Управделами Путина, мордовский прокурор, южноуральский сенатор: высокопоставленных чиновников обвиняют в пристраивании детей в престижные вузы за бюджетный счет

@Novyj den'
Управделами Путина, мордовский прокурор, южноуральский сенатор: высокопоставленных чиновников обвиняют в пристраивании детей в престижные вузы за бюджетный счет

В России разгорается скандал вокруг поступления в вузы детей чиновников, депутатов и прочих представителей истэблишмента.

Российские издания «Важные истории», «Новая газета» и студенческий журнал Doxa вместе со студентами и «Трансперенси Интернешнл – Россия» (неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру – прим. РИА «Новый День») проанализировали целевой набор в ведущие вузы РФ и пришли к выводу, что многие высокопоставленные чиновники устраивали своих детей и родственников в престижные учебные заведения по целевому набору от госструктур, которые сами же возглавляли или курировали.

«Государство потратило на их обучение десятки миллионов рублей. А бывало и так, что, получив высшее образование, эти родственники не приходили на работу в министерства и ведомства, которые отправили их учиться», – отмечается в исследовании.

Как передает корреспондент РИА «Новый День», целевой набор позволяет попасть в высшее учебное заведение на бюджетное обучение даже с весьма скромными результатами выпускных экзаменов. Система существует с советских времен: с ее помощью пытались обеспечить молодыми специалистами малые города и сельскую местность. Абитуриент (как правило, местный житель) заключал договор на обучение с местной администрацией или каким-либо предприятием, которым гарантировал возвращение после обучения и работу в течение нескольких лет там, где укажет вторая сторона соглашения.

Будущий работодатель, в свою очередь, заключал соглашение с вузом и частично или полностью оплачивал обучение (в случае с педагогами, медиками и прочими представителями соцсферы обучение велось за счет бюджета, как и у поступивших на общих основаниях). Для поступления по целевому набору в советское время достаточно было сдать все вступительные экзамены на тройки.

Систему начали активно возрождать после 2000 года, и сразу же начались скандалы: то там, то тут появлялась информация, что немногочисленные целевые направления делились между детьми чиновников и бизнесменов. Более того, провинция начала делать запросы на целевое обучение по специальностям, нехарактерным для местности: например, какое-нибудь село, специализирующееся на выращивании зерновых или животноводстве, заявляло о необходимости дизайнера, модельера или переводчика. Целевые направления на эти места отдавали детям председателя сельсовета или главе местного сельхозпредприятия.

Главной проблемой целевого набора как в советское, так ив более позднее время было невозвращение выпускников вузов к работодателю, с которым заключался договор. Юридических норм, позволяющих привлечь к ответственности за нарушения соглашения, не было.

Похоже, что ситуация до сих пор не изменилась.

«Согласно постановлению правительства, по многим специальностям от 10% до 30% всех бюджетных мест в российских вузах распределяется по квотам, то есть достается целевикам. Существуют также специальности, куда берут только по целевому набору, – отмечают авторы исследования. – Претендентов на заключение таких договоров отбирает сама госструктура, вуз в этом никак не участвует.

Сама схема совершенно непрозрачна: госструктуры не обязаны публиковать информацию о наборе целевиков и о том, кто и как их отбирает. По каким критериям оценивают кандидатов и их способности, тоже непонятно: нормативов не существует, как и обязанности проводить внутренний конкурс. А руководитель госструктуры может единолично принять решение, кого отправить на учебу, без всякого обоснования».

В рамках исследования были изучены приказы о зачислении целевиков 15 российских вузов с 2015 по 2019 год, публиковавшиеся в открытом доступе. В выборку попали 12 российских вузов из списка лучших по мировым стандартам (МГУ, ВШЭ, МГИМО, МФТИ, РУДН, РЭУ имени Плеханова, МИСИС, СПБГУ, ИТМО, СамНИУ, ННГУ, ВГУ) и 3 ключевых отраслевых института (МГМУ имени Сеченова, МГЛУ и ВГИК).

При анализе учитывали только тех, чьи родственные связи удалось подтвердить по другим источникам.

В целом, в список внесли более 3 тысяч имен, причем в 102 случаях удалось подтвердить, что дети или родственники госслужащих поступали на учебу целевым образом по направлению от госструктур, которые эти госслужащие возглавляли или с которыми тесно взаимодействовали по службе.

Так, в список попали бывший советник президента Сергей Дубик, чей сын учился на юридическом факультете МГУ (стоимость обучения 385 тыс рублей в год); экс-руководитель организационно-моблизационного департамента МЧС Андрей Третьяков, чей сын поступил в институт информационных технологий, математики и механики ННГУ (100 тыс рублей в год); глава прокуратуры Мордовии – его сын по направлению Генпрокуратуры РФ поступил на юрфак МГУ.

В списке оказалась и первый вице-губернатор Челябинской области Ирина Гехт: в то время, когда она представляла регион в Совете Федерации, ее дочь поступила на факультет лечебного дела ПМГМУ им. И.М. Сеченова, год обучения на котором стоит 350 тыс рублей в год. На этот же факультет, кстати, окончил сын управделами президента РФ Александра Колпакова.

«Новый День» предложил Ирине Гехт прокомментировать ситуацию, но она отказалась.

Челябинск, Ольга Арсентьева

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Ирина Альфредовна Гехт
Последняя должность: Сенатор Совета Федерации (Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации)
Александр Сергеевич Колпаков
Последняя должность: Управляющий делами (УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ)
Арсентьева Ольга
Третьяков Андрей
Дубик Сергей
Места
Места действия