Битва за Брекзит, или Три урока от старейшей демократии

@IA Al'tair

Всё когда-нибудь заканчивается, даже эпопея вокруг выхода / невыхода Британии из Евросоюза. Согласно канонам приключенческого жанра, долгая, запутанная процедура постепенно ускорилась, ее участники – и премьер Борис Джонсон, и его оппоненты – действуют быстрее и быстрее, а дефицит времени, будто цейтнот на шахматной доске, нарастает. Да и самих ходов и комбинаций почти не осталось. Разве что шах и мат (последний – во всех смыслах этого слова).

Впрочем, на четвертый год (референдум состоялся в июне 2016-го) и впрямь надо честь знать. Точнее – все-таки выходить или оставаться. И здесь поучительны несколько уроков, которые преподнесла старейшая демократия мира (британскому парламенту 754 года). Вот хотя бы три из них.

Урок первый. На референдум (всенародное голосование) обязательно должны выноситься действительно масштабные и острые вопросы, по которым нет явного большинства. Однако наша власть приходит на основе британского опыта, судя по всему, к противоположному выводу: никаких референдумов, от них только головная боль. Ну разве что с запрограммированным результатом, чтобы подкрепить неизбежный триумф блистательными цифрами (97–98–99 процентов). Естественно, без равноправной борьбы двух точек зрения, а в одни ворота. Как, например, в 2006 году, когда объединяли Иркутскую область с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом.

Хотя, спору нет, «туманный Альбион» слегка подставился. Вопрос на референдум о Евросоюзе был сформулирован слишком просто, без учета нюансов, то есть не вполне корректно. Оказалось, что решение о выходе, да еще и поддержанное лишь незначительным большинством, крайне сложно оформить. И вообще оно влечет за собой несколько последствий (например, вероятность отделения Шотландии и Северной Ирландии), о которых в 2016 году часть сторонников Брекзита явно не задумывалась. Это как с референдумом о сохранении СССР в марте 1991 года. Тогда, напомню, вопрос звучал так: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности». Без «советскости» и «социалистичности» шансов сохранить союзное государство было бы намного больше…

2-1.jpg
Борис Джонсон не смог убедить депутатов Палаты общин в необходимости выйти из Евросоюза без соглашения. Фото ng.ru

Урок второй. Ситуация в Британии – одно из ключевых и наиболее ярких звеньев обострившейся борьбы двух планетарных тенденций: за глобализацию и против. Рядом, пожалуй, лишь избрание Дональда Трампа президентом США (против глобализации, за национал-популизм) и локальный реванш глобалистов (победа Макрона над Ле Пен во Франции). Кроме того, национал-популисты окрепли в Германии, Италии, Венгрии и ряде других стран.

Отсюда – принципиальная важность «британской развилки» (как и выборов президента США в 2020 году). При этом глобалисты в Великобритании, казалось бы, безвозвратно проиграли, однако ценой неимоверных усилий им, похоже, удастся «вытащить» весь матч буквально на последних минутах. Вероятность повторного референдума и победы на нем сторонников оставить Британию в Европейском Союзе стремительно нарастает. В этой связи есть над чем подумать и Кремлю, негласно сделавшему ставку на ослабление европейского единства и поддержку национал-популистов. При этом вопрос стоит глубже, чем «Сможем или не сможем?»: «А надо ли?». Особенно если вспомнить еще недавние заявления наших руководителей, что Россия – это неотъемлемая часть Европы.

Урок третий. О политической культуре, открытости и технологии смены власти. В Британии, несмотря на обострение политической обстановки, ведущие СМИ по-прежнему транслируют в полном объеме различные, порой взаимоисключающие точки зрения. Нет и особых ограничений на уличные акции, а тем более – запретов на их проведение под надуманными предлогами. В-общем, идет полноценная общественная дискуссия по действительно острому, актуальному вопросу.

Некоего кабинета (скажем, на Даунинг-стрит, 10), где бы в узком кругу решалось, «как будет на самом деле» и «чем закончится», не существует. Основная канва происходит на глазах у всех граждан. Разумеется, неофициальные консультации и соглашения имеют место, но их содержание не очень-то и скрывают. Да и «вольности», допускаемые за кулисами, весьма ограничены.

2-2.jpg
«Лучше вместе». Противники выхода Британии из Евросоюза в предчувствии повторного референдума обрели второе дыхание. Фото 2000.ua

Разумеется, власть везде стремится одержать верх. Но методы, способы, да и сами пределы, до которых простирается это желание, в Британии и России далеки друг от друга. Подать в отставку, не добившись решения принципиального вопроса, объявить досрочные выборы, причем в условиях, когда существует сильная и официальная оппозиция – эта азбука демократии в условиях Брекзита читается буквально запоем. Конечно, наше Министерство иностранных дел, его феерический символ Мария Захарова, посольство РФ в Лондоне и другие инстанции вправе поучать и отчитывать «британских партнеров» (впрочем, как и они нас). Но чему-то нам можно и впрямь поучиться. Все-таки восемь веков демократии – это дольше и больше, чем 20 лет исполнительной вертикали под лозунгом «Кто, если не он?!».

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Выборы в США 2016 и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Дональд Джон Трамп
Последняя должность: Президент Соединённых Штатов Америки
Александр Борис де Пфеффель-Джонсон (Борис Джонсон)
Последняя должность: Премьер-министр (Правительство Великобритании)
Мария Владимировна Захарова
Последняя должность: Директор Департамента информации и печати (МИД России)
Пронин Юрий
События
Источники