Странная статья в лондонской «Таймс», или Размышления по поводу…

«Девиз черноморцев—Победа!»

Севастополь продолжает находиться в фокусе мирового внимания. Это подтверждает и недавняя статья в авторитетнейшей британской газете The Times. На этот раз, правда, избрана не тема референдума 2014 года, а… состояние британских воинских захоронений в нашем городе. Броский заголовок «Время оказалось жестоким по отношению к британским мертвецам Крымской войны, их могилы осквернены, перекопаны, а теперь и позабыты» поначалу не оставлял сомнений в направленности публикации. Но это было лишь первым впечатлением.

В густом крошеве статьи корреспондента The Times Ханны Л. Смит, побывавшей в Севастополе и не встретившейся ни с властями, ни с историками, ни со специалистами, смешались в кучу факты, люди… Досталось всем и вся. Просто процитируем: «…конфликт (так названа Крымская война.—Здесь и далее курсивом в скобках примечания автора) был, по сути, колониальным захватом земель между русскими, Османской империей и британцами…» («захват»… при чем здесь вообще русские? Кстати, а почему не упомянуты захватчики из Франции и Сардинии?), «болезни и холод были главными причинами гибели солдат в Крыму… сержант Кларк скончался от холеры, став пятнадцатым в списке жертв этой болезни в своей роте. В боях за все время из состава роты погиб только один человек», «британское правительство никогда не проявляло энтузиазма в отношении захоронений своих воинов…» (на удивление честно!), «…два года спустя после того, как Хрущев передал Крым Украине, надгробия (речь идёт о самом большом британском воинском кладбище, так называемом Каткартовом холме, находившемся на территории нынешнего садового товарищества «Сапун-гора») были выкорчеваны. Часть кладбища была отдана под дачи, а надгробные плиты превратились в садовые украшения», «специальный фонд по уходу за могилами, созданный активистами в Великобритании, пришлось закрыть в 2014 году после того, как Россия аннексировала (ну конечно!) украинский Крым и полуостров попал под западные санкции…»
И в завершение—самая длинная цитата (просто не могу сократить): «Санкции остановили поток британских туристов, которые приезжали в Крым посетить места былых сражений. Хотя российское правительство вновь включило войну 1850-х годов в учебную программу крымских школ (?!), сегодня на полуострове преобладают монументы в память о битве за освобождение Севастополя от нацистов в 1944 году, которая начиналась в той же долине (советские солдаты пользовались траншеями, которые за сто лет до них выкопали англичане). На вершине холма, откуда генерал Раглан… бросил бригаду лёгкой конницы в атаку, теперь стоят советские танки. Каждый год 9 Мая, в День Победы России, на прославленных Теннисоном холмах происходит реконструкция битвы 1944 года» (перевод по https://inosmi.ru/social/20190617/245289194.html) Ну и ну!.. Даже советским солдатам досталось на орехи, т.е. на траншеи…
Я прочитал статью слева направо, потом наоборот, потом сверху вниз, снизу вверх и мало что понял. Ладно, Россия Крым «аннексировала», другого ждать от британского официоза не приходится. Не буду касаться и школьных программ («глубокие» знания корреспондента просто поражают), но вот почему мы, севастопольцы, не должны ставить памятники нашим героям, штурмовавшим Сапун-гору в 1944-м? Это уже граничит с нарушением международного этикета. Неужели нам необходимо праздновать то, как британцы с союзниками осаждали Севастополь на прославленных Теннисоном холмах?! Хотелось бы передать г-же Смит, что севастопольцы сами разберутся, что и как им праздновать и кому ставить памятники.
Не могу обойти вниманием и то, как упорно Х. Смит подчеркивает, что основные потери британцев были не в ходе боевых действий, а из-за болезней и холода. Это неприкрытый намек на то, что, дескать, русские и воевать-то не умели? То, что русская армия в 1854 году технически отставала от противника,—давно не секрет, это описано во всех российских учебниках, даже дореволюционных. Но вот то, что 62-тысячное войско союзников, выросшее к 1855 году до 100 тыс. человек, целый год никак не могло прорвать оборону небольшого городского гарнизона,—это факт. Болезни, эпидемии, холод? А здесь вообще хочется спросить: как же британское правительство направляло на войну занемогших солдат? Ведь хорошо известно, что эпидемия холеры в войсках союзников фиксировалась еще в Варне, по дороге на фронт. Даже командующий войсками под Севастополем фельдмаршал лорд Раглан погиб не от картечи, а от холеры (как и французский главком Л. де Сент-Арно)… Неужели стратеги Великобритании рассчитывали вместе с автором статьи на то, что больного и замерзающего агрессора будут лечить и обогревать жители Крыма?..
Ну и насчет того, что английский фонд по уходу за захоронениями был закрыт после событий 2014 года. Его же не Россия закрыла! Российские власти въезд в Крым ни для британцев, ни для других иностранных граждан не ограничивали и ограничивать не намерены. Если кто забыл, напомню: антикрымские санкции—инициатива правительств США, Великобритании, руководства ЕС и т.д. И такими мерами именно эти правительства серьезно затруднили собственным гражданам посещать могилы предков. По сути, под санкции поставлены и погибшие в Крыму британские воины. Задумайтесь, господа на Альбионе!
Не буду дальше касаться этих как бы косвенных тем, вызывающих десятки вопросов к «Таймс». Давайте лучше конструктивно поговорим об иностранных воинских захоронениях. И здесь «Таймс» можно только поблагодарить: тема актуальна и может вполне начать хотя бы прогревать замерзшие отношения.
Но прежде всего оговорюсь по важному вопросу.

«…Мы никогда не мстили мертвецам»

Отношение большинства жителей Севастополя, да и всех россиян, к судьбе погибших на русской земле иностранных граждан (несмотря на их статус захватчиков, пришедших с войной в наш дом) всегда было гуманным. В 1855 году британские войска вместе с союзниками беспощадно бомбардировали Севастополь, боевые потери русских доходили до двух и более тысяч человек в день. Доставалось, впрочем, и агрессорам: живыми не вернулись домой более 23 тыс. англичан, 97 тыс. французов, 45 тыс. турок, 2194 подданных Сардинии. И это за год войны! После её окончания только британских кладбищ и отдельных захоронений в окрестностях Севастополя было 130. Но, вопреки жестокостям захватчиков, «…мы никогда не мстили мертвецам», как написал выдающийся советский поэт Константин Симонов, посетивший британское военное кладбище в Севастополе ещё в 1939 году.
Солдатам на чужбине лучше спится,
Когда холмы у них над головой
Обложены английской черепицей,
Обсажены английскою травой…

Об оскверненных могилах

В 1882 году на холме, где был захоронен погибший в Инкерманском сражении генерал Г. Каткарт, британцы открыли своё кладбище, состоявшее из 572 братских и индивидуальных могил. В феврале 1945 г. после Ялтинской конференции прибывший в Севастополь премьер-министр Великобритании У. Черчилль дословно отметил: «Мы посетили могилу лорда Раглана (фактически это была мемориальная плита с места его смерти. Его тело после кончины было переправлено в Британию) и были очень поражены заботой и уважением, с которыми к ней относились русские».
Кладбище на Каткартовом холме сильно пострадало в 1942 году: первыми, кто приложил руку (точнее—бомбы и снаряды) к его осквернению и уничтожению, были немцы—наш общий враг во время Второй мировой войны, нынешний союзник Британии по НАТО и пока ещё—по ЕС.
После 1945 г. интереса со стороны Соединенного Королевства к собственному кладбищу в Севастополе не проявлялось, к тому же началась «холодная война». В конце 50-х городским руководством было принято решение о создании садового кооператива, в границы которого как раз и попало позабытое англичанами кладбище. Имеются поименный список и схема могил на Каткартовом холме, в том числе и данные о месте погребения лейтенанта Ф. Кёртиса, убитого 2 мая 1855 года, о котором упоминается в статье Х. Смит.
Да, необходимо констатировать: пусть не все, но свыше 500 могил и надгробий кладбища были утрачены. Можно лишь сожалеть о данном факте, но, насколько нам известно, ни официальных запросов, ни протестов с британской стороны в связи с ликвидацией кладбища ни в 50-е годы XX в., ни позже не поступало.
Не было интереса британского правительства и после 1991 г. Здесь г-жа Смит точна! С инициативой по воссозданию кладбища, как и захоронений других иностранных государств, вышел… Севастопольский городской совет.
Тогда и появился рядом с бывшим английским кладбищем новый мемориал, который, кстати, посетили наследный принц британского престола Чарльз, бывший премьер Англии лорд Д. Каллагэн, дипломаты, многочисленные потомки захороненных воинов, представители крупнейших зарубежных СМИ… Но это был частный коммерческий проект (о чем знали все стороны), который, увы, не выдержал рыночных сложностей.
В 2004 году, на 150-летие начала обороны Севастополя, уже за государственные средства (естественно, не британские!) на Дергачах был построен из гранита обелиск, который добротно выглядит и по сей день, как бы ни пыталась предречь ему плачевную участь г-жа Х. Смит.
Впрочем, монументов и других мемориальных знаков павшим воинам Соединенного Королевства в нашем городе больше, чем те два, о которых написано в статье «Таймс». Почти все они—в достаточно ухоженном состоянии. Есть среди них и символ-монумент «В память о павших, в знак примирения потомков», торжественно открытый в 1996 году чрезвычайными и полномочными представителями всех стран, участвовавших в Крымской войне.

Потомкам павших пора мириться

История российско-британских отношений знает немало фактов плодотворного сотрудничества. В Севастополе чтят российского адмирала, шотландца по происхождению Т. Маккензи, одного из основателей нашего города, чьим именем названы железнодорожная станция, горная возвышенность, городской бульвар. Мы помним, что в 1816-1833 гг. российский Черноморский флот возглавлял также шотландец по происхождению адмирал А. Грейг, немало сделавший для развития флота. Мы никогда не забудем, что в самую страшную войну СССР и Великобритания были союзниками в смертельной битве против «коричневой чумы»…
Севастополь вошел во всемирную историю как центр пересечения военно-стратегических интересов крупнейших государств мира. За право господствовать в нем Великобритания, Франция, Германия, Италия, Турция и другие страны заплатили высокую цену: многочисленные кладбища их воинов располагаются в пригородах Севастополя, служа горьким напоминаем, что война—не способ преодоления разногласий. Названия «Севастополь», «Инкерман», «Альма» увековечены в граните в центре Лондона, самый протяженный бульвар столицы Франции называется «Севастопольский», наши топонимы можно найти в Италии, Канаде, США, Австралии и даже на о. Маврикий в Индийском океане. Увы, это всё—напоминание о войне. Не пора ли учесть тяжелые уроки прошлого?
Увы, в настоящие дни самолеты НАТО ежедневно совершают десятки разведывательных полетов вокруг Крыма, политические ястребы угрожают новыми войнами, бряцают современным оружием массового уничтожения. Кто-то хочет обновить размеры уже существующих британских, немецких, французских кладбищ? Мы, жители Севастополя, этого не хотим: кладбище российских воинов на Северной стороне Севастополя—самое большое.
Буквально на днях вице-премьер О. Голодец заявила, что правительство России готово помочь в решении проблем, связанных с содержанием британского военного кладбища… Президент В. Путин высказался за восстановление полномасштабных отношений с Великобританией.
Давайте в год 165-летия начала первой обороны Севастополя подготовим коллективное письмо от севастопольцев в «Таймс» с предложением вместе обсудить, стоит ли опять воевать или, может быть, имеет смысл сотрудничать ради взаимной выгоды и ради жизни. Ведь мы много можем предложить, чтобы поля былых битв—«долины смерти», по метафоре поэта лорда А. Теннисона, превратить в «долины мира». Тем более что такой опыт у наших народов уже имеется.

М. Юрлов, исполнительный директор НКО «Фонд «Севастополь».

P.S. Автор располагает всеми документами, подтверждающими упомянутые в письме факты.

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли 9 мая, День Победы и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Люди
Действующие лица
Симонов Константин
Каткарт Г.
Черчилль У.
Кертис Ф.
Каллагэн Д.
Места
Места действия
События
Источники