Как сериал «Во все тяжкие» стал вторым самым прибыльным проектом Sony после «Человека-паука»

@

Статья написана по книге The Big Picture: The Fight for The Future of Movies журналиста Бена Фритца.

«Во все тяжкие» — один из самых известных сериалов последних лет. Мы многое слышали о его высоких рейтингах и лестных обзорах критиков, однако мало кто знает о том, что это ещё и один из самых прибыльных телевизионных продуктов в истории Sony.

11 октября на Netflix вышел El Camino — полнометражное продолжение сериала. Пользуясь случаем, вспоминаем события, которые привели к созданию шоу, финансовые достижения Breaking Bad, а также то, как история Уолтера Уайта повлияла на отношения между топ-менеджерами Sony.

Расцвет телевидения

Успех «Во все тяжкие» невозможно рассматривать в отрыве от развития ТВ-индустрии в целом. В начале XXI века телевидение значительно уступало по статусу кино. В то же время руководители крупных голливудских студий понимали, что намного выгоднее заниматься производством сериалов, а не фильмов: они приносили больше прибыли.

Конгломерату Time Warner, например, в 2009 году 50 процентов чистых доходов обеспечили такие знаменитые сериалы как «Друзья», «Скорая помощь» и «Два с половиной человека», а вовсе не франшизы вроде «Гарри Поттера», с которыми ассоциировалось её подразделение Warner Bros.

«Друзья»

Это происходит потому, что крупные студии сами производят сериалы, но далеко не всегда занимаются их показом. Вместо этого они продают (обычно не один раз) права другим телевизионным сетям за большие деньги: такая практика была распространена с давних пор. Интересно, что на повышение общего качества сериалов повлияло именно развитие такого метода ведения бизнеса.

В конце XX века студии делали ставку на детективные шоу, в которых практически отсутствовал основной сюжет: главные герои каждый эпизод раскрывали новые дела. Яркие примеры — «Закон и порядок» и «Она написала убийство». В этой стратегии была своя логика: даже самые преданные зрители не могли следить за длинными сериалами постоянно, поэтому значительную часть рейтингов обеспечивали люди, увидевшие шоу случайно: авторам было важно, чтобы новая публика заинтересовалась проектом без знания контекста.

«Она написала убийство»

Ситуация начала меняться с появлением DVD и записывающих устройств вроде TiVo. Людям стало интереснее смотреть не по одной серии за раз, а заниматься «запойным» просмотром: поэтому детективы с минимумом сквозного сюжета начали стремительно терять свою актуальность. Для того, чтобы поддержать зрительский интерес и таким образом заставить кабельные сети платить больше за популярный контент, студии начали вкладывать деньги в производство оригинальных ТВ-шоу с захватывающим для зрителя сюжетом.

Приятный бонус — более высокие доходы с продаж DVD и Blu-Ray. Когда же и диски начали терять популярность, то на первый план вышли стриминговые сервисы. Их руководители были готовы платить серьёзные деньги, чтобы добавить популярное шоу с свой каталог. Netflix, например, в 2011 году заплатил студии Lionsgate около 77 миллионов долларов за возможность показа сериала «Безумцы».

«Безумцы»

Именно так началась золотая эпоха телевидения, во время которой появилось множество великолепных сериалов, в том числе и «Во все тяжкие».

За кулисами

Так как сериал был создан ТВ-подразделением компании Sony, то его успех напрямую связан со Стивом Мошко — президентом Sony Pictures Television (SPT) с 2001 по 2016 год. Согласно внутренней иерархии студии, Мошко отчитывался перед Эми Паскаль и Майклом Линтоном — председателями Sony Pictures Entertainment.

Стив Мошко

В начале XXI века отношение к сериалам в компании не сильно отличалось от такового в остальной части Голливуда: заниматься фильмами было намного престижнее. Когда Мошко только пришёл в Sony, её ТВ-подразделение было на грани закрытия: студия только что закончила сотрудничество с крупнейшими сетями ABC и Fox, которые делали ставку на собственный контент, а своих телевизионных сетей у Sony тогда не было. Однако Мошко увидел потенциал в продаже сериалов кабельным телеканалам, которые нуждались в оригинальном контенте для привлечения зрителей.

Одним из самых удачных партнёров для Sony в период с 2002 по 2005 год стал телеканал FX: он купил у компании права на сериал «Щит», впоследствии получивший несколько «Золотых глобусов». Конечно, доходы от сериалов нельзя было сравнивать с фильмами Sony, в частности с «Человеком-пауком»: чистая прибыль составляла около 12 миллионов долларов. Но очень скоро эта цифра резко выросла.

«Щит»

Однажды в Sony Pictures Television пришёл сценарист Винс Гиллиган, в прошлом несколько лет работавший над «Секретными материалами». Он принёс с собой черновик сценария амбициозного сериала, главный герой которого должен был постепенно превращаться из протагониста в антагониста. Завязка истории впечатлила руководителей SPT, но когда они презентовали концепцию шоу Майклу Линтону, то он назвал её «худшей идеей для сериала, которую он только слышал».

Понять Линтона можно: в 2006 году мало кто мог поверить, что зритель в здравом уме будет смотреть шоу о школьном учителе химии, который решил варить метамфетамин, чтобы заработать денег для семьи после того, как у него диагностировали рак.

Несмотря на то, что Линтон не показал большого интереса в сериале, он не стал чинить препятствий в производстве. Несомненным плюсом для студии оказалось то, что шоу не требовало больших вложений: съёмки проходили в штате Нью-Мексико, где можно было получить хорошие налоговые льготы, а спецэффектов и знаменитых актёров в сериале не было.

Права на показ «Во все тяжкие» купил телеканал AMC, на котором в середине нулевых показывали в основном классические фильмы. Руководители канала решили, что им нужны оригинальные проекты, чтобы остаться на плаву. Среди других претендентов на покупку сериала были Showtime, HBO и TNT, но все они отказались.

Однако шоу могло оказаться на FX — руководители канала даже участвовали в дискуссиях насчёт пилотного эпизода. Но в итоге они решили сделать ставку на сериал «Жёлтая пресса» с Кортни Кокс, рассказывающем о журналистке, исследующей личную жизнь знаменитостей: продержался сериал в эфире всего два сезона.

Постер сериала «Жёлтая пресса»

Нельзя сказать, что «Во все тяжкие» стал хитом с первой серии. Ещё до старта руководители Sony считали, что сериал за четыре сезона принесёт всего 19 миллионов долларов прибыли: все были согласны и на такой исход. С 2008 по 2012 год сериал в среднем смотрело два миллиона телезрителей. Цифра небольшая, но боссы AMC были уверены, что это шоу — именно то, что им нужно. «Во все тяжкие» был взрослым, оригинальным проектом с захватывающим сюжетом, который хвалили критики и публика.

Так думали не только руководители AMC: на сериал Гиллигана обратил внимание быстро набирающий обороты Netflix — сервису были нужны подобные сериалы для того, чтобы подталкивать пользователей к «запойному» просмотру. Шоу попало на сервис после окончания 4 сезона в октябре 2011 года. Сумма сделки между Netflix и Sony составила 800 тысяч долларов за один эпизод.

Интересно, что в 2011 году боссы AMC сомневались в необходимости давать сериалу полный пятый сезон: они не были уверены, что вложения окупятся. Но продюсеры «Во все тяжкие» отказались урезать историю, а Sony даже начинала искать новый дом для проекта. После этого руководители канала всё-таки продлили сериал на полноценный заключительный сезон.

Вряд ли они пожалели об этом решении. Благодаря Netflix, сериал нашёл новую аудиторию: как следствие, рейтинг первой серии пятого сезона в два раза превысил показатели прошлых эпизодов. Внезапно о «Во все тяжкие» начали говорить все, а финал шоу в сентябре 2013 года смотрело уже больше десяти миллионов человек.

Возможно, без сделки Sony со стриминговым сервисом сериал не получил бы такого широкого признания. С этим согласен и сам Винс Гиллиган: он благодарил Netflix за помощь в популяризации «Во все тяжкие» во время получения премии «Эмми» в 2013 году.

Винс Гиллиган

Самые большие доходы Sony начала получать уже после завершения сериала. Так как шоу получило статус современной классики, DVD и Blu-ray с полным собранием всех пяти сезонов пользовались огромным спросом: за первую неделю было продано 100 и 27 тысяч копий соответственно.

К 2014 году доходы от продаж дисков достигли 215 миллионов долларов. Это был самый крупный, но не единственный источник прибыли: Netflix и AMC продолжали платить за показ «Во все тяжкие», а в официальном магазине мерчендайза можно было найти, как и сейчас, всё, что угодно: даже кухонный фартук с лицом Уолтера Уайта.

Эми Паскаль и Майкл Линтон ожидали, что совокупные доходы от «Во все тяжкие» составят около 300 миллионов, но они ошиблись.

К 2016 году шоу принесло студии 400 миллионов долларов чистой прибыли.

Сериал оказался самым успешным проектом для Sony со времён первого «Человека-паука» от Сэма Рэйми. Для компании это был фантастический результат. Особенно учитывая, что «более престижное» кино-подразделение никак не могло начать стабильно зарабатывать в середине 2010-х.

Внутренние споры

Под руководством Стива Мошко ТВ-подразделение Sony превратилось в один из главных источников доходов для всей компании. После 2010 года сериалы зачастую приносили больше денег, чем фильмы: особенно сильно это было заметно на фоне скромных успехов новых картин про Человека-паука.

Впрочем, сам Мошко почти не участвовал в производстве шоу: его основной задачей был поиск каналов, готовых приобрести права на показ новых сериалов. И с этой обязанностью он справлялся отлично.

Стив Мошко

Мошко можно отнести к типу людей, которые сделали свою карьеру сами. Он не принадлежал к голливудской элите, а был родом из многодетной небогатой семьи. После окончания университета Мошко продавал рекламу радиостанциям и мечтал попасть в ТВ-индустрию. Он много работал и постоянно думал, как выгоднее закрыть следующую сделку. Трудоголизм в итоге и привёл его в Голливуд в 1992 году: через десять лет ему удалось возглавить Sony Pictures Television.

Несмотря на его успешную работу и успехи сериалов, даже в середине 2010-х отношение главных боссов Sony к ТВ-подразделению не сильно поменялось: у людей, работавших с кино, было больше власти и уважения. Та же Эми Паскаль, несмотря на слабые успехи фильмов Sony, занимала пост сопредседателя всей студии.

На корпоративных собраниях Мошко зачастую был единственным сотрудником ТВ-отделения, тогда как кино-подразделение представляло сразу несколько человек: и все они пользовались большим доверием Паскаль и Линтона, чем президент SPT.

Эми Паскаль и Майкл Линтон

Ситуацию ухудшало и то, что в Sony, в отличие от других студий, не существовало разделения между отделами производства фильмов и сериалов, а в отчётах доходы от двух направлений суммировались. У Мошко просто не было возможности показать, какой процент прибыли обеспечивало именно его подразделение.

В подобной обстановке конфликты между сотрудниками стали обычным делом. Масла в огонь подливал и сам Мошко: при любом удобном случае он высказывал недовольство своим положением коллегам из других студий или журналистам.

Интересно, что Эми Паскаль прекрасно понимала сложившуюся ситуацию и видела, что после 2010 года заниматься сериалами стало престижно: многие знаменитые актёры и режиссёры начали уходить на телевидение ради творческой свободы. Казалось, что это — идеальный момент для восстановления доверительных отношений с президентом ТВ-подразделения её собственной студии.

Одно из немногих совместных фото Паскаль и Мошко

Однако Паскаль решила попробовать заниматься сериалами самостоятельно, без помощи опытного Стива Мошко. Под её руководством в 2013 году студия сняла пилот сериала «Ватикан» для Showtime: режиссёром выступил Ридли Скотт. Однако сериал так и не состоялся из-за творческих разногласий между руководством канала и сценаристом: повлиять на ситуацию у Паскаль также не получилось.

Это событие ещё больше испортило отношения между ней и Мошко. ТВ-сотрудники видели в Паскаль только заносчивого чужака, который пытается проникнуть туда, где ему не место. Дальнейший финансовый успех «Во все тяжкие» лишь увеличил пропасть между сотрудниками одной компании: доверительное сотрудничество между ними было невозможно.

Мошко писал письма Паскаль, в которых указывал, что уже несколько лет чувствует принижение своих заслуг с её стороны. Её поражали подобные обвинения: Паскаль считала, что всегда изо всех сил помогала коллеге.

Ходят разговоры, которые принижают мои заслуги и достижения других людей из ТВ-подразделения. Думаю, что сейчас все понимают, чего мы достигли за последние 11 лет. Больше всего меня волнуют персональные нападки со стороны других сотрудников студии: они делают это, чтобы показать значимость тебя и Линтона.

Я всегда делал всё, чтобы оправдать ваши ожидания. В этом году мы ожидаем максимальную прибыль. И всё это затерялось в этих отвратительных событиях. Я сижу и думаю, чем мне пришлось пожертвовать ради удержания компании на плаву в сложное время. Хреново осознавать, что после всего этого на амбразуру кидают именно тебя.

Стив Мошко

экс-президент Sony Pictures Television

Майкл Линтон также не стремился наладить отношения между своими подчинёнными: к Эми Паскаль он всегда относился лучше, подчёркивая её старание и эффективность в производстве фильмов. Но когда Линтон говорил об успехах сериалов, то делал акцент на командной работе всей студии и не выделял Мошко как успешного президента. Всё это привело к тому, что последний рассматривал любое событие в Sony как войну между кино и телевидением: даже когда на кону стояло существование всей студии.

В 2014 году Sony взломали хакеры, и в сети оказались личные переписки главных лиц компании. В этой критической ситуации ТВ-руководители осознанно дистанцировались от своих коллег. В прессе то и дело появлялись неприятные анонимные высказывания сотрудников SPT о том, что они оказались замешаны в скандале, к началу которого причастно только кино-подразделение Sony.

Линтону стало понятно, что Мошко вряд ли смирится со сложившейся ситуацией и в будущем наверняка будет стремиться занять пост CEO. Помня, что Мошко не стеснялся обращаться в прессу ради достижения своих целей, Линтон решил прекратить сотрудничество с подчинённым: в 2016 году контракт президента SPT с Sony истёк, а продлевать его не стали. Налицо был явный личный конфликт: Линтон считал, что раздувшееся за последнее время эго Мошко вряд ли принесёт пользу компании в дальнейшем.

Несмотря на то, что поначалу не все верили в успех «Во все тяжкие», сериалу удалось стать одним из главных проектов новой эпохи телевидения. Высокие оценки критиков и зрителей превратились для Sony в 400 миллионов долларов чистой прибыли — больше на тот момент принёс только «Человек-паук» 2002 года.

Однако успех сериала лишь обострил отношения между сотрудниками студии в тяжёлое время. Это, по мнению журналиста Бена Фритца, не позволило Sony стать лидером в меняющейся индустрии, в которой на первый план вышли сериалы.

Впрочем, студийные конфликты не повлияли на «Во все тяжкие». Шоу приносит стабильный доход даже спустя несколько лет после своего завершения, к выходу готовится пятый сезон спин-оффа «Лучше звоните Солу», а Netflix выпускает полнометражный фильм-продолжение оригинала. Поэтому вряд ли зрители попрощаются с миром сериала в ближайшее время.

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Нью-Мексико и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×
Люди
Действующие лица
Ридли Скотт
Мошко Стив
Линтон Майкл
Кокс Кортни
Фритц Бен
Организации
Упоминаются
Warner Bros.
Сфера деятельности:Культура и спорт
Места
Места действия