Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Краткое содержание

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии. В первые годы после окончания холодной войны устремления обеих стран были связаны с Западом. Однако в последнее десятилетие Индия проводила политику ориентации на Восток (Look East Policy), стремясь восстановить своё политическое и экономическое влияние в Юго-Восточной Азии (ЮВА) и выстроить новые стратегические партнёрства с такими восточноазиатскими державами, как Япония и Южная Корея. Поворот России на Восток и переход Индии от политики «Смотри на Восток» к концепции «Действуй на Востоке» (Act East Policy) создали новые возможности для более тесных геополитических и геоэкономических отношений между Индией и Россией.

Россия — это экономика с избыточными сырьевыми ресурсами, тогда как индийская экономика характеризуется дефицитом этих ресурсов. Эта разница стала основой для ново.го партнёрства, опирающегося на общность геоэкономических интересов. Как экономика с избытком трудовых ресурсов и дефицитом энергоресурсов, Индия может выиграть от до.ступа к земельным (земледелие и продовольствие) и энергетическим ресурсам на Дальнем Востоке России. Как экономика, испытывающая дефицит трудовых ресурсов, Россия может выиграть от притока индийских трудовых мигрантов, который не представляет таких долго.срочных стратегических вызовов, как приток мигрантов из соседних регионов. Индия также является растущим рынком для российского экспорта.

Новое мышление, формирующее отношения между Россией и Индией, — это ответ на взаимные экономические потребности, особенно в контексте западных экономических санкций против России и вызовов, связанных с геополитическим и геоэкономическим усилением Китая на Дальнем Востоке. Чтобы в полной мере воспользоваться этими возможностями, Индия должна наращивать свою связность с данным регионом. Растущее взаимодействие Индии с Восточной Азией и формирование Индо-Тихоокеанского региона в качестве моста между Индией и восточной Тихоокеанской дугой открывают новые возможности для российско-индийского партнёрства.

Индия рассматривает новую политику России на Дальнем Востоке как геополитическую и геоэкономическую возможность. Для реализации всего имеющегося потенциала России необходимо упростить визовый режим, процедуру оформления вида на жительство, а также проводить понятную и прозрачную политику в отношении иностранных инвестиций. Что касается индийского бизнеса, то ему необходимо исследовать новые возможности, по.мимо нефтегазового сектора, в сфере земледелия, разведки полезных ископаемых, создания производственных мощностей и грузоперевозок. Дальний Восток России может также стать производственной базой для индийских экспортёров, стремящихся получить доступ к рынкам Северо-Восточной Азии.

Индия и российский Дальний Восток

До конца 1980-х гг. Советский Союз был в числе крупнейших торговых партнёров Индии наряду с Европой. Распад СССР нарушил эти важные экономические связи: доля России во внешней торговле Индии упала с 16% в 1988 г. до 2% в 1992 г. Но даже когда Индия и Россия решали такие проблемы, как переход от торговли в рупиях и рублях к расчётам в долларах и обеспечение непрерывного доступа к стратегическому импорту, включая ядерные материалы и продукцию оборонной промышленности, идея поиска новых путей поддержания двусторонних отношений уже витала в политических коридорах Нью-Дели. Я вспоминаю разговор с покойным К. Субраманьямом, который долгое время был директором Индийского института оборонных исследований и анализа, в середине 1990-х гг. Ещё тогда он говорил о том, что Индии нужно использовать ресурсный потенциал российского Дальнего Востока[1]. Субраманьям был проницательным человеком. Он сравнивал Дальний Восток России с теми регионами Канады, где давно поселились фермеры из индийского штата Пенджаб, добившись там больших успехов в своём деле[2]. Несмотря на такое раннее признание экономического значения российского Дальнего Востока для Индии, правительства двух стран до сих пор не вышли за рамки энергетического сектора для реализации имеющегося потенциала. Инвестиции Индии в нефтегазовую отрасль России до сих пор остаются единственным направлением, по которому происходит сколь-либо значимое экономическое взаимодействие между двумя странами.

Декларация о стратегическом партнёрстве России и Индии, подписанная в 2000 г., стала основой для долгосрочного сотрудничества между ними в сфере энергетики. В 2001 г. международное отделение индийской Oil and Natural Gas Corporation (ONGC), Oil Videsh Limited, инвестировало в нефтяное месторождение «Сахалин-1»,выкупив 20 % акций.Это стало крупнейшим инвестиционным проектом Индии в нефтяной сфере за рубежом. В 2004 г. Рос.сия и Индия договорились о совместной разведке газовых месторождений в Каспийском море. С тех пор заинтересованность Индии в инвестировании средств в нефтегазовые месторождения Дальнего Востока, включая шельфовые месторождения, постоянно росла. Однако эта деятельность в энергетической отрасли до последнего времени не подкреплялась сопоставимым прогрессом в сельскохозяйственной и промышленной сферах.

Отсутствие должного уровня взаимодействия с российским Даль.ним Востоком было лишь одним из аспектов общего ослабления связей между Индией и Россией в 1990-е гг. Основная причина заключается в том, что обе страны были сконцентрированы на задаче улучшения отношений с Западом. В то время как Россия была больше занята выстраиванием отношений с Европой, Индия развивала новое партнёрство с США. Этот более широкий контекст снижения двусторонних контактов обусловил отсутствие какого-либо активного взаимодействия на российском Дальнем Востоке. Даже индийская политика «Смотреть на Восток», про.возглашённая в начале 1990-х гг. с целью обновления связей со странами ЮВА, в лучшем случае была нацелена на развитие более тесного экономического взаимодействия с Японией и Южной Кореей и до последнего времени не выходила за эти рамки.

И хотя Индия только недавно начала проявлять заметную заинтересованность в российском Дальнем Востоке, подобное взаимодействие представляется естественным выбором двух стран ввиду структуры их экономик. Индия — экономика с дефицитом ресурсов и избытком рабочей силы, тогда как Россия — экономика, имеющая избыток природных ресурсов, но страдающая от нехватки рабочей силы. Поэтому более активное участие Индии в экономическом развитии российского Дальнего Востока более чем оправданно.

События после 2012 года

Интересно, что и Индия, и Россия наращивали взаимодействие с ЮВА в 1990-х гг., став партнёрами по Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), членами Регионального форума АСЕАН (АРФ), а затем и членами Восточноазиатского саммита (ВАС). Большинство аналитиков отмечает, что председательство России в форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в 2012 г. ознаменовало начало взаимодействия с Восточной Азией на новом, более высоком уровне. Этот процесс был обусловлен несколькими факторами: разочарованностью России без.успешными попытками сближения с Европой, озабоченностью по поводу усиления Китая, который становился доминирующей геоэкономической и геополитической державой в Азии и, самое главное, превращением Азии, особенно Восточной и Юго-Восточной, в новый локомотив мирового экономического роста.

После финансового кризиса 2008–2009 гг., бушевавшего по обе стороны Атлантики, США и Евросоюз переживали экономический спад, а китайская экономика, наоборот, укрепилась. Этот кризис лишь ускорил основополагающую тенденцию смещения центра тяжести в мировой экономике с Запада на Восток. В совокупности все эти факторы побудили Россию уделять больше внимания своему Дальнему Востоку. Проведение саммита АТЭС 2012 г. во Владивостоке лишний раз просигнализировало о происходящем сдвиге. В том же году президент Владимир Путин, выступая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), сказал: «Мы готовы дать инвесторам больше, чем просто новое качество финансовой, транспортной и энергетической инфраструктуры. Новый евразийский рынок, предлагающий новую конфигурацию и колоссальные потенциальные возможности, находится в процессе формирования. Россия развивает интеграционные проекты в евразийском регионе в невиданных прежде масштабах и с беспрецедентной скоростью». Освоение евразийских рынков — часть российского аналога индийской политики «Смотри на Восток»[3].

Индия долгое время не обращала должного внимания на новый по.ворот России на Восток. Однако к 2017 г. она также начала участвовать в этом процессе. На ПМЭФ 2017 г. Индия была почётным гостем. Выступая на форуме, премьер-министр Нарендра Моди подчеркнул, что индийско-российские отношения основаны на доверии и будут стремительно развиваться в быстроменяющемся мире. В сентябре 2017 г. министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж возглавила делегацию крупных бизнесменов на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке и заявила о приверженности Индии более тесному экономическому сотрудничеству с российским Дальним Востоком[4].

Геоэкономика индийской политики

Как уже упоминалось, интерес Индии к российскому Дальнему Востоку в основном был продиктован её потребностью в природных ресурсах этого региона, в том числе в его пахотных землях. В недавно опубликованном индийском исследовании говорится, что нефть и природный газ, железная руда, медь, алмазы и золото, питьевая вода, лес и рыбные запасы — это те ресурсы региона, которые будут востребованы на индийском рынке[5]. В этот список нужно также внести пахотные земли. Ключ к получению Индией доступа к этим ресурсам — это наращивание взаимосвязанности с этим регионом. Индия подчёркивает необходимость инвестиций в грузоперевозки и порты, развитие «синей экономики» («экологичной» экономики. — Прим. пер.) в Индийском океане и Индо-Тихоокеанском регионе. Растущие экономические связи Индии с Японией, Южной Кореей, Тайванем и Китаем сделали Северо-Восточную Азию важным геоэкономическим регионом для развития Индии. Российский Дальний Восток — это следующий шаг, сулящий большие экономические выгоды для Индии.

Следовательно, необходимой предпосылкой для увеличения объёмов торговли и инвестиций между Индией и Дальним Востоком России было бы развитие инфраструктуры, нацеленной на наращивание взаимосвязанности между двумя регионами. Чтобы стимулировать инвестиции в развитие транспортных коридоров и соответствующей инфраструктуры, необходимой для сельскохозяйственного и промышленного освоения российского Дальнего Востока, а также вызвать интерес к этому региону у индийских инвесторов, Индии и России следует подписать соглашение о свободной торговле, облегчить визовый режим и улучшить транспортное сообщение.

Взаимосвязанность — это ключ к развитию в современном мире. Китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) является очередным подтверждением важности инвестиций в этой сфере для общего экономического развития. Индии и России также необходимо инвестировать в наращивание взаимосвязанности между двумя странами, а также повышение эффективности развиваемых связей. Поскольку сообщение по суше осложняется геополитическими препятствиями и соображениями безопасности, можно развивать морские транспортные пути. Отсюда важность развития судоходства и «синей экономики».

Именно в этом контексте было предложено развитие морского пути ЧеннаиВладивосток[6]. Это сообщение облегчит товарный обмен между двумя восточными портами двух стран, сократив время перевозок до 24 дней в сравнении с 40 днями, за которые корабли прибывают в Ин.дию через Европу. Судоходный маршрут ЧеннаиВладивосток мог бы стать стержнем Индо-Тихоокеанского морского пути между Индией и Дальним Востоком, а также Северо-Восточной Азией в целом. Однако экономика этого маршрута будет зависеть от общего уровня экономического взаимодействия Индии с государствами Северо-Восточной Азии в общем и российским Дальним Востоком — в частности. Активное наращивание морских транспортных путей потребует развития двусторонней торговли, чтобы корабли с товарами шли в оба конца.

Принципиальные геополитические факторы

Хотя долгосрочные экономические интересы образуют фундамент значимых двусторонних связей между Индией и российским Дальним Востоком, непосредственные геополитические и оборонные соображения также влияют на принятие экономических решений. Усиление Китая в качестве крупной экономической державы в Азии, источника инвестиций, рынка экспортных товаров и, главным образом, источника массовой трудовой миграции изменило геоэкономику и геополитику российского Дальнего Востока. Хотя Китай будет оставаться важным игроком в экономике и политике и гарантом безопасности региона, что лишний раз подчёркивается инициативой ОПОП, России следует избегать риска излишней зависимости от Китая[7]. С точки зрения России, имеются веские основания для того, что.бы развивать связи с другими крупными экономическими игроками в Азии, включая Японию, Корею и Индию. Индия одновременно является хорошим рынком для российского экспорта и российских инвестиций. Помимо исключительно экономических соображений, российско-индийские отношения всегда строились на общности геополитических интересов, взаимном доверии и сотрудничестве в сфере обороны и безопасности.

Поскольку Китай в последнее время стал доминирующей силой в этом регионе, очевидно, что геополитические факторы будут уравновешивать любой экономический дисбаланс[8], который может возникать по при.чине низкого уровня такого взаимодействия. Другими словами, даже если деловые связи России и Китая будут интенсивнее, чем у России с Индией, Москва и Нью-Дели могут сделать ставку на перекрёстное субсидирование своего экономического взаимодействия по геополитическим соображениям. Например, даже если судоходный маршрут ЧеннаиВладивосток не представляется на данном этапе перспективным экономическим проектом с учётом низкого уровня двусторонней торговли, правительства двух стран могут, тем не менее, выступить за его реализацию ввиду общих геополитических интересов, а также приоритетов в сфере безопасности.

Заключение. Перспективы на будущее

Стремительность наращивания экономического взаимодействия между Индией и Дальним Востоком России в последние два года — после участия премьер-министра Нарендры Моди в ПМЭФ и министра иностранных дел Сушмы Сварадж в ВЭФ 2017 г. — говорит о том, что правительства обеих стран серьёзно относятся к обновлению индийско-российских отношений. Особенно в контексте развития российского Дальнего Востока и политики поворота на Восток, провозглашённой в Москве, и индийской политики «Действуй на Востоке». Это служит хорошим предзнаменованием. Но чтобы сохранить динамику такого взаимодействия, правительства обеих стран должны стимулировать компании частного сектора активнее использовать новые экономические возможности не только в нефтегазовой отрасли, но также в промышленности и сельском хозяйстве. Миграция индийских граждан, особенно фермеров, на Дальний Восток, а также устойчивые инвестиции в энергетические и промышленные проекты необходимы для того, чтобы хотя бы частично уравновесить превалирование Китая в этом регионе.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба Валдай. С другими записками можно ознакомиться по адресу http://ru.valdaiclub.com/a/valdai-papers/

[1]          Замечание сделано в ходе личной беседы автора с К. Субраманьямом в 1993–1994 гг.

[2]          См., например, Punjabi Farmers in Canada Contribute Immensely // Hindustan Times. 2016. March 19. URL: https://ww w.hindustantimes.com/punjab/kisan-mela-punjabi-farmers-incanada-contribute-immensely/stor y.qoV4wqT8oqmZYL7ucbmQgJ.html

[3]          Lo B., Hill F. Putin’s Pivot: Why Russia is Looking East // Brookings Institution, 2013. July. URL: https://www. brookings.edu/opinions/putins-pivot-why-russia-is-looking-east/

[4]          India wants to extend its ties with Russia’s Far East: Swaraj // The Hindu Business Line. 2017. September 7. URL: https://www.thehindubusinessline.com/economy/india-wantsto-extend-its-ties-with-russias-far-east.swaraj/article9847330.ece

[5]          Rekha C. Relevance of Russian Far East in India’s Geo-Economic Interests // Centre for Air Power Studies, 2017. December. URL: http://capsindia.org/files/documents/CAPS_ExpertView_CR_04.pdf

[6]          Silk Road Briefing. Chennai to Vladivostok. 2017. September 14. URL: https://www.silkroadbriefing.com/ news/2017/09/14/chennai-vladivostok-india-russia-maritime-overlandroutes-develop/

[7]          Sanghi А., et al. A Rebalancing China and Resurging India: How will the pendulum swing for Russia? The World Bank Group, Russia. 2017.

[8]          Chaudhury D. R. In Balancing Act, Russia Opens Far Eastern Region to India // The Economic Times. 2018. July 12. URL: https://economictimes.indiatimes.com/news/defence/in-balancing-act-russia-opens-far-eastern.region-to-india/articleshow/60283658.cms; Sharma R. India and Russia Are Getting Together to Counter-Balance China — This Time in Russian Far East // CNN News. 2017. September 11. URL: https://www.news18.com/ news/india/opinion-india-and-russia-are-getting-together-to-counterbalance-china-this-time-in-russian-far.east-1514833.html

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Владимир Владимирович Путин
Последняя должность: Президент Российской Федерации
Сушма Сварадж
Последняя должность: Министр (Министерство иностранных дел Республики Индия)
Нарендра Дамодардас Моди
Последняя должность: Премьер-министр (Правительство Индии)