«Мне не нужна большая популярность»: Ян о чемпионском статусе, своей команде и возможности перехода в другой дивизион

После завоевания чемпионского пояса UFC необходимо не забывать, что ты являешься профессиональным спортсменом, и не распыляться на ненужное общение. Об этом в интервью RT заявил новый обладатель титула в легчайшем весе Пётр Ян. Боец рассказал, почему считает бой с Жозе Алдо самым сложным в карьере, отметил значимость грамотно подобранной команды, а также объяснил популярность единоборств в Сибири и на Кавказе.

«Мне не нужна большая популярность»: Ян о чемпионском статусе, своей команде и возможности перехода в другой дивизион
    Gettyimages.ru © Mike Roach / Zuffa LLC

— Удалось ли вам прийти в себя после победы? Или пресса и болельщики пока не дают отдохнуть?

— Да, сейчас появилось больше свободного времени, так как не нужно думать о поединке, сопернике, поясе, о том, какая на тебе лежит ответственность. Отдыхаю, так как знаю, что сделал свою работу на отлично. Конечно, журналисты задают много вопросов, но я стараюсь их отсеивать. Всегда найду свободное время для тех, кто был рядом в начале моего пути в UFC. А с остальными у меня нет желания общаться. Мне не нужна большая популярность, я к ней не стремлюсь.

— В любом случае ваш новый статус предполагает повышенное внимание фанатов, рекламные обязательства, общение с прессой, что зачастую отнимает силы и отвлекает от тренировочного процесса. Как вы намерены справляться с этим аспектом чемпионской жизни?

— Да, появляется больше ответственности, приходится брать на себя обязательства. Но я постараюсь держать себя в фокусе. Понимаю, что мне предстоит защищать пояс, а значит, проделать много работы. Поэтому заранее оговариваю, когда у меня есть свободное время для тех или иных мероприятий. Стараюсь всё успевать и не забывать, что я профессиональный спортсмен.

— Вы намерены провести тур с чемпионским поясом по городам Сибири. Не приглашали ли вас к себе другие регионы или даже страны?

— Другие страны — нет. Что касается России, то я понимаю, что для такого тура необходимо время. Именно поэтому в первую очередь хотел бы посетить те города, где я тренировался. Я делаю это не ради СМИ, мне нужно встретиться с молодёжью, ребятами, которых я знаю или которые на меня равняются. Для меня это действительно важно.

— Вы с Жозе Алдо жили в одном отеле. Удалось ли вам пообщаться после боя?

— Нет, я его не видел. Пересекался с его командой, они поздравили меня с победой. Думаю, мы оба испытываем друг к другу только уважение. Поединок получился очень жёсткий и бескомпромиссный, как я и ожидал. Понимал, что человек пришёл в мою весовую категорию, чтобы забрать то, что принадлежит мне. Если дам моральную слабину, меня переедут.

— Можно ли говорить о том, что это был ваш самый сложный бой в UFC?

— Думаю, да, со многих точек зрения. Это и психологический момент, и условия, в которых он проходил, и то, что на кону стоял пояс в лучшей лиге мира. Всё это создавало дополнительное давление. Кроме того, чувствовал ответственность перед людьми, которые находились рядом. Ведь я такой человек, который любит всё контролировать. Мне важно, чтобы каждый член команды поддерживал общую энергетику, при этом исполняя свои обязанности.

— Кто за что отвечает?

— Джон Хатчинсон — тренер по боксу. Мы работаем с ним на протяжении полутора лет. Мне он очень приятен как человек, потому что всегда с душой делает своё дело. Менеджер Саят Абдрахманов решает вопросы со СМИ, отвечает за расписание. Алексей всегда знает, куда нам нужно ехать. Борец Денис Лаврентьев и кикбоксер Ильяс Хамзин мне помогают с тренировками и весогонкой. Они мои друзья, мы вместе уже не первый год. Над моим питанием работают диетологи UFC.

Приятно, что в команде есть баланс. Главное, чтобы мне было комфортно находиться с людьми, которые меня окружают. Иногда у меня спрашивают, почему не еду в США. Но я тренируюсь в Tiger Muay Thai в Таиланде, в Екатеринбурге и Омске. И выиграл именно на этом багаже. Если что-то работает, зачем это менять?

— На «Бойцовском острове» вы встретились с вашим прошлым соперником Юрайей Фейбером. О чём вы с ним говорили?

— Да, я знал, что на турнире он будет секундантом у одного из бойцов. Мы обсудили поединок, дальнейшие планы, соперников. Юрайя поздравил меня и пригласил к себе.

— Если поступит предложение перейти в другой дивизион, то вы бы скорее поднялись в полулёгкий вес или спустились в наилегчайший?

— Наверное, я бы поднялся на категорию выше. Если бы захотел, мог бы и согнать вес, но мне это неинтересно. Хочется проверять себя против более сильных и опасных соперников. Понимаю, что в таких боях значительную роль играют психологический фактор и технические аспекты.

— Раньше вы сетовали на то, что соперники вас игнорируют, а теперь каждый из них и сам пытается бросить вам вызов. Насколько приятно видеть такой поворот событий?

— Конечно, приятно, когда люди ради меня встают в очередь. Сейчас я им нужнее, они хотят забрать мой пояс. Поэтому бойцы будут бегать, пытаться обратить на себя внимание. А мы посмотрим, кто и что говорил раньше, как себя вёл. И уже от этого будем отталкиваться при выборе следующего оппонента.

— Практически на каждый бой в UFC вы выходили с травмами. Были ли вы полностью здоровы перед поединком с Алдо?

— Нет, с физической точки зрения я не чувствовал себя на 100%. Но ментально был готов на 150%, был настроен, мотивирован и заряжен на хороший поединок.

— В ночь перед боем к вам в гостиничный номер пришли сотрудники Антидопингового агентства США (USADA). Насколько был оправдан столь поздний визит?

— Да, это был необоснованный поступок с их стороны. Мы подстраивались под американское время, поэтому подъём был намечен на 4 утра. Допинг-офицеры пришли в 10 вечера, на тот момент я уже уснул. Это было очень неприятно, так как обычно тесты берутся уже на арене. Думаю, либо у UFC с USADA была договорённость, либо они сами не поняли, что так не принято.

— Как бы вы оценили организацию и меры безопасности на «Бойцовском острове»? Не сложилось ли впечатления, что пришлось сдать слишком много тестов на коронавирус?

— Всё работало очень отлаженно и чётко. Разбудили, довезли до места. Не нужно думать о том, что будешь есть или пить, всё выдают. Кроме того, мне понравилась атмосфера. Что касается тестов, то не думаю, что их было чрезмерно много. Лучше себя обезопасить, чем недоглядеть. Везде были разные маски, антисептики, посторонние не допускались.

— Хотелось бы вернуться?

— Да, конечно, если представится такая возможность, то я бы проводил здесь свои поединки. К слову, первый раз пришлось выступать без зрителей. Сложно было предугадать, как этот момент на мне скажется, так как большая зрительская аудитория обычно добавляет мотивации. Но мне было комфортно, хорошо слышал подсказки команды и сразу на них реагировал.

— Успели пересмотреть поединок?

— Да.

— Сложилось впечатление, что бой должен был быть остановлен уже в первом раунде...

— В первом раунде я попал Алдо в печень настолько сильно, что он даже закричал. Тогда начал его добивать, но оставалось мало времени. Да и рефери попался терпеливый и в любом случае дал бы сопернику «дожить». Во второй пятиминутке я пропустил много неприятных лоукиков по нижней части голени. Честно говоря, при подготовке мы этот момент упустили, хотя и знали, что Жозе обычно проводит такие удары по бедру. Но это был хороший опыт. Теперь знаю, что нужно на всё обращать внимание.

— Почему во втором раунде вы не пробивали ему в корпус?

— В соответствии с планом первые два раунда я должен был его давить и прессинговать, работать по ногам, стараясь пробить по животу, чтобы сбить дыхание, заставить промахиваться, вывести из себя. Мне пришлось поменять стойку, потому что отбил ногу. Да, мне надо было снова найти боевую дистанцию, но я всё равно продолжал придерживаться задуманного.

— Что делает вас непобедимым?

— Наверное, это тяжёлая работа, которая даёт свои плоды. Кроме того, некий бойцовский стержень, какое-то чутьё. В моменты, когда тебя сбивают и ты не можешь делать то, что должен был, необходимо сфокусироваться. Наверное, это тоже у меня есть. Это называется бойцовское IQ. Оно проявляется тогда, когда тебе дают соперника. Вы оба готовитесь, изучаете друг друга, важно уметь перестраиваться, чтобы в ответственный момент не пропустить удар.

— Может, дело в сибирском упорстве и закалке?

— Да, они тоже дают мне очень многое. Я прошёл через много разных ситуаций, драк, но здесь я работаю, зарабатываю себе на жизнь. Значит, необходимо серьёзно к этому подойти и развиваться. Нет предела совершенству, и в каждом аспекте ещё есть над чем работать. Например, над ударной техникой, над борьбой. При подготовке к каждому поединку стараемся что-то добавлять. Я молод, и мне есть куда расти, буду стараться прогрессировать.

— Почему в российских единоборствах лидируют два региона — Сибирь и Кавказ?

— Думаю, всё дело в условиях. В Сибири много самородков, ребят, которые хотят чего-то достичь, кем-то стать, чтобы вырваться из рутины. Зачем это тому, у кого всё есть, кто всегда сыт? Необходимо быть готовым к сумасшедшей работе, к постоянным ограничениям, к дисциплине. Так же и с Кавказом. Это идеология, воспитание. Ребёнок с детства не курит и не пьёт, а идёт в зал. Хотелось бы, чтобы людей с такими взглядами становилось только больше.

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Пётр Евгеньевич Ян
Последняя должность: Спортсмен-профессионал по смешанным боевым искусствам
Жозе Алдо
Хамзин Ильяс
Абдрахманов Саят
Организации
Упоминаются
USADA
Сфера деятельности:Культура и спорт
UFC
Компании
События
Источники
Технологии
Упоминаются
YouTube
Производитель:Google