Эдуард Филиппов: Главная сложность в тушении лесных пожаров в Прибайкалье – работа без министра

Лесные пожары лета 2019 года – одни из самых сильных за последние годы в Иркутской области. Факторов разгула огненной стихии много – жаркая и сухая погода, нехватка сил и средств МЧС из-за наводнения на западе области и, безусловно, отсутствие постоянного руководителя регионального министерства лесного комплекса, поскольку министр Сергей Шеверда находится под арестом. Как правительство и министерство лесного комплекса Прибайкалья работают в таких непростых условиях, «Альтаиру» рассказал временно замещающий пост заместителя главы минлеса Эдуард Филиппов.

Эдуард Александрович, сколько пожаров потушили в Иркутской области с начала пожароопасного сезона, сколько денег на это потратили?

– По состоянию на 1 августа мы зарегистрировали 1 тыс. 51 пожар, на тот момент действовало 140 возгораний, соответственно, потушено 911 лесных пожаров. На тушение потрачено более 145 млн рублей.

– Какими способами ведется тушение?

Прежде всего, наземным – создаем минерализованные полосы землеройной техникой, ведем отжиг от созданной минполосы. Если низовой пожар происходит там, где невозможно создать минполосу, то идет «захлестывание», заливка водой. Применяется авиация. Но по возможности стараемся тушить наземным способом, поскольку это наиболее эффективно и надежно.

– Кто принимает участие в тушении пожаров в Иркутской области?

– Работает более 1,4 тыс. человек: это лесопожарные формирования министерства лесного комплекса Иркутской области, силы авиабазы, парашютно-десантной службы, которых забрасывают авиацией, и специалисты, которые вручную окапывают пожары. Привлечены силы федерального резерва и МЧС. В этом году задействовано максимальное количество сил в межрайонном маневрировании, их перебрасывалис с юга на север. Работали также борты министерства обороны, но сейчас в области их нет, авиация убыла.

– С какими основными сложностями сталкиваетесь при пожаротушении?

– Сегодня в министерстве нет руководителя. Только с начала пожароопасного сезона сменилось три исполняющих обязанности. Очень трудно работать в таких условиях. К тому же, в этом году сложная ситуация с погодой – очень жарко и сухо.

Как вы знаете, много пожаров возникает в отдаленных территориях, куда невозможно добраться на автомобиле. Есть пожары, которые возникли на местах гарей прошлых лет – это буреломы и ветровалы, что тоже сильно затрудняет тушение. Кроме того, в регионе действует режим ЧС из-за паводков, много ресурсов занято на ликвидации последствий стихийного бедствия. А когда закрывали трассу в Тулуне, и вовсе были сложности с переброской техники.

– Как вам удалось обезопасить населенные пункты в этом году?

– Угроза населенным пунктам была только в мае. Тогда практически круглосуточно работал оперативный штаб под руководством министра лесного комплекса Сергея Шеверда. Мы перебросили значительное количество людей с севера области в сторону Иркутска. На пожарах работали более тысячи человек и вся возможная техника, привлекались все ресурсы, в том числе местное население. Очень помогли добровольные организации, например, отряд 1508. Они работали четко, выполняли поставленную задачу, делали это не для пиара. Авиация в мае не применялась, это объясняется отсутствием возможности водозабора на Байкале. Пытались привлекать вертолет, но задымленность не позволила ему работать.

В мае леса горели очень сильно из-за ветров. Да и в принципе весной много сухой травы и в лесах, и рядом с ними. По такой траве пожар распространяется молниеносно.

В июне-июле загорелись леса на севере области. Прежде всего это связано с погодой – высокие дневные температуры, практически полное отсутствие дождей. Пожары разрастались очень быстро. Кроме того, возгорания появлялись в удаленных местах, куда невозможно доставить технику, приходилось работать только людям. Были задействованы все ресурсы авиабазы, все парашютисты-десантники.

– Почему в этом году такие сильные пожары в Сибири. Если присмотреться, то горит вообще все северное полушарие, с чем это связано?

– Могу предположить, что из-за погоды: мало осадков и высокие температуры. Пока все силы направляем на тушение, а не на поиск причин.

– Во сколько уже обошлись эти пожары бюджету Иркутской области? Не превысили ли уже лимит по расходам на тушение?

– По состоянию на начало августа мы потратили на тушение 145,7 млн рублей. Да, превысили затраты на 12,4 млн рублей. Но дополнительное финансирование поступает.

– Насколько опасен смог от лесных пожаров?

– Для сил министерства смог – это проблема доставки сил и средств на пожар. Зачастую из-за дыма авиация не может или вылететь, или высадить людей максимально близко к кромке пожара. Иногда специалистам приходится проходить большие расстояния в полном обмундировании только до места возгорания.

– Какой ущерб уже нанесли пожары лесному фонду Иркутской области?

– На 1 августа ущерб составил 487 млн рублей.

– Что правительство Иркутской области уже сделало для борьбы с пожарами?

Минлес мобилизовал все силы и средства, которыми располагает. Стоит понимать, что часть лесных пожарных находится в местах постоянного базирования, потому что исключить возможность возникновения пожара в районе мы не можем. Даже если прошел дождь, это не значит, что там ничего не загорится. Поэтому, безусловно, всегда остается резерв в лесопожарном формировании. А те силы, которые можно было переместить, уже отправили на север области.

По запросу правительства Иркутской области выделены силы из федерального резерва. Это порядка 200 человек: 54 человека из Омска, 50 человек из Ханты-Мансийска, 44 из Марий-Эл, 20 из Забайкалья. Еще 30 человек – это федеральный резерв, который находится в Иркутской области.

Также правительство привлекало силы МЧС, это 100 человек личного состава и авиация: два Бе-200, один Ми-26, один Ми-8 с водосливом, один Ил-76 с водосливом и еще один задействовали на переброске людей, он доставлял специалистов из Ханты-Мансийска и Марий-Эл.

- Как удается мобилизовать лесных арендаторов на тушение пожаров?

– Привлечение арендаторов к тушению пожаров – работа территориальных управлений министерства. В каждом лесничестве при пожаре в арендной базе выписывают требование на привлечение сил и средств. Сейчас от арендаторов на пожарах работает 294 человека.

Как писал «Альтаир», в заказнике «Туколонь» после зафиксированной в 2017 году эпидемии заражения леса стволовыми вредителями в результате пожаров в 2015–2016 годах проходили сплошные санитарные рубки. Их проводили после всех необходимых согласований, в том числе выданных филиалом ФБУ «Рослесозащита» – «Центр защиты леса Иркутской области».

Следователи СУ СКР по Иркутской области, несмотря на эти согласования, возбудили уголовное дело по факту незаконной санитарной рубки в «Туколони». Арбитражный суд Иркутской области признавал эти рубки обоснованными. 7 июня СУ СКР по Иркутской области предъявило Сергею Шеверде обвинение в превышении должностных полномочий. Решением суда главу минлеса Прибайкалья заключили под стражу на два месяца.


Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Иркутская область и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.