Мнение: Письмо: «Не хочу быть в роли мамочки»

Вот еще такое вам письмо. Для самостоятельного разбора.

Тоже штурманское. Очень хочется автору залезть в голову мужчине и все там разрулить, все его беды и все чаяния, жизнь его возглавить, запланировать будущее, получить гарантии, а значимость свою не только поднять, но и запечатать сургучом.

Вот тогда бы она сказала, что дела ее ОК. А так — страдания.

Разбирайте.

Я только про красоту гейских отношений автору хочу написать, которую она упоминает.

Самые красивые отношения, автор, те, от которых естественным путем бывают дети. Ничего красивей и логичней этого не придумать. А то, что вам хочется как-то оправдать бисексуальность вашего мужчины и вы выдумываете какую-то особенную красоту этого, все это ваше штурманство. Очень хочется вам убедить себя, что это все для вас, по вашему согласию и вам нравится. А это вообще вас не касается, это отдельная от вас история, и в ваших оправданиях совсем не нуждается. Не вы решаете, быть этому или не быть.

4112917

Здравствуйте, уважаемая Эволюция.

Моя история началась два года назад.

Н. пришел на работу в мою команду. Сдержанный, молчаливый, умный, очень красивый. Очень независимый. Поначалу нравилось с ним работать. Потом стала замечать частые улыбки, внимание больше обычного с его стороны. Стала насмешливо думать «ну только не вздумай влюбиться, мальчик». И быстро присвоила его потенциальную влюбленность, залипла на нем мыслями. Очень хотелось включить паровоз; удерживала мысль, что женщина все же должна быть не «охотником», а «дичью». Но активничала больше нужного. А он делал несколько шагов навстречу, а потом – резко назад: «Простите, у меня сейчас сложный период с женой; пока не закончу там, невозможно что-то начинать заново».

Я грустила, отодвигалась, старалась держаться, но мой интерес к нему был виден. Через время он опять начинал улыбаться, более активно и приветливо со мной разговаривать, искать темы для общения. Я опять кидалась навстречу, и – снова резкий шаг назад с его стороны. Так три или четыре раза. В момент, когда я совсем решила, что надо прекратить о нем мечтать, он вдруг наклонился ко мне в метро и провел щекой по моей щеке. Я тут же повисла на нем, прям физически прилипла; и вроде с этого момента что-то у нас началось.

Он был очень сдержан, неспешен. Мы долго просто ходили, держась за руки и обнимаясь. Потом я написала, как жду его поцелуя, и он наконец поцеловал меня. В любви тоже первая призналась я. Про себя Н. рассказывал мало; скорее отвечал кратко на заданные вопросы. Постепенно я узнала, что в браке 10 лет, есть двое маленьких детей (8 и 4), но отношения зашли в совершенный тупик, он уже объявил, что уходит, и ищет съемную квартиру.

А потом получился спонтанный длинный разговор, часа на три, прямо на работе, после рабочего дня. И в числе прочих откровенностей оказалось, что он бисексуален. И в последний период его семейной жизни, примерно на протяжении двух лет, у него был очень страстный роман с юным красивым мальчиком, который тоже именно в этот момент заканчивался. Н. даже сказал, что он метался, то ли с женой остаться, то ли с мальчиком жить начать, а потом появилась я и наступило облегчение; решил попробовать со мной. На мои вопросы, почему не остался с любимым, отвечал – «ты себе не представляешь, какая огромная разница в нашей стране – идешь ты по улице за руку с любимой женщиной, или за руку с любимым мужчиной».

В тот момент я подумала, что, наверное, ему очень бы хотелось все же с любимым мужчиной; но смелости не хватает, и он старается построить комфортную, стандартную жизнь, чтобы не приходилось бороться каждый день за свои права и возможности; что-то скрывать и прятать. И еще почему-то меня очаровала красота этой истории. Два очень красивых мужчины в такой нежности и страсти.

В это же время подруга прислала ссылку на блог; а Н. стал уже настолько значимым, что я запоем стала читать, стремясь применить все возможности, чтобы построить с ним счастливые долгие отношения.

Инициатором первого секса была я, Н. не торопился, и мне показалось, что для него это прошло как-то обыденно; ничего особенного. Со временем он стал оставаться ночевать у меня, постепенно по моей инициативе завел личные вещи. Отношения не стремительно, но развивались.

Через два месяца я в его отсутствие отправляла что-то с его компьютера и залезла в почту. И нашла три письма – два от него к этому мальчику, одно ответное. Его письма нежные, с вопросами, как ему живется, о том, как Н. скучает, и заканчивались – «любящий тебя Н». Ответное – полное обиды, сердитое письмо «не буду даже спрашивать, как у тебя дела; не пиши мне».

Когда Н. приехал, я тут же рассказала ему про все это свое безобразие, и сказала, раз он так любит его, то не хочу больше ничего, и «давай закончим». Н. меня сжал в объятьях и стал говорить, что это все глупость с его стороны, и он сам не знает, зачем написал, и что он любит меня, и хочет быть со мной. Все продолжилось. Ищейка в тот момент во мне была убита; с тех пор я никуда не лезу, нет даже внутренних порывов. Еще через пару месяцев я предложила переехать ко мне жить, услышала в ответ «я подумаю» и фыркнула – «больше не предложу». Через пару дней он сказал, что хочет переехать жить ко мне, и переехал. Я была очень рада.

У Н. очень высокие стандарты красоты, планка внешности потенциального партнёра очень высокая. И к себе очень придирчиво; в свои 35 выглядит, наверное, на 27; идеально выстроенный ДМС-имидж; строен, мускулист, одевается здорово, голос красивый, жесты сдержанные, улыбка потрясающая и редкая. Мне 43, я тоже очень за собой слежу.

В наших разговорах тема геев поднимается часто. Мы ходим на спектакли на «голубую» тему или просто к Виктюку, часто смотрим фильмы, Н. присылает мне книжки почитать, ссылки на ЛГБТ-форумы с интересными статьями, фотографиями. У меня начало складываться впечатление, что геи — это всегда про очень красиво. Во всех фильмах потрясающе красивые актеры, какие-то очень прекрасные отношения самоотверженности, яркой и горячей любви. У меня началось ощущение, что как-то не мне с этой красотой и такими эмоциями конкурировать.

Потом Вы в блоге опубликовали пост про фильм «Зови меня своим именем». Я смотрела фильм в абсолютном очаровании, а к его концу поняла – какая-то дикая глупость жить со мной, когда есть тот такой прекрасный мир. Два дня ходила одурманенная этими мыслями. А потом как будто пелена спала, морок сошел. Потом предложила Н. посмотреть фильм вместе. В финале сделала вид, что уснула; но сквозь ресницы видела, как у него слезы текли. С утра за завтраком сидели оба какие-то ошеломленные; потом он сказал: «Ладно; хватит делать вид, что я могу создать нормальную семью; я вечером заберу вещи и уеду». Я сказала «хорошо», и мы поехали на работу. Мне было как-то печально и спокойно при этом; я приняла его решение. Только к концу дня с ним, видимо, приключилось то же самое, что раньше со мной – чары фильма рассеялись, и он стал писать мне – «прости меня; я понимаю, что выгляжу дураком; я не понимаю, что на меня нашло; люблю тебя и очень хочу быть с тобой; это не от страха и не от каких-то еще страхов или чувства вины… Меня прям ломает от того, что ты на расстоянии». Потом мы поехали вдвоем домой. И все стало еще нежнее у нас. Потом мы ушли из этой компании, теперь работаем в разных.

В общем, с того момента касания его щеки моя любовь к нему только росла, и растет. Мне очень нравится, когда ему вкусно то, что я готовлю; я радуюсь, замечая, как нравится ему уют у меня дома, с каким удовольствием он им пользуется. Со временем он стал очень тактильным, ласковым; постоянно гладит меня, обнимает, много целуемся; с моей стороны тактильности больше; но, когда я чуть пытаюсь сократить, он сразу замечает и упрекает. Много смеемся вместе. Все свободное время он проводит со мной. Раньше сердито ревновал, что на меня мужчины на улице заглядываются; теперь веселится от этих взглядов, кажется, даже гордится немного чужим вниманием ко мне. Мне кажется, он мне очень доверяет; много и с удовольствием рассказывает о себе прошлом, о своих настоящих мыслях и переживаниях. Дочек привозит, они любят играть с моей, а Н. нравится, что и дети рядом, и выдумывать, чем развлечь особенно не нужно. Секс между нами для меня кайф, для него, кажется, не вполне; хотя и для меня несколько необычный. Прежние мужчины, когда доходило до постели, были в нетерпении; всегда раздевали меня, как дети разворачивают подарок из-под елки, с азартом и горящими глазами. А при Н. я стесняюсь своей небезупречности: фигура у меня хорошая, но грудь в растяжках, и на животе после беременностей лишние складки. Сама я им любуюсь всегда, идеальной стройной фигуркой; а он нет. Никогда не просит меня оставить свет, когда я выключаю, или раздеться всей целиком. По его словам, голова в сексе у него не отключается никогда ни с кем; при мне это именно так. И когда речь заходит о сексе, он никогда не говорит «хочу тебя»; всегда – «хочется секса».

Мне хочется дарить ему постоянно что-то – одежду, штучки, посуду для его дачи. Одергиваю и держу себя постоянно; с его стороны меньше этого всего. Бюджет раздельный. Замуж он меня не зовет, с родителями не знакомит; с лучшим другом тоже, только заочно. Не то что мне прям очень надо, но вот это все – не зовет, не знакомит, не раздевает – ясно говорит мне о моей не очень высокой значимости, и время для ее подъема прошло.

Пару месяцев назад меня этими мыслями как-то накрыло – что дисбаланс у нас, и не хватает мне умения его выровнять — собралась с силами и попросила его уехать. Он удивился – «я тебе надоел?» и я ответила – «да». Вечером его вещей в квартире уже не было; но позднее сам он приехал и начал меня настойчиво спрашивать – почему я так решила, что он сделал не так и что вообще случилось. Я довольно долго стойко держалась, говорила, что просто разлюбила, даже без кислых щей. Потом он сказал, что, наверное, какой-то неудачный и неправильный; все портит; тут я не выдержала, сказала, что он – самое лучшее, что случалось в моей жизни. В общем, я сбилась, превратила это все в щипчищи, рассказала, как мне грустно, что он меня стесняется и не знакомит с родными и друзьями; он ответил, что он стесняется не меня, а, наоборот, их. Ну и осталось все как раньше. Вообще он никогда не ведется ни на какие мои щипцы; что бы я ни пыталась вытянуть, всегда остается по его.

С некоторых пор мы часто шутим про его возможные «альтернативные» отношения – пригласить домой мальчика, чтобы они занялись сексом, а я на это смотрела. Меня эта картинка очень заводит и как-то очаровывает; мне по-прежнему в теме любви и секса геев видится какая-то совершенная, безупречная красота; далекая от женского «кудахтанья» и суеты. А еще очень хочется увидеть Н. абсолютно счастливым; его глаза, чтобы в них туман, а небо в алмазах. Я такого дать ему, похоже, не могу, хотя очень хочу.

Идея эта все сильнее его увлекает, и как-то так постепенно движется, что эти разговоры стали почти всерьез. А я не готова, на самом деле, несмотря на всю мою браваду. Наверное, это будет классно; только продолжать отношения с Н. я не смогу. Не знаю, чего больше было, когда я почти всерьез с ним это обсуждала; провокации – чтобы он сам сказал «да не надо мне никого» (не сказал) или страха. Наверное, самое большое – это страх, что если это произойдет не при мне, то я стану просто ширмой, такой показательной витриной гармоничных семейных отношений, пока он будет прятаться и встречаться с парнями. Прятаться он умеет очень хорошо; бывшая жена за 10 лет даже не заподозрила в нем таких наклонностей; не знает ничего. Не хочу жить в роли такой мамочки, с которой комфортно и уютно, а страсти и любовь где-то в другом месте. И вместе с тем я чувствую, что возможность эта весьма вероятна.

Поэтому я в замешательстве, как быть со всем этим альтернативным. Просто съехать с темы – он разочаруется, а потом, возможно, начнет эту свою вторую жизнь параллельно со мной; столько таких историй на гей-форумах; такая жалкая роль у этих жен. Устроить это сексуальное приключение – и как потом с этим жить? Особенно если я увижу, что ему с парнем действительно лучше, чем со мной. Или уйти после этого – это же прям косяк, хвост останется. Сам разговоры разговаривала, на все согласилась, а потом – прости, ты мне изменил, я не могу.

Прекратить самой отношения сейчас – какой-то очень странный шаг; и, главное, не за что; он не косячит вообще. Дочка моя его любит, взрослый сын очень уважает, домом моим (нашим) он занимается, нежный и ласковый, хороший такой. Выгоню (еще если сил хватит и решимости) – точно потом буду есть себя, что сама все поломала, причем на ровном месте.

Спасибо Вам.



Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×