Росбалт
@Rosbalt

В Белоруссии начался «разгул демократии», но под контролем

Минимум раз в год президент максимально близок к народу — на субботнике.© Фото с сайта president.gov.by

В Белоруссии 17 ноября пройдут выборы в Палату представителей — нижнюю палату парламента. (Есть еще верхняя, но она не формируется народным голосованием.) Нынешние выборы — хорошая иллюстрация того, как устроена белорусская система власти: их назначил своим решением Александр Лукашенко, тем самым без каких-либо объяснений урезав срок полномочий нынешних парламентариев на 10 месяцев. И никто не пикнул. А ЦИК, глава которой на своем посту находится уже более 20 лет, выслушала рекомендации западных экспертов по повышению прозрачности выборов — и послала их обратно в свои европейские демократии.

Выборы в парламент (Национальное собрание) Белоруссии — первый этап большой избирательной кампании. Второй — выборы президента, которые уже назначены на 30 августа 2020-го, на день рождения самого Лукашенко. Александр Григорьевич уже не раз туманно намекал, что это его избрание будет последним в карьере, а далее последует транзит власти. Как считает большинство белорусских политологов — в духе Назарбаева: не случайно Лукашенко уже несколько лет говорит про планы изменить Конституцию страны так, чтобы передать часть властных полномочий от президента к парламенту и правительству.

«В некотором роде парламент нынешнего созыва действительно стал „тестером демократизации“. После жестокого „закручивания гаек“ в 2011 году, когда противники действующей власти отправлялись за решетку сотнями, в 2015-м Лукашенко впервые в своей истории провел президентские выборы без насилия на улицах и массовых арестов несогласных, — сказала в комментарии „Росбалту“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Более того, перед выборами даже разом освободил всех политзаключенных, в обмен на что после выборов ЕС снял с Беларуси большинство санкций. Этот „разгул демократии“ распространился и на 2016 год, когда выбирали парламент».

Действительно осенью 2016-го произошла по белорусским меркам сенсация: впервые после 1996 года в законодательный орган прошли два оппозиционера — глава «Общества белорусского языка» Елена Анисим и член Объединенной гражданской партии Анна Канопацкая. И хотя обстоятельства избрания обеих были демонстративно-скандальными (они в своих округах странным образом одолели куда более сильных конкурентов из оппозиции), это был прорыв. Палату представителей уже нельзя было называть, как прежде, «самый высокооплачиваемый хор страны»: Анисим и Канопацкая уверенно голосовали «против» и тиранили чиновников своими запросами. Например, Анисим пыталась заставить аппарат парламента переводить законы на белорусский язык, а Канопацкая — выяснить подробности «интеграционных» переговоров между Лукашенко и Путиным. Правда, не получилось ни то, ни другое.

«Принципиальных изменений не произошло. С 1996 года роль белорусского парламента была одной: утверждать в статусе законов указы президента и постановления правительства. При этом собственная инициатива депутатов не предусматривалась: предыдущий состав парламента за всю свою каденцию выдвинул всего три законопроекта, ни один не стал законом, — рассказал „Росбалту“ белорусский политический эксперт Антон Платов. — С нынешним ситуация не лучше, хотя впервые мы уже не видим единогласного голосования, зато слышим острые вопросы к чиновникам и президенту. Правда, ответов на них как не было, так и нет».

К тому же выстроенная в стране вертикаль власти вообще может обходиться без парламента. Указы, декреты и директивы Александра Лукашенко уже по факту подписания получают статус законов, а их утверждение Национальным собранием — только лишь формальность. Так что неудивительно, что никто из депутатов действующего состава Палаты представителей даже не посмел вслух возмутиться тем, что они все потеряют десять месяцев своего законного мандата (крайний срок очередных парламентских выборов — 10 сентября 2020 года).

А вот в гражданском обществе Белоруссии за последнюю пятилетку значимых изменений не произошло. Оппозиционные политические партии так и остаются скорее призраками со считанными сотнями активистов, независимые СМИ (если они общественно-политической или экономической тематики) закрываются (в них мало кто рискнет давать рекламу) или живут на западные гранты, правозащитники все так же множат отчеты для западных спонсоров и пытаются помогать фигурантам многочисленных судов.

Между тем, белорусская власть после вспышки «тунеядских» протестов в начале 2017-го выработала новую стратегию борьбы с уличной активностью любой оппозиции. Теперь непопулярны брутальные разгоны толпы силами «космонавтов» с дубинками, с одновременным «хапуном» всех, кто под руку попал. Новый закон «О массовых мероприятиях» вполне разрешает «разгул» демократии на улицах. Вот только подать заявку в местный исполком нужно заблаговременно, и орган власти определит место для проведения акции. Оппозиционерам обычно щедро раздают площадки для выгула собак где-нибудь на окраине города, провластным организациям — центральные площади.

Далее заявители акции должны оценить ее примерную численность и оплатить авансом «услуги» милиции, скорой помощи и коммунальных служб. Выходят обычно десятки тысяч долларов — суммы для белорусских оппозиционеров заведомо неподъемные. Причем платить подобным образом нужно даже за одиночный пикет. То, что эти услуги уже оплачены из налогов граждан, никого не волнует. В числе других подобных «инноваций» — бесконечные административные аресты демократических активистов с огромными штрафами и превентивные задержания «самых буйных» накануне любых акций.

В результате — тишь да гладь, оппонентов режима по улицам не гоняют. Демократия. А от «майдана» страхуют регулярные пассажи Лукашенко в телевизоре. «Вы что, хотите, чтобы было, как в Украине?!» — патетически восклицает он, закатывая глаза. Далее в видеоряде — горящие покрышки в Киеве и дома в Донбассе. Понятно, что рядовой белорусский обыватель такого не хочет, а «нерядовой» из страны по большей части уже уехал.

Но вернемся к выборам. В Белоруссии они устроены так, что оппозиция практически отстранена от формирования избирательных комиссий, а наблюдатели работают лишь формально — реально контролировать подсчет голосов они не могут. По факту все сходятся во мнении, что выборы в стране выполняют, скорее, функцию имитации демократических процедур и не наполнены самостоятельным смыслом.

Хорошее подтверждение этому — история 20-летней белорусской студентки Елизаветы, которая попробовала подать в суд жалобу на Лукашенко. В жалобе от 9 августа студентка пыталась обжаловать действия президента страны, который назначил выборы в парламент так, что на десять месяцев сократил четырехлетний срок полномочий Палаты представителей. Студентка считает, что перенос выборов почти на год раньше ущемляет ее право (и право ее ровесников) быть избранной: стать депутатом Палаты представителей можно только с 21 года.

Но 13 августа заявительница получила ответ, в котором судья установил, что жалоба на действия президента не подлежит рассмотрению. Несмотря на то, что Конституцией предусмотрено право обжаловать любое действие государства, ущемляющее права гражданина. 14 августа глава белорусского ЦИК Лидия Ермошина на пресс-конференции прокомментировала жалобу в суд 20-летней студентки. По мнению чиновницы, «это стеб». «Она прекрасно понимала, что оспорить этот указ невозможно. Ну прорекламировалась сама и данную идею», — сказала Лидия Ермошина, которую международные наблюдатели обвиняют в фальсификации результатов всех выборов, прошедших в Белоруссии за последние два десятилетия.

Конечно, оппоненты действующей власти заинтересованы использовать парламентскую кампанию для формирования со своим участием национальной повестки дня. Однако поскольку нет выборов по партийным спискам, оппозиция расколота, ее ресурсная база слаба, свежие идеи в дефиците, то власти имеют большие возможности удержать повестку дня на парламентских выборах в своих руках. В то же время оппозиционные партии наверняка попытаются использовать парламентскую кампанию как трамплин для своих кандидатов в президенты на выборах 2020 года.

У предстоящих парламентских выборов есть еще один очень важный момент: они пройдут в период очередного обострения между Минском и Москвой — ведь как раз на ноябрь назначено утверждение «дорожной карты» действий по более тесной интеграции двух стран. На это к тому же наложатся переговоры по цене на газ для Белоруссии после 2019 года — действующий контракт с его $129 за тыс. куб. м уже истекает. В этой небезопасной ситуации Александру Лукашенко очень важно показать Западу, что он готов начать передачу власти демократически избранным структурам. Так что очень вероятно, что в Палате представителей нового созыва оппозиционеров будет уже немного больше.

Михаил Петровский

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Европейский союз и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.