Очевидцы рассказали о внезапном начале войны в Абхазии 28 лет назад

@Kavkazskij Uzel

В августе 1992 года грузинское общество было занято внутренним противостоянием и не сразу осознало этническую подоплеку конфликта в Абхазии, указал бывший министр по примирению Паата Закареишвили. Ощущение войны витало в воздухе, но ее начало все равно стало неожиданностью, вспомнил очевидец. Историк Зураб Папаскири рассказал, как грузинские военные грабили мирное население.

Как писал "Кавказский узел", война в Абхазии началась 14 августа 1992 года. Она унесла более восьми тысяч жизней, еще около 18 тысяч человек были ранены. Сильно пострадали от разрушений Сухуми, Гагры и другие города. Около 200 тысяч грузин – почти половина довоенного населения Абхазии — были вынуждены покинуть свои дома. В 2017 году опрошенные "Кавказским узлом" жители Абхазии назвали победу над Грузией в 1993 году главным достижением республики наряду с признанием ее независимости Россией в 2008. Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили тогда же назвал войну в Абхазии "большой ошибкой".

Конфликт вспыхнул после того, как Верховный совет Абхазской АССР, восстановив Конституцию Абхазии 1925 года, провозгласил независимость республики. В Грузии к тому времени было заявлено о восстановлении юридической силы Конституции Грузинской Демократической Республики 1921 года, где не был зафиксирован статус Абхазии в составе страны, говорится в справке "Кавказского узла" "Война в Абхазии (1992-1993): главные факты". Там также содержится подборка видеохроники боевых действий 1992-1993 годов.

Грузинское общество не сразу восприняло конфликт как этнический

Бывший государственный министр Грузии по гражданскому примирению и вопросам интеграции Паата Закареишвили рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что на момент начала войны работал в парламенте в комитете по правам человека и нацменьшинств и одновременно являлся слушателем Духовной семинарии в Тбилиси. По его воспоминаниям, напряжение между грузинами и абхазами чувствовалось, однако война стала для всех неожиданностью.

Тбилиси никакого предчувствия войны с Абхазией не чувствовалось. Я учился в Духовной академии и не увлекался войной. Но было ощущение напряженности - моя мама из Поти, я часто там бывал, где хорошо принимался сигнал сухумского радио, и я слышал, как из одной и той же студии сначала велась передача на абхазском, которого я не понимал, потом на русском, а потом на грузинском языке. Слышалось, как при смене ведущих двигались стулья в студии. И было очевидно, что даже новости на разных языках читают по-разному. То есть даже среди журналистов была вражда. Одно и то же событие коллеги из одной студии, которые ждали друг друга, использовали, чтобы поливать друг друга грязью. На русском языке грузин ругали, на грузинском языке ругали абхазов", - отметил Закареишвили

Он отметил, что при вводе грузинских войск в Абхазию конфликт подавался не как этнический. "Вся грузинская пресса, все общество говорило о звиадистах (стронниках свергнутого президента Грузии Звиада Гамсахурдии. - Прим. "Кавказского узла"). Был очень четкий месседж, что звиадисты в западной Грузии, Мегрелии и в Абхазии подрывают экономику Грузии. Вся пропаганда была антизвиадистская, об абхазах речи не шло", - подчеркнул Паата Закареишвили.

По словам Закареишвили, только после перестрелки в Очамчире 14 августа 1992 года между грузинскими войсками и абхазским ополчением в Грузии поняли, что это конфликт именно с абхазами.

После взятия грузинскими войсками Гагры была сформирована парламентская комиссия по гуманитарным вопросам. 15 октября 1992 года Закареишвили прибыл в Сухуми. "Когда я прибыл в Сухуми, там уже была грузинская часть парламента, и среди грузин был разлад между коммнистами и звиадистами. И звиадисты были за диалог с абхазами, а бывшие коммунисты были категорически против диалога с абхазами", - рассказал Закареишвили.

В дальнейшем Закареишвили, по его словам, приходилось часто заниматься вопросами гуманитарного характера: пропавшими без вести после взятия Гагры абхазскими войсками, пленными и людьми, которые не могли выехать с той или другой стороны. "Абхазы меня принимали довольно нормально, но явно чувствовалось их намерение победить в войне", - отметил он.

Ветераны войны в Абхазии, сражавшиеся на абхазской стороне, ранее рассказали "Кавказскому узлу", что до последнего дня не верили в возможность полномасштабной войны. Грузинское руководство согласовало ввод войск с Россией и не ожидало встретить в Абхазии сопротивление, указал абхазский военный историк Валико Пачулия.

Грузинские солдаты грабили мирных жителей, рассказал очевидец

Доктор исторических наук Зураб Папаскири перед войной преподавал в Абхазском госуниверситете и был при этом тесно связан с грузинским освободительным движением.  "Так получилось, что я два-три дня болел и не выходил в город, и война застала меня врасплох", - отметил Папаскири.

Он указал, что до падения Гагры 6 октября 1992 года все его соседи-абхазы находились в городе. "Никто тогда не убегал. Два месяца мы жили все вместе, и соседи вполне спокойно себя чувствовали. До падения Гагры никто не воспринимал войну всерьез. Но после падения Гагры уже многие абхазы испугались и выехали из Сухуми", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Зураб Папаскири

После начала войны многие надеялись на ее скорое прекращение, заявил он. "Мы все уповали на принятие так называемого Итогового документа - Московского соглашения по урегулированию конфликта 3 сентября 1992 года, подписанного по инициативе Бориса Ельцина в Москве Ардзинбой и Шеварднадзе. На днях я прочитал воспоминание Ардзинбы, который говорит, что вынужден был подписать этот документ, хотя и не собирался выполнять эти условия. Я не ожидал такого откровения. Как такое может быть? То есть он не только нарушил свою договоренность, но и нечестно поступил по отношению к президенту России", - считает Зураб Папаскири.

В книге "Моя жизнь" первый президент Абхазии Владислав Ардзинба писал: "Ельцин, который вначале пообещал, что поставит вопрос о выводе войск с территории Абхазии, не сдержал своего слова и подписал документ, устраивающий Шеварднадзе. Нам ничего не оставалось, как подписать документ, но сделать по-своему. Так и получилось в конечном итоге" (Владислав Ардзинба. "Моя жизнь". Сухум, 2018 г. С. 247).

Зураб Папаскири сообщил, что всю войну с женой и матерью находился в Сухуми. "Очереди за хлебом, свет отключили, воды не было. В течение девяти месяцев так жили. Иногда давали электричество, но ненадолго, и это был большой праздник", - рассказал историк.

Он жил в так называемом Новом районе Сухуми. "Новый район оказался отрезанным от остального города во время наступления абхазских формирований в сентябре 1993 года, и я не смог выбраться, так что был задержан и провел несколько месяцев в следственном изоляторе МВД Абхазии в Сухуми", - сообщил Папаскири.

Историк отметил, что абхазы во время заключения обращались с ним нормально. "Я думаю, что решающую роль в этом сыграл Рауль Хаджимба (президент Абхазии в 2014-2020 годах. - Прим. "Кавказского узла"). Он был до войны моим студентом, а после войны занимал высокий пост в службе госбезопасности Абхазии и навещал меня в камере", - пояснил Зураб Папаскири

Он рассказал, что во время войны грузинские солдаты неоднократно грабили местных мирных жителей. "Мы не смогли навести порядок. Сколько поменяли комендантов, и ни один не смог навести порядок", - констатировал историк.

Папаскири, по его словам, был вынужден стать военным, чтобы помочь соседям, пострадавшим от грабежей. "Я был кандидатом наук, преподавателем в вузе. Кто мог бы меня призвать? Но ко мне несколько раз обращались мои соседи. Говорили, мол, к нам пришли автомобили забирать. Я несколько раз звонил в комендатуру, один раз позвонил даже генералу Георгию Гулуа, чтобы он прислал своих людей. Он сам приехал и остановил грабеж. И пришлось мне идти в армию - я стал офицером Второй механизированной бригады. И когда я надел форму, то у меня уже было больше авторитета, и насколько я мог, я пытался пресечь факты грабежа", - рассказал Зураб Папаскири.

Он считает, что преступления, которые совершали грузинские военные, не имели этнической подоплеки. "Был грабеж, разбой, автомобили отнимали. Но наши вояки грабили не только абхазов, они и грузин грабили", - подчеркнул Папаскири

К середине августа ощущение войны "летало в воздухе"

Приближение войны чувствовалось, но все равно ее начало стало неожиданностью, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" выпускник Сухумской средней школы №2 Исмаил Аметов, который теперь работает преподавателем химии в Симферопольском госуниверситете.

"Мы узнали о вводе войск достаточно поздно - только через два часа после того, как они вошли. 17 августа я и мама должны были ехать в Крым, на историческую родину. Мы уже выписались из Сухуми, уже был дом в Крыму, куда мы должны были переехать. Так что уже готовились уехать. И было ощущение, что что-то должно начаться. Просто в воздухе летало. Просто была надежда, что не в этом году, не сейчас. И тут сообщили, что война. Мы с мамой на следующий день прибыли в Морской порт, откуда должны были плыть в Крым. Но из-за начала военных действий судно не пришло. И я помню, как со стороны реки Бесследки на набережную выехал танк и начал стрелять куда-то. Не в нас, не по порту, но в нашу сторону. И кто-то стрелял в ответ из какого-то здания. Кажется, из ресторана “Амра”. На площади возле порта лежали люди - кажется, это были трупы, но я не успел рассмотреть. Нам пришлось идти домой пешком, и мы уже думали, что не успеем уехать", - рассказал Исмаил Аметов

После неудачной попытки покинуть Абхазию на гражданском судне семья Аметовых получила сообщение, что всем, кто должен был уехать 17 августа, дается возможность сесть на военный корабль в порту рыбного колхоза, в сухумском районе Маяк. "Мы прошли пешком с мамой на пристань, сели на украинский танкодесантный корабль и прибыли в Сочи. Там нас выгрузили. И потом уже мы мирно добрались до Симферополя. А отец остался в Абхазии - он отправил наши вещи на военном корабле, который место Сочи прибыл в Батуми, а сам всеми правдами и неправдами пробрался через грузинские и абхазские блокпосты в Новороссийск. И три недели от него не было ни слуху, ни духу, пока он не сел на тот самый корабль с вещами, который прибыл из Поти в Новороссийск, и не прибыл в Севастополь", - добавил Аметов.

12 августа исполнилось 10 лет со дня окончания вооруженного конфликта между Грузией и Южной Осетией при участии России, вошедшего в историю под названием "Пятидневная война". Масштабные военные действия начались в ночь с 7 на 8 августа 2008 года и продолжались пять дней. 12 августа президент России Дмитрий Медведев заявил, что принял решение о завершении операции. 26 августа 2008 года Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, после чего Грузия прекратила дипломатические отношения с Россией, говорится в справке "Кавказского узла" о "Пятидневной войне".

Автор:Беслан Кмузов; источник:корреспондент "Кавказского узла"

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Организации
Упоминаются