создать стимул для стран вне ЕС к участию в многосторонних переговоров по достижению углеродной нейтральности к 2050 году. Однако, как отмечают специалисты, это может повлечь за собой и негативные последствия – усложнение торговых отношений между ЕС и странами-экспортерами, финансовое и административное давление Евросоюза на бизнес, значительные затраты на введение налога и обеспечение контроля его соблюдения, включая соответствие нормам ВТО, адаптацию пошлин для разных секторов экономики. Все это может привести к началу торговых войн между ключевыми игроками.  В частности, руководитель Российского экологического общества Рашид Исмаилов считает, что в мире наблюдается такой тренд как «экодиктатура». «Экодиктатура прослеживается в самом широком смысле. Мы наблюдаем давление на природоохранное законодательство и принуждение к декарбонизации различными инструментариями. «Зеленая сделка» является одним из них. Здесь уже не обойдется без политики и влияния на экономику», – пояснил эксперт. По его словам, в последние годы экология стала сильно влиять на экономический фактор, на поведение правительств и изменение стратегий целых отраслей: если сегодня компания экологически неответствена или хотя бы не демонстрирует курс на декарбонизацию, то она вытесняется с рынка и перестает быть конкурентоспособной.

Подробнее об опыте внедрения низкоуглеродной политики в работу своих предприятий рассказали представители российского бизнеса. Директор по взаимодействию с органами государственной власти Архангельского ЦБК Николай Кротов заметил, что тема «зеленой» экономики обсуждается давно: «Учитывая, что мы работаем на экологически чувствительных европейских рынках, мы давно заметили карбонообеспокоенность клиентов». На сегодняшний момент Архангельский ЦБК добровольно открывает свои данные по парниковым газам, предоставляет клиентам информацию по углеродному следу продукции, которую они поставляют, а также комбинат взял на себя обязательство сократить количество прямых и энергетически косвенных выбросов парниковых газов к 2030 г. на 55% по сравнению с базовым 1990 годом. «Как показывает двухлетний опыт работы при комплексном подходе к таким решениям можно добиться неплохих результатов. Мысократили долю использования ископаемого топлива на 48%, используя биоресурсы. При этом мы смогли улучшить свой экологический имидж в Европе», – подчеркнул Н. Кротов.  

Начальник управления экологии компании «Северсталь» Ольга Калашникова в свою очередь заметила, что тема экологизации производств актуальна и для металлургической отрасли. По данным за 2019 год, компания «Северсталь» занимает 11 место в мире по интенсивности выбросов парниковых газов. «Поскольку акции металлургического холдинга торгуются на Лондонской бирже, ESG-инвесторы обращают особо пристальное внимание на климатическую стратегию. Это второй по популярности вопрос от инвесторов после вопроса об охране труда. Наши европейские клиенты просят указывать углеродный след нашей продукции, а также наши планы по экологизации производства на 10-15 лет», – подчеркнула она.

О. Калашникова рассказала также о новой углеродной политике, включающей снижение выбросов парниковых на 3% в течение трех лет по отношению к базовому 2020 году. По подсчетам компании, сокращение выбросов составит порядка 1 млн. тонн. «Мы хотим выстроить систему управления парниковыми газами в компании, внедрить фактор СО2 в принятие решений холдинга.  Однако даже так мы не будем соответствовать требованиям Парижского соглашения, согласно которым металлургия в целом должна снизить выбросы парниковых газов в 2 раза», – объяснила начальник управления экологии компании «Северсталь».

«Для информации средняя интенсивность выбросов парниковых газов в металлургии в мире не меняется последние 10 лет. Это говорит о том, что металлургические предприятия работают практически с максимальной эффективностью и с минимальной потенциальной интенсивностью выбросов парниковых газов. Тем не менее мы не стоим на месте, мы понимаем, что необходимо разрабатывать среднесрочную и долгосрочную программы. Уже сейчас некоторые крупные мировые производители объявляют о своей углеродной нейтральности к 2050 году, но необходимо осознавать, что на текущий момент технологии, которая позволит снизить до нулевого уровня выбросы парниковых газов в металлургии не существует», – пояснила Ольга Калашникова.

Управляющий директор по реализации государственных программ развития и лесной политике Segezha Group Николай Иванов рассказал, что на сегодняшний момент в Европе 8 предприятий производят продукцию из бумаги Segezha Group. «Мы уже третий год отчитываемся перед ними по системе европейского регулирования торговли лесными товарами. Пока это полудобровольный механизм, но я думаю, что в ближайшее время, к 2021 году, он станет обязательным», – отметил эксперт. По словам Н. Иванова, любое лесоперерабатывающее предприятие является либо энергоизбыточным, либо энергонезависимым, из-за чего у него минимизированы риски, связанные с потреблением ископаемого топлива, поэтому с внедрением новых экологичных технологий у лесного комплекса появляются свои преимущества по отношению к другим отраслям. «Леса могут помочь и воздуху, и экономике, плюс абсорбировать не только СО2, но и большое количество рабочей силы, которая будет высвобождаться в связи с приходом цифровой экономики. Леса – это глобальное решение для развития и зеленой экономики, и экономики России в целом», – заключил он.

Справка

По данным KPMG, на текущий момент Европа является самым крупным регионом сбыта российский товаров, на нее приходится 46% экспорта. В 2019 году Россия экспортировала в страны ЕС продукцию на 189 млрд. долларов. Предварительные сроки введения трансграничного углеродного регулирования, эксперты определяют 2023 годом. По их мнению, в наибольшей степени ТУР затронет сектора, производящие продукты нефтепереработки, а также горнодобывающую промышленность.

Анализ
×
Владимир Владимирович Путин
Последняя должность: Президент Российской Федерации
1 708
Урсула Гертруда фон дер Ляйен
Последняя должность: Председатель (Еврокомиссия, ЕК)
76
Рашид Айдынович Исмаилов
Последняя должность: Председатель организации (Общероссийская общественная организация ПО ОХРАНЕ И ЗАЩИТЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ "РОССИЙСКОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО")
1
Калашникова Ольга