Сальваторе Сиригу: В трудные времена нажимал на кнопку «перезагрузка»

Вратарь «Торино» переживает, по его словам (в интервью France Football) настоящее «возрождение» – как, прочем, и его клуб, и сборная Италии, куда он не прочь вернуться.

ГОВОРИМ ТУРИН, ПОДРАЗУМЕВАЕМ – ТОРИНО

– Слово «Возрождение», какие ассоциации возникают?
– (Задумался). Нотр-Дам (Собор Парижской богоматери – прим. ред.) – пожар. Это одно из самых ярких достопримечательностей Парижа, его истории. Я прожил пять лет в этом городе, мне было по-настоящему больно. Думаешь, что такого не может быть никогда, и вдруг: пламя, крыша рушится. Хорошо, обошлось без жертв. Но, что касается слова «Возрождение», верю, как это уже было, Нотр-Дам отстроят и он снова станет местом паломничества.

– Знаменитый стадион «Филадельфия» (домашний стадион «Торино» с 1926-го по 1958 год), где мы сейчас говорим, был снесен (в 1998-м) и отстроен заново (открыт в 2017-м) – тоже в некотором роде «Возрождение». Каково быть игроком легендарного «Торино»? Какие чувства?
– Чувства особые. Как будто прикасаешься к истории! Но без мандража. Даже в кайф. Играть за «Торино» – большая честь. В Италии до сих пор помнят команду 1949-го (разбилась в авиакатастрофе 4 мая 1949-го), и столько замечательных футболистов в играли в этом клубе. И сейчас «Торино» потихоньку возрождается, возвращается на прежние позиции в чемпионате..

– В городе как будто все пронизано духом «Торино»…
– Совершенно верно. В первое время, помню, когда приезжали сюда родители и приятели, всегда удивлялись: «Невероятно! Здесь играет лучший итальянский клуб – «Ювентус», но его болельщиков почти не видно, зато на каждом шагу тифози «Торино»!» Говорим Турин – подразумеваем Торино. Здесь все помешаны на этом клубе. Так что, уверяю вас, дух «Торино» – это совсем не абстракция.

– Слово «Возрождение» вполне подходит и к вам: была в некотором роде черная полоса в карьере, теперь…
– Вам виднее… Но не стоит драматизировать, карьера футболиста, как и любого спортсмена – это взлеты и падения. Главное, уметь преодолевать эти черные полосы. Но если идешь в нужном направлении – нет проблем. Как бы то ни было, никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя опускать руки, надо верить в себя. Только так в нашей профессии, где полно разных подводных камней. Попал в трудную ситуацию, спасение – в постоянной работе.

ГЛАВНОЕ – ОТТОЛКНУТЬСЯ В НУЖНЫЙ МОМЕНТ

gettyimages-1172651075-612x612

– Очевидно, верный подход, за два года, что вы снова в Италии, вам удалось вернуть свои позиции одного из лучших вратарей страны. Как оцениваете свой нынешний уровень?
– Скажем так, хотя мне и 32, считаю себя еще молодым, могу еще удивить. Ведь для вратаря возраст – не помеха. Я его просто не чувствую, нет ощущения, что пора подводить итоги. Хотя много пережито, много намотал на ус, Знаю себе цену, поэтому чувствую себя уверено в чемпионате, какими бы трудными матчи ни были.

– Как вам кажется, с 2011-го, когда уехали из Италии, выросли в профессиональном плане?
– Да. Базовая техника та же, но я открыл для себя новые методы тренировки, по-новому начал смотреть на какие-то вещи и благодаря этому подтянул кое-какие качества.

– В серии А вы – гроза пенальтистов. Взяли пять из восьми! Тренируетесь что ли особенным образом?
– Можно сколько угодно изучать, как тот или иной соперник бьет пенальти, это надо, но все равно главное здесь – интуиция. Ты сконцентрирован только на ударе, в этот момент и не вспоминаешь, куда обычно бьет этот парень. Еще момент. Со временем я понял, что кроме интуиции очень важно попасть в нужный ритм. То есть оттолкнуться в нужный момент – ни раньше, ни позже. От этого все зависит.

– Вы – не человек, а ураган, порой, кажется, готовы снести все на своем пути…
– Всегда был таким заводным. Просто раньше это не так было заметно. Это бешеное желание побеждать, быть лучшим объясняется еще и выработанной жизненной позицией – нельзя жить вчерашним днем. Чтобы быть на высоте, на определенном уровне, не опускать планку, надо пахать, не останавливаться, рвать и метать. Не смотреть назад, ни о чем не жалеть, ни на что не жаловаться.

– Мы говорим о «Возрождении», но, может быть, к вашей истории применимо и слово «Реванш»?
– Я никогда не пытался никому что-то объяснять, почему сделал что-то так или эдак в своей карьере. Главное всегда было не слово, а дело – то есть матчи. Всегда ставил перед собой максимальные задачи, чтобы проверить себя.

ПИСАЛИ ПРО КАКИЕ-ТО ГРУППИРОВКИ В «ПСЖ» – НЕ БЫЛО ЭТОГО!

gettyimages-523914776-612x612

– Последний сезон в Париже, 2015/16, сложился непросто для вас – пришел Кевин Трапп и стал основным. Вас отдали в аренду «Севилье», и там не покатило. Не возникло мысли бросить все к такой-то матери?
– Ни в коем случае! У меня были трудные времена, но возникало совсем другое желание – нажать на кнопку «reset» («перезагрузка») и начать все сначала. Многие говорили, что такой финал в «ПСЖ» – это настоящий удар. Но я не зацикливался. Была сложно в психологическом плане, но когда стоишь в рамке, думаешь только о том, чтобы не пропустить. А вот после матча – да, было непросто. Конечно, согласен, после того как был все время вратарем №1, такой поворот довольно паршивый. Но все-таки в свой последний сезон за «ПСЖ» я сыграл 14 официальных матчей, выиграл Кубок Франции и Кубок Лиги. И не пропустил ни одного мяча в трех матчах чемпионата. Ко мне не было претензий ни в одной игре, чувствовал себя в прекрасной форме. Да, история с «ПСЖ» закончилась не очень красиво, но запомнится не это, а счастливые моменты. А какой был последний матч за «ПСЖ» – против «Марселя» в финале Кубка Франции (4:2)! Прощальный матч получился, лучше и не придумаешь ведь?

– Следите за «ПСЖ»?
– Если есть статья, да еще есть фото – с удовольствием читаю. Все-таки пять лет отыграл в Париже, выиграл 12 разных кубков и турниров.

– Почему все-таки вы оказались не нужны «ПСЖ»? Можете сейчас ответить на этот вопрос?
– Неприятный осадок остался не от того, что усадили на скамейку, а то, КАК все это делалось. Но я не первый, не последний. Но не будем об этом, давайте о хорошем, главное команда двигается вперед, фанаты поддерживают. И меня, полагаю, все вспоминают добрым словом, потому что, в частности, сразу, как пришел, попытался изъясняться по-французски. Никогда не выкаблучивался, не вступал в разборки. Прекрасная была команда – никогда ее не забуду. Писали про какие-то группировки в «ПСЖ», да не было этого, можете мне поверить!

ПОЛГОДА В «ОСАСУНЕ» – ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ ПЕРИОДОВ В КАРЬЕРЕ

GettyImages-673439148

– Трудно, тем не менее, говорить только о хорошем, ведь было два сезона, которые можно назвать кризисными…
– Согласен. Тем не менее, в «ПСЖ» я чувствовал себя как в семье. Никогда и не думал никуда уходить. И когда мне дали понять, что надо собирать манатки, был слегка в шоке. Я привык к этому городу, мне было здесь комфортно и в личной жизни, и в профессиональном плане. И вдруг менять страну, снова привыкать, перестраиваться. В Севилье дело не пошло. К счастью, через полгода меня отдали в аренду В «Осасуну». Памплона оказался прекрасным городком. И, главное, вернулась игра.

– Все как-то не очень отмечают этот этап в вашей карьере – «Осасуну», для вас же он очень важен…
– Именно так. Когда я приехал в Памплону, физически был не совсем готов. Но принялся за работу, засучив рукава. Надо было войти в тонус, в ритм чемпионата, ведь полгода почти не играл в «Севилье» (сыграл два матча чемпионата и один в Кубке Испании). С каждым днем чувствовал себя все лучше, мне нравилось там все больше. Приходил в тренажерный зал, отключал мобильник, врубал музыку и начинал пахать. И после тренировки всегда оставался и работал индивидуально. Эти полгода в «Осасуне» стали одним из лучших периодов в карьере.

– И, тем не менее, вы возвращаетесь в Италию. Не было сомнений?
– Были разные предложения, мог продолжать карьеру за границей. В принципе я уже привык жить вне Италии. Но когда получил очень конкретное приглашение от «Торино», когда переговорил с президентом Каиро, подумал: была ни была. Воспринял это как очередной вызов. И почувствовал себя своим в этом клубе, который решил вернуться в элиту серии А,

– Не пожалели, что перешли в этот клуб?
– Идем в правильном направлении. В первый год еще не могли бороться за место в еврокубках («Торино» финишировал на 9-м месте.). Но в прошлом сезоне бились изо всех сил, чтобы войти в зону Лиги Европы, и счастлив, что получилось («Торино» занял 7-е место). Я всегда говорю ребятам: «Может, ничего и не получится, главное – биться до конца».

ВСЕГДА ГОТОВ ИГРАТЬ В СБОРНОЙ МАНЧИНИ

GettyImages-1174275561

– Ваш приятель Буффон решил продолжить карьеру, а ему ведь уже сорок один. В чем секрет такого долголетия?
– Просто у него еще есть желание играть, силы, чтобы ставить перед собой новые задачи. Я долго играл в сборной и понял, этот человек не может жить без футбола, ему нужен адреналин, нагрузки. И, конечно, амбициозный, приличный проект. Просто играть, не важно в каком клубе – это не про него.

– Вы то продержитесь, как он, до сорока?
– Сейчас отвечу: нет, конечно. Но кто знает, что будет через несколько лет, может, и передумаю. Чтобы играть так долго, как Джиджи, надо иметь такой же сильный характер, такую же крепкую психику. Болельщики видят футболистов только на поле, в матчах. Но главное-то происходит на тренировках. А матчи – это не проблема, тем более для такого опытного зубра как Буффон. Главное, повторю: ежедневная работа, насколько комфортно в команде, что делаешь в свободное время. Футболист должен вести определенный образ жизни, правильно питаться. Я, кстати, не сразу понял важность правильного питания.

– Вы закончили играть в сборной после Евро-2016, и без вас она не пробилась на ЧМ в Россию. Сейчас происходит перестройка команды. Верите в нее?
– Я играл на последнем Евро с Конте, Италия моментами смотрелась очень неплохо. Тренер собрал крепкий коллектив, где каждый чувствовал себя востребованным, то есть сборная в этом смысле напоминала клубную команду. После Евро Вентура (Джан Пьеро, тренер сборной Италии с июля 2016 по ноябрь 2017 года) меня ни разу не вызвал, так что не очень корректно высказываться о той сборной. Но сейчас работает Роберто Манчини, который был и прекрасным футболистом, состоялся и как тренер. Он все делает правильно, ввел в состав классных молодых ребят.

– То есть к сборной Италии тоже применимо слово «Возрождение»?
– Именно так. Хотя многие специалисты настроены пессимистически, говорят, мол, нет таких игроков как Пирло, Тотти или Дель Пьеро. Но, повторяю, в этой сборной есть прекрасная молодежь, которая будет прибавлять и прибавлять. Задача – выработать свой стиль, найти свое лицо. Итальянские команды всегда славились умением обороняться и проводить стремительные контратаки. Сейчас тактика несколько иная – нужно уметь играть и первым номером, на владении мячом.

– Хотите участвовать в этом проекте?
– В сборной каждый играет за свою страну, вносит свой посильный вклад, и не суть важно, часто ли тебя выпускают, может, и вообще сидишь на скамейке. Что же касается меня – всегда готов играть за Италию, был бы в форме.

«Совспорт Футбол»

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Чемпионат Европы по... и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×
Люди
Действующие лица
Сиригу Сальваторе
Кевин Трапп
Последняя должность: Спортсмен-профессионал по футболу (Футбольный клуб «Айнтрахт Франкфурт»)
Роберто Манчини
Последняя должность: Главный тренер (Итальянская федерация футбола)
Пьеро Джан