Вскрылся весь фарс пенсионной реформы

Фото: PA Archive/PA Images/TASS
Фото: PA Archive/PA Images/TASS

Министерство труда внесло на общественное обсуждение проект приказа о величине прожиточного минимума за III квартал 2019 года.

В пояснительной записке к документу предполагается, что эта величина будет установлена в размере 11 тыс. 12 руб. Для трудоспособного населения прожиточный минимум будет составлять 11 тыс. 942 руб., для пенсионеров — 9 тыс. 90 руб., для детей — 10 тыс. 838 руб.

Величина прожиточного минимума за III квартал текущего года по сравнению со вторым кварталом будет уменьшена для трудоспособного населения и детей на 1,5%, для пенсионеров — на 1,6%.

В ведомстве необходимость этой меры объяснили снижением цен на продукты питания, которые используются при исчислении величины прожиточного минимума. Прежде всего, стали дешевле картофель и овощи, которые занимают значительную часть продуктового набора потребительской корзины. Так, в среднем за III квартал 2019 года по сравнению с предыдущим кварталом цена на белокочанную капусту упала на 50,7%, на лук — на 24,1%, на морковь — на 18%, на свеклу — на 13,3%, на картофель — на 12,6%.

Одновременно снизились цены на сахар-песок на 11,2% и яйца куриные на 4,7%. Цены на молоко и молокопродукты незначительно повысились — от 0,7% на молоко до 2,5% на масло сливочное. На говядину (кроме бескостного мяса) и мясо кур (кроме куриных окорочков) увеличились на 1,6%.

При этом стоимость непродовольственных товаров и стоимость услуг, рассчитываемые исходя из стоимости минимального набора продуктов питания, практически не изменились.

Как отмечает издание, уменьшение величины прожиточного минимума наблюдалось и в предыдущие годы: в 2014 году на 1,3%, в 2015-м — на 3,4%, в 2016-м — на 0,7%. Это — сезонный фактор.

Возникает вопрос, правильно ли понижать прожиточный минимум каждый раз, когда происходит сезонное понижение цен на определенные продукты. А что делать, когда цены опять начинают расти? Обратно повышать?

Отметим, что величина прожиточного минимума необходима для оценки уровня жизни населения при разработке и реализации социальной политики и федеральных социальных программ, обоснования устанавливаемого на федеральном уровне минимального размера оплаты труда, а также для определения устанавливаемых на федеральном уровне размеров стипендий, пособий и других социальных выплат. В том числе, к величине прожиточного минимума привязан размер пенсий. То есть он будет уменьшаться пропорционально снижению величины прожиточного минимума? А как же официально декларируемая цель пенсионной реформы — увеличение размера пенсий?

Напомним, кстати, что на днях «Левада-центр» привел данные опроса по поводу адекватности нынешнего уровня прожиточного минимума объективной реальности. Оказалось, что большинство россиян считают, что необходимый прожиточный минимум в два раза превышает официально установленный Минтрудом.

— Скорее всего, сезонное падение цен на фрукты и овощи действительно дало формальные основания для того, чтобы пересчитать прожиточный минимум, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Что касается подлинной причины проведения подобных расчетов, то она, как мне кажется, заключается в том, чтобы предотвратить появление статистических данных, свидетельствующих о росте бедности. Реальные доходы продолжают снижаться. Между тем, правительство обязали добиться снижения доли бедных в структуре населения. Правительство пытается решить эту задачу доступными ему средствами.

«СП»: — Снижение цен на продукты это сезонное явление. А что потом? Опять поднимут прожиточный минимум, когда подорожают?

— Прожиточный минимум, конечно, придется поднимать. Но это будут стараться делать так, чтобы это не сильно портило статистику. Поэтому пересчитывать его будут, манипулируя данными, игнорируя реальное положение дел и стараясь как можно дольше не замечать повышения цен на продукты питания.

«СП»: — А как насчет пенсии? Она ж тоже привязана к прожиточному минимуму. То есть вскрывается весь фарс пенсионной реформы?

— Пенсионная реформа проводилась для того, чтобы снизить бюджетные расходы (на мой взгляд, эта цель так и не будет достигнута) и подготовиться к возможному падению цен на нефть. Поэтому даже если дохода бюджета будут расти, пенсию будут повышать будут крайне осторожно, опасаясь неблагоприяного изменения внешнеэкономической конъюнктуры. А для этого будут стараться при помощи манипулирования статическими данными занизить реальный уровень инфляции.

«СП»: — Какую еще опасность для россиян это может представлять?

— Для граждан России наибольшую опасность представляют не попытки правительства получить основания для оптимистических реляций и заявлений об очередных успехах. И даже не его стремление снизить бюджетные расходы, снизив уровень социальной поддержки. А его принципиальная неспособность добиваться создания новых рабочих мест для работников, обладающих высокой квалификацией, и создавать предпосылки для повышения уровня оплаты труда. Это угрожает необратимой социальной деградацией и лишает российское общество надежды на успешное развитие.

«СП»: — Согласно опросам, необходимый, по мнению россиян, реальный прожиточный минимум в два раза превышает официально установленный Минтрудом. Насколько это объективно? Или россияне много хотят? Как можно поднять прожиточный минимум для желаемого уровня?

— В январе этого года правительство Румынии установило минимальную заработную плату для работников, не обладающих высшим образованием, в размере 445 евро. Если перевести эту сумму в рубли, то она будет примерно соответствовать представлениям российских граждан о прожиточном минимуме. При этом Румыния страдает от оттока рабочей силы. Цены на продукты питания в этой стране примерно такие же, как в России: в этом можно убедиться, посетив сайты румынских торговых сетей. Так что запросы российских граждан мне представляются чрезмерно заниженными.

— Ничего удивительного в этой инициативе нет, — уверен эксперт Института инновационного развития Денис Зоммер.

— Конечно снижение цен на продукты, звучит еще менее правдоподобно, чем то, что наши сограждане стали дольше жить, и поэтому можно нужно было проводить пенсионную реформу и увеличить пенсионный возраст в 2018 году.

Создается впечатление то ли оторванности чиновников Минтруда от реальной жизни, включая закупку продуктов в магазине, с одной стороны, с другой — полное понимание того, что никакой реакции на это со стороны общества не последует. Ведь весь смысл этой инициативы — он прозрачен и прост — минимизация нагрузки на бюджет государства, минимизации социальных обязательств государства перед всеми гражданами, за счет абсолютно издевательского подлога цифр. И тут совершенно понятно, почему на бумаге продукты дешевеют, ответ предельно прост: минимизация стоимости продуктовой корзины ведет к уменьшению минимального размера оплаты труда, т.е. всем бюджетникам можно совершенно официально меньше платить —- врачам, учителям, медсестрам и т. д. Ведет эта очередная людоедская инициатива именно к этому.

«СП»: — Правильно ли привязывать прожиточный минимум к сезонным скачкам цен на продукты. А если они опять подорожают?

— В общем, существование в современной реальности такого понятия как Минтруд, звучит примерно как профсоюз заключённых в концлагере. Привязка тех или иных показателей к уменьшению стоимости овощей фруктов в сезон, в наших широтах настоящая дикость. Ведь человек живет круглый год, и это не означает, что его потребительские траты с освобождением совершенно небольших сумм из потребительского минимума, сразу делают его жизнь полной роскоши. Согласитесь, сэкономленные сорок рублей на килограмме моркови, не дают возможности пенсионеру купить такую же яхту как у Абрамовича, или хотя бы резиновый плот, этих денег явно недостаточно. Отсюда очень простой вывод, государства освобождает средства в очередной раз не из карманов тех, кто может позволить иметь собственный футбольный клуб, яхты дворцы, а у тех, кто смиренно не выйдет протестовать, в чем пока государства в лице своих профильных министерств совершенно уверено. По большому счету, это все сюжет сюрреалистических произведений в стиле писателей Пелевина или Сорокина, только вот пробуют их в реальности и на людях.

«СП»: — Уменьшение прожиточного минимума для трудоспособного населения и детей на 1,5%, для пенсионеров — на 1,6% это много или мало? Это сильно повлияет на нашу жизнь?

— Хороший вопрос. Уменьшение на 1, 6 процентов у пенсионеров, например, освобождает с усредненной пенсии в 12000 рублей? С одного миллиона человек уже 192 миллиона, много это или мало, тоже хороший вопрос. Что мог пенсионер купить на 192 рубля, ну, например, пакет молока по акции 39.99, батон социального хлеба — 25, пачку социальной гречневой крупы — 30, десяток яиц — 50 и килограмм сахарного песка по акции примерно 40. Много это или мало? Но за этим скрывается возможность выживать, и цены эти не репрезентативны, потому как акции в ретейлерах на весь перечень продуктов непостоянны. Тоже самое касается и трудоспособного населения, потому как человек должен ни только уметь выжить на зарплату, но и получать развитие — профессиональное, культурное, а не чувствовать себя загнанным в клетку бессловесным животным, с единственной целью успеть что купить, чтобы что-то поесть и как-то поспать, да и не забываем что коммунальные платежи вместе с потребительской корзиной никто не уменьшает сезонно.

«СП»: — Получается тогда и пенсию они не повысят уже? Она ж тоже привязана к прожиточному минимуму. Но ведь пенсионная реформа проводилась якобы как раз для увеличения пенсий…

— Думаю, никто из архитекторов подобных инициатив и тем более пенсионной реформы, законов о пенсионном возрасте вопросом о таких вещах не задаётся. За счет высвобождения средств, государство, по сути, субсидирует крупный частный бизнес, который страдает от западных санкций. Хотя должно быть ровно наоборот. Думаю, следующей инициативой может стать не просто пенсионная реформа и повышение пенсионного возраста, а полный отказ государства от подобных обязательств, поэтому повышение пенсий может произойти, но при этом их могут пересчитать таким образом, что хорошо если её размер хотя бы сохранится.

«СП»: — Какие еще последствия для россиян это может иметь?

— Последствия предсказуемы: это, безусловно, уменьшение затрат на все социальные обязательства государства — пособия, зарплаты, пенсии. Уменьшение затрат на медицину и образование. Самое главное — на этом фоне сохранится основной показатель социального неравенства постоянное «богатые становятся ещё богаче, а бедные ещё беднее», это ведет именно к такому результату. Избежать этого можно, но для этого необходимы серьезные социальные и политические действия, которые применяются сейчас в диаметрально противоположную сторону.

svpressa.ru

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Россия и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×
Люди
Действующие лица
Галкин Дмитрий
Зоммер Денис
Организации
Упоминаются
АНО "Левада-Центр"
Сфера деятельности:Связь и ИТ
Места
Места действия