«Путь самурая» или «Храбрый парень»?

«Путь самурая» или «Храбрый парень»?

Чем хорош Тувинский государственный театр кукол – он всегда делает спектакли интересные и для детей, и для взрослых. Чем плох этот театр – после спектакля невозможно выбросить из головы те мысли и идеи, которыми он «заряжает» свои постановки: они крутятся, не давая покоя. Или это как раз самое ценное в театре?

Трехсантиметро­вый сын

На прошлой неделе прошла премьера спектакля по японской сказке «Иссумбоси». Обычно говорят, что главный герой близок европейскому Мальчику-с-пальчик. Но с таким же успехом можно сказать, что он близок Дюймовочке. Слово «Иссумбоси» составное: «иссун» - мера длины, приблизительно три сантиметра, «боси» - «сын», а «н» в этом слове произносится как «м».

На самом деле Мальчик-с-пальчик так же далек от Иссумбоси, как далека Европа от Японии. В европейских сказках Мальчик-с-пальчик, как правило, крестьянский сын, или сын лесоруба, или сын очень бедных родителей. В славянских вариантах (Горошек, Воловье ушко) прорезаются социальные мотивы: маленький мальчик потешается над царем или барином, вредит им.

То есть, общего здесь – только крошечный рост главного героя. В Японии делают упор на благородство. На путь доблести. Иссумбоси становится самураем, то есть рыцарем. А это уже наполняет сказку совсем иным смыслом.

Самураи и ниндзя

Благородство – это то, о чем мы редко думаем. Нам кажется, что время благородных рыцарей прошло. И да, прошло время рыцарского сословия. Но это не означает, что благородство может когда-нибудь «выйти из моды». Хотя чего греха таить, все постарались заменить благородство чем-то другим. Порой абсолютно противоположным.

Совсем недавно все дети любили черепашек-ниндзя. Они прекрасны, спору нет. Но всеобщее увлечение ниндзя как раз и может служить примером подмены понятий. Ниндзя («скрывающийся; тот, кто прячется») - разведчик-диверсант, шпион, лазутчик и наемный убийца. Самурай – рыцарь. Само слово «самурай» происходит от старинной формы глагола «служить», то есть самурай - служилый человек.

Был вполне конкретный кодекс самурая – Бусидо. Одно из его правил: «Самурай должен, прежде всего, постоянно помнить, что он может умереть в любой момент, и если такой момент настанет, то умереть самурай должен с честью. Вот его главное дело».

«Конечно, идеальных рыцарей всегда было мало, а может быть, их никогда и не было…» - это мы сейчас так себя уговариваем, чтобы объяснить свои неблаговидные поступки. Ладно, не было. Но была идея. Был идеал, к которому хотелось стремиться.

Самураев воспитывали в театре

Обучить будущего самурая, как кажется, было нелегко. Отвага и мужество, выносливость и терпение – плод долгих лет воспитания. Будущих самураев растили бесстрашными и смелыми – развивали качества, которые считались в среде самураев самыми главными. Настоящий рыцарь должен был пренебречь своей собственной жизнью ради жизни другого.

Как пишут: «Такой характер развивался чтением рассказов и историй о храбрости и воинственности легендарных героев, знаменитых военачальников и самураев, просмотром театральных представлений».

Ну вот и подошли опять к театру, который закинул такой хитрый «крючок» - тему благородного рыцаря.

Точнее – пока подошли к названию спектакля: «Иссумбоси. Путь маленького самурая». После сдачи спектакля, во время обсуждения, присутствующие решили, что самурайского-то тут ничего нет и что постановку лучше назвать «Храбрый Иссумбоси».

По сути, пошли по европейскому пути: сын бедных родителей, чтобы поддержать их, идет в большой город на заработки. Вообще, в самой японской сказке, он – сын богатых, но бездетных родителей. Маленькая деталь, которая все меняет. Ему не нужно искать денег для пропитания, он хочет служить, хочет стать воином.

Хотел стать воином

Добраться до города трудно, тут, по сюжету сказки, происходит много разных приключений. Из чашечки он делает себе лодку, а из палочек для еды – весла, муравей показывает дорогу… В общем – просто детская сказка. Приходит в город, нанимается на работу к одному богатому человеку. Воином с таким ростом стать трудно, он больше развлекает всех домочадцев своего хозяина. Хотя какую-нибудь муху, которая докучает хозяйской дочери, может очень даже отважно зарубить.

То есть, у малыша совсем нет шансов стать настоящим воином? Совсем не так. Не знаю, как японцы, а мы вроде как должны помнить слова старухи Изергиль (героини рассказа Горького): «В жизни всегда есть место подвигам». Кстати, и продолжение этой реплики тоже очень в тему сказки о маленьком самурае: «И те, которые не находят их для себя, - те просто лентяи и трусы, или не понимают жизни».

Так, значит место подвигам всегда есть. И тут мы видим, что на девушку нападают огромные страшные демоны. Да, демоны огромные и страшные. И трехсантиметровому герою вроде бы делать тут нечего. Но он же самурай! «Самурай должен, прежде всего, постоянно помнить, что он может умереть в любой момент, и если такой момент настанет, то умереть самурай должен с честью». Он не думает о своей жизни, он должен спасти девушку. Причем, даже не потому, что она – девушка, а потому, что она – дочь человека, которому он служит. Вот такие выверты не европейской сказки.

Он колет их своим мечом, сделанным из иголки, они пытаются наколоть его на вилы – не удалось. А проглотить? Получилось. Но он и изнутри колет их. В общем, все демоны погибают. И остается волшебный молоток, который может выполнять желания.

На самом интересном месте

А вот сейчас, на самом интересном месте, предлагаю прерваться и перейти к авторам спектакля. Точнее, к вопросу – почему вы выбрали именно сказку. Режиссер – Айдыс Чадамба – ответил просто: «Это был выбор директора театра». А что скажет директор – Саян Монгуш? А он и сказал, что не хочет говорить громкие слова, но главной идеей было – вернуть идеалы благородства, показать, что не все решается деньгами или чьим-то желанием. Он хочет, чтобы дети видели: не надо бояться препятствий, всегда можно добиться успеха, если цель – благородное дело.

Ну вот, все так и оказалось. История о маленьком самурае изначально была выбрана, как история о благородстве. И в доказательство этого герой спектакля поступил еще более благородно, чем герой японской сказки. В сказке Иссумбоси берет молоток, ударяет им три раза и с каждый ударом растет, превращаясь в красивого юношу. А в пьесе он дает молоток девушке. Это она уже ударит молотком, и Иссумбоси превратится в настоящего человека.

Ну вот, как-то так все и получилось. Может быть, постановку все-таки переименуют, и она будет называться «Храбрый Иссумбоси». Только жаль, что из спектакля вместе с названием уйдут честь и благородство самурая.

Чего нет у театра кукол

Главное, чего нет у Тувинского государственного театра кукол – это общей проблемы многих организаций и учреждений: кадрового голода. Откуда и как берет администрация сотрудников – ее личный секрет. Когда театр начинал работать, профессиональными были практически только актеры. То есть, все остальные (художники, музыканты, режиссеры, бутафоры) тоже были профессионалами, но не в «кукольном деле». Потихоньку все выправилось, появились специалисты-кукольники.

Начал работать Андрей Кара-Сал - первый специалист в Туве, который получил редкое образование «художник-постановщик театра кукол» (Российский государственный институт сценического искусства, факультет театра кукол). В этом сезоне начали работать звукорежиссер Амыр-Санаа Дамдын (Московский институт кино и телевидения), художник-бутафор Буян Саая (Восточно-Сибирский государственный институт культуры, Улан-Удэ).

Но, кстати, они уже работали в театре, художники уже делали куклы и декорации. По предложению Андрея Кара-Сала сейчас для изготовления кукол используют современные пластичные материалы – это быстрее и прочнее, чем из папье-маше. Еще со времен практики Андрей изготовил более десятка новых кукол, оформил два спектакля как художник-постановщик. Амыр-Санаа Дамдын сейчас работает над созданием объемного звука, который будет идти к зрителям со всех сторон.

Где и как администрация берет новые штаты, как получают гранты – фирменный секрет успеха.

Чего еще нет

Чего еще нет у театра кукол? Конечно, своего здания. Например, мы сейчас не можем сказать, что именно будет идти в театре «Тет-а-тет» 20 октября. Театр кукол на этот день запланировал и, как говорят, согласовал премьеру «Рикки-Тикки-Тави», но здание принадлежит Национальному театру, и на этот день здесь уже запланировано что-то другое. Конечно, это проблема временная, хотя и долгая. Театр не построишь на раз-два-три. Еще нет свободных мест в зале на спектаклях. Это, конечно, хорошо и означает, что зритель-то уже есть. Но опять же говорит о необходимости своего здания.

А вот чего не хватает этому материалу о спектакле: имен создателей. Режиссер – Айдыс Чадамба, создатель кукол – Андрей Кара-Сал, постановщик-декоратор Маннай Хомушку. В ролях: Буян Сарыглар – Рассказчик и Демоны, Аржаана Дамдын – Старушка и Девушка, Орлан Лопсан – Старик, Эрес Ооржак – Иссумбоси, Буяна Монгалби – Муравей.

Ну вот и все. А главная идея спектакля, по словам Саяна Монгуша: «Мы стали слишком прагматичными. Не надо забывать о том, что есть еще и честь, и достоинство».

Автор: И. Качан
Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Япония и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×
Люди
Действующие лица
Чадамба Айдыс
Монгуш Саян
Кара Андрей
Санаа Амыр
Дамдын Аржаана
Места
Места действия