«Русский Барбизон»: места вдохновения

@Turister.Ru

Бывают крылья у художников, / Портных и железнодорожников, / Но лишь художники открыли, / Как прорастают эти крылья. / А прорастают они так, / Из ничего, из ниоткуда. / Нет объяснения у чуда, / И я на это не мастак.
Геннадий Шпаликов

С конца прошлого века на протяжении многих лет Вышневолоцкий край был источником вдохновения для многих русских художников. Говорить о какой-то художественной школе нельзя, но именно в этих местах, с туманами над водой и небом, с сиянием солнца, отражённого в реках и озёрах, с высокими берёзами и уходящими в небо соснами, с зарослями рябины и ольхи на низких берегах, они нашли возможность для длительного личного и творческого общения.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Первым «открыл» Удомлю для живописи И. И. Левитан, которому посвящён рассказ «Удомля: в поисках левитановского пейзажа». Вслед за ним, уже после его смерти, эти же места облюбовали его друзья, ученики и последователи — художники В. К. Бялыницкий-Бируля, А. С. Степанов, С. Ю. Жуковский, Н. П. Богданов-Бельский, А. В. Моравов. В Удомле ими было создано более 500 картин, этюдов, эскизов.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

На берегу озера Удомля, совсем недалеко от места, где Левитан создавал свое великое полотно «Над вечным покоем», в 1913 году художник Витольд Каэтанович Бялыницкий-Бируля построил дачу и, поражённый огромным количеством чаек над водами озера Удомля, назвал её «Белые чайки». Потом постепенно дачу стали называть просто «Чайка».
Творчество Бялыницкого-Бирули известно не так широко, как искусство Левитана, поэтому для ознакомления я разместила небольшой альбом.
Дача «Чайка» интересна не только как мемориальное место, но и как почти единственная в Тверской области дореволюционная усадьба, которая не была отобрана у хозяев или переделана в 1920–1930-х годах, сохранившая непередаваемый дух классической русской дачи, такой, какими мы привыкли её представлять по произведениям А. П. Чехова. И ещё — это единственное мемориальное место, которое никому из нашей группы не хотелось покидать. И, что греха таить, уже подумываю, как бы вернуться, уже без группы, неофициально, в гости.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

В этом доме В. К. Бялыницкий-Бируля жил до конца своих дней в 1957 году, ещё позже — члены его семьи. Однако великолепное собрание картин, архив и библиотека художника вывезены еще в 1970-х, их передали в Могилёв, в Музей В. К. Бялыницкого-Бирули, уроженца Могилёвского уезда. Сама дача была национализирована только в 1978 году, что позволило ей счастливо избежать участи почти всех старинных усадеб, жизнь в которых надолго прерывалась, обрекая здания на гибель или полную реконструкцию.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Ещё даче повезло в том смысле, что её ангелом-хранителем, а иногда и воительницей-защитником, стала внучатая племянница последней жены художника, тоже художник, реставратор Елена Александровна Тимакова, которая в детстве и юности часто и подолгу гостила на этой даче и очень хорошо помнит, как она выглядела.

Елена Александровна Тимакова и одна из её работ

Елена Александровна Тимакова и одна из её работ

Назвать посещение «Чайки» и рассказ Елены Александровны экскурсией очень трудно — это как приезд в гости: непринуждённая обстановка, неторопливый рассказ. По комнатам и парку можно гулять совершенно свободно, ещё и чаем с пирогами угостят на открытой веранде, за тем самым круглым столом, за которым сиживали Константин Коровин, Фёдор Шаляпин, Игорь Грабарь и ещё многие обладатели громких имён.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Строительством дома руководил сам хозяин, выбрав модный в то время проект с элементами северного модерна: ломаными линиями кровель и фасадов, разнообразной формы асимметрично расположенными окнами, широко вынесенными карнизами со свисающими деревянными подзорами-«гирьками».

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Обойдя дом, вы увидите, что он представляет собой нескольких сложно составленных объемов, и это придаёт ему особую живописность. По преданию, дачу строила артель плотников из Осташковского уезда, построивших ещё несколько аналогичных домов для богатых дачников в окрестностях озера Удомля, и, говорят, один из них сохранился в Удомле возле железнодорожного вокзала, но в город мы не заехали, и убедиться в этом лично не получилось.
В доме три входа, один из них хозяйственный,

«Русский Барбизон»: места вдохновения

и это очень удобно. Знаю это не понаслышке, потому что сама умудрилась спроектировать свой дачный дом с двумя выходами: парадным, на улицу, и «для своих», с выходом через открытую веранду во внутренний двор.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Самое время прогуляться по парку — прекрасный солнечный день ранней осени. Елена Александровна не пустила сюда дизайнеров, опасаясь, что полёт их безудержной фантазии уничтожит и то, что осталось от прежнего усадебного парка (по площади — 1/6 часть), разбивая здесь цветники и внося прочие новшества, чтобы «было красиво», потому что при настоящих владельцах здесь ничего такого не было, ни английских, ни тем более регулярных французских. Важнее для неё сохранить атмосферу русской усадьбы с её тропинками, укромными уголками, беседками и большим круглым столом для чаепитий прямо в саду.

Когда-то здесь была небольшая пристань, но теперь её нет. Или пока?

«Русский Барбизон»: места вдохновения

После революции дача «Чайка» осталась в собственности В. К. Бялыницкого-Бируля. В ней были созданы Свободные государственные художественные мастерские (1918—1919 гг.) и поэтому её не национализировали. В мастерских преподавали К. А. Коровин, В. В. Рождественский, А. Е. Архипов.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

После смерти хозяина (в 1957 году) усадьба «Чайка» осталась в наследство его третьей жене — Елене Алексеевне Стройковой. Содержать большой дом было трудно. Елена Алексеевна обращалась к властям с просьбой создать здесь музей, но ей отказывали, ссылаясь на отдалённость от крупных городов и практически отсутствие туристов (даже сейчас «Чайку» посещают далеко не каждый день). В 1972 году все картины, этюды, эскизы, графика Бялыницкого-Бирули, а также фотографии, личные вещи, предметы дачной обстановки были выкуплены и увезены в Минск, чтобы открыть в Могилёве музей Витольда Бялыницкого-Бирули. Всё, что сейчас здесь есть, Елена Александровна Тимакова собирала по крупицам из разных источников, благо она всё запомнила.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

В доме уютно и совсем не похоже на музейную экспозицию, разве только чуть-чуть.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Во всём остальном — полное впечатление присутствия здесь жизни, будто вещи на столах, полках ждут, когда они понадобятся.

Многое здесь напоминает о дочери Бялыницкого-Бирули от первого брака Любови Витольдовне. В других браках детей у художника не было.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Любовь жила в комнате на втором этаже, и её оформление связано с родом занятий хозяйки — она была актрисой, и в какой-то период играла во МХАТе.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Трагично сложилась судьба Любови. Она умерла в 45 лет — по одной версии утонула, купаясь в озере Удомля, по другой — скончалась от сердечного приступа, уже выбравшись на берег. Похоронили ее на кладбище рядом с Троицкой церковью, что сохранилась на полуострове между озёрами Удомля и Песьво. Отец прожил после её смерти 9 лет…

«Русский Барбизон»: места вдохновения

У Витольда Каэтановича в доме была любимая комната с балконом, с которого открывался великолепный вид на озеро. Правда, тогда не было таких высоких деревьев, но сейчас не менее красиво — тени от из стволов и проникающие сквозь них солнечные лучи — уже готовая картина.

И только спустившись ниже, можно увидеть озеро Удомля, которое Левитан запечатлел на картине «Над вечным покоем».

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Пережившая утраты, сменившая нескольких хозяев, усадьба «Чайка» существует как музей и как творческая мастерская. Официально это филиал Тверской областной картинной галереи. Заведующей музеем, Елене Александровне Тимаковой, удалось воссоздать в старинном доме подлинную атмосферу творческой дачи — с обстановкой в стиле усадьбы начала 20 века, с пленэрами, выставками, уроками художественного мастерства, музыкальной гостиной.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Подходило время отъезда, но очень не хотелось уезжать, хотя нас ожидало ещё одно место, связанное с художниками. Пока наша немногочисленная группа собиралась (медленно, нехотя) к автобусу вышла собака — музейная — не музейная… Этот пёс несколько лет назад пришёл из леса, лохматый, грязный и голодный, и прижился здесь. Нет, не сторожит, но не прогоняют и даже подкармливают, да и туристы всегда чем-нибудь угостят.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Последний взгляд — с сожалением и жгучим желанием вернуться.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Отправляемся на Академическую дачу имени И. Е. Репина. Тоже сначала немного странно — с чего это вдруг в Вышневолоцком уезде, далековато от Питера? Но здесь тоже своя непростая история.
На месте, где сейчас расположена Академическая дача, у истока реки Мсты, был построен один из шлюзов, обеспечивающих прохождение судов по Вышневолоцкой водной системе. Пётр I поручил строительство Михаилу Ивановичу Сердюкову .

Памятник «Лоцманам Вышневолоцкого водного пути от благодарных потомков в год 315-летия со дня создания Вышневолоцкой водной системы и 340-летия со дня рождения Михаила Ивановича Сердюкова. 2 августа 2018 год» у истока реки Мсты, берущей начало в озере Мстино (Мстинское водохранилище)

Памятник «Лоцманам Вышневолоцкого водного пути от благодарных потомков в год 315-летия со дня создания Вышневолоцкой водной системы и 340-летия со дня рождения Михаила Ивановича Сердюкова. 2 августа 2018 год» у истока реки Мсты, берущей начало в озере Мстино (Мстинское водохранилище)

Здесь же, у истока, на высоком берегу стоял дом управляющего, а на старом фундаменте петровского времени при Екатерине II был построен дом, который стоит и теперь (в нём расположен музей).

«Русский Барбизон»: места вдохновения

С постройкой Мариинской водной системы и Петербургской железной дороги водный путь перестал использоваться. Земельный участок с парком, домом и постройками, принадлежавший Министерству путей сообщения, был взят в долгосрочную аренду Академией художеств. Исключительная роль в организации и благоустройстве «Академической дачи» принадлежала её попечителю В. А. Кокореву, обладателю одного из крупнейших собраний русского и западноевропейского искусства, который поручил И. Е. Репину определить особенное место расположения дачи. Академическая дача открылась 22 июля 1884 года как место летней практики студентов Академии художеств. Сюда приезжали на отдых и пленэры видные деятели русского искусства, не один раз — Архип Иванович Куинджи, бывали педагог, учитель Репина, Врубеля, Сурикова Павел Петрович Чистяков, художники Савинский, Жуковский, Бялыницкий-Бируля, Бакшеев и многие другие. По воспоминаниям старожилов, на дачу неоднократно приезжал И. Е. Репин. В Русском музее хранится его этюд «На Академической даче», на котором изображена группа художников, часть павильона и берёза, стоящая возле него.

И.Е. Репин. На Академической даче

И.Е. Репин. На Академической даче

Рассмотрев этот этюд, я живо представила себе, что могли видеть художники с этого места, с высокого берега, и поняла, почему именно оно было выбрано для пленэров.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Позже, в 1885 году, к приезду президента Императорской Академии художеств Великого князя Владимира Александровича, на фундаменте времён Екатерины II был возведён восьмигранный павильон по проекту архитектора В. А. Кенеля, украшенный пропильной и глухой резьбой и ставший художественным центром ансамбля Академической дачи. Этот павильон «повидал» И. Е. Репина, А. И. Куинджи, Н. К. Рериха, Г. Г. Нисского и многих других выдающихся живописцев. Рядом установлен памятник И. Е. Репину скульптора Олега Комова.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Павильон был предназначен для торжественных приёмов и богослужений. Вход в него сейчас свободный, однако, кроме как беседка, вряд ли он как-то используется. Может быть, для проведения каких-то мероприятий? Интерьер простой, однако здесь есть интересные детали.

Открытие Академической дачи в советское время связано с именем одного из старейших академистов, приезжавшего сюда ещё в студенческие годы, Тимофея Ильича Катуркина. В 1945 году он написал письмо в Совет Министров СССР о необходимости государственного финансирования Академической дачи и получил положительный ответ. С тех пор Академические дачи стали местом отдыха и творческой работы для советских художников. Наверно, в доперестроечное время здесь было гораздо веселее. По крайней мере, шаржированная картина в павильоне об этом явно свидетельствует, так же как «самопальные» стихи рядышком, напечатанные на машинке: «А сколь ещё не создано творений! / И в том не может быть сомнений, / Сколь предстоит ещё создать, / Ведь ныне здесь — такая благодать!»

«Русский Барбизон»: места вдохновения

То, что благодать, определённо верно, достаточно обойти полуостров по берегам, чтобы в этом убедиться.

Но давно известно: делу время, потехе час. В мастерских Академической дачи создавались живописные произведения, копии которых (помещение не приспособлено для хранения ценных полотен) демонстрируются в музее.

1. Н.Н. Гаврилов. Свежий день. 1958; 2. В.В. Непьянов. Светлый апрель. 1975

1. Н.Н. Гаврилов. Свежий день. 1958; 2. В.В. Непьянов. Светлый апрель. 1975

Здесь есть мемориальная комната И. Е. Репина. Правда, это слишком громко сказано, однако Репин действительно жил в комнате на втором этаже над верандой, из окна которой открывается потрясающий вид.

Репин постоянно интересовался деятельностью дачи. Так, когда в 1904 году дачу закрыли, он ходатайствовал перед советом Академии о «предоставлении ученикам дачи, в которых они могли бы работать при академических удобствах и постоянно» и об устранении полицейского надзора, установленного за студентами.
Кстати, в комнате Репина есть одна мемориальная вещь — его стул. По его образу и подобию впоследствии делали мебель для дачи.

Репинский стул — справа

Репинский стул — справа

Как призрак из ранней юности, на противоположной стороне полуострова из-за деревьев возникло здание Дома культуры. Как призрак, потому что вспомнились те времена, когда увлечение древнерусской архитектурой входило в моду, и на глаза попалась книжка (или буклет?) с изображением этого здания, и я никак не ожидала его увидеть здесь.

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Помнится, кто-то не принимал его нестандартных форм, кто-то говорил, что это новое слово в архитектуре. У меня же сложилась чёткая связка с изображением церквей у Николая Рериха, который, кстати, тоже здесь бывал, и, возможно, такой проект — дань его памяти.

Н.К. Рерих: 1. Вход в церковь Николы Мокрого в Ярославле; 2. Православие; 3. Псков

Н.К. Рерих: 1. Вход в церковь Николы Мокрого в Ярославле; 2. Православие; 3. Псков

Сейчас прежней жизни здесь нет, однако художники приезжают сюда работать и живут в корпусах с мастерскими, построенными в 1960-е (фото из Интернета, не удалось взять удачный ракурс, да и в Интернете негусто…).

Жилые корпуса на Академической даче

Жилые корпуса на Академической даче

Правда, художники — любители пленэра либо перевелись, либо предпочитают другие места для отдыха (или другие техники), но в сентябре здесь было пустовато.
Академическая дача, при всей ее истории и мемориальности, не смогла заслонить впечатления от «Чайки», хотя они по-своему интересны. Единственное, что понравилось одинаково — природа. Она здесь замечательная!

«Русский Барбизон»: места вдохновения

Анализ
×
Бялыницкий-Бируля В. К.
Шпаликов Геннадий
Левитан И. И.
Степанов А. С.
Богданов Н. П.
ГБУК ТОКГ
Организации
2