TUT.BY
@TUT.BY

«Татуировка не понравилась, и он ее срезал». Художник о службе в армии, зловещих сказках и везении

Валерий Слаук — тот, кто оживил белорусский фольклор. Это он придумал, как выглядят Злыдни, Хапун, Зазовка и другие персонажи мифов, преданий, сказок. С одним из лучших белорусских графиков TUT.BY предсказуемо поговорил о книгах и иллюстрациях. И совершенно неожиданно — о службе в стройбате и армейских татуировках.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Валерий Слаук у себя в мастерской, в знаменитом Доме художников на улице Сурганова

«В этом году группу набрали — ни одного парня. Когда я учился, все было наоборот — одна девушка»

— Осторожно, у меня тут ванночка стоит. Но я в ней не детей купаю, а бумагу замачиваю для офортов (разновидность гравюр на металле и оттиски с них — Прим. TUT.BY.). Так по технологии положено, — шутит Валерий Петрович, пока мы осматриваемся в его мастерской.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Валерий Петрович печатает свои офорты на станке, который собрал сам

Офортный станок здесь не ради украшения интерьера. Он исправен и регулярно загружен работой. Тонкие металлические листы, кислоты, бензин и еще куча «примочек», чтобы изображение удалось. Технология сложная, в двух словах не расскажешь. Лучше посмотрим на результат. Магия!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Это гравюра на металле — заготовка для офорта

— Офорт — трудоемкая работа, грязная. С маникюром сюда не полезешь. Но есть студентки, которым офорт интересен. И это можно только приветствовать, — говорит профессор Белорусской государственной академии искусств Валерий Слаук. — Сейчас на графику одни девушки поступают. В этом году группу набрали — ни одного парня. Когда я учился, все было наоборот — одна девушка, а все остальные — ребята. Василий Петрович Шарангович (в 1970-е заведующий кафедрой графики — Прим. TUT.BY) шутил: «Надо было разбавить ваш мужской коллектив, чтобы вели себя прилично и плохими словами не ругались».

«Часто спрашивают, как со всей этой нечистью уживаюсь. Да никак!»

В мастерской Валерия Петровича, как в магазине «Букинист», — повсюду книги.

— Наконец имею возможность покупать издания, которые мне интересны. Иногда разочаровываюсь. Но чаще чувствую — вот та книга, которая мне понравится. Открываю на любой странице, читаю абзац в начале, потом в середине и решаю, брать или нет. Раньше если что-то и покупал, то в основном по искусству. Да и не слишком много. Так, чтобы в курсе быть. А потом вдруг подсел на современную художественную прозу. Пелевина с удовольствием читаю. Еще со студенчества увлекаюсь литературой, где есть мистика: Маркес, Борхес… Сейчас на середине романа Сюзанны Кларк. Случайно в букинисте купил. Воображение у этой писательницы удивительное.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Мастерская художника заполнена книгами

— Может быть, и Гарри Поттера читали?

— Это суперкнига начала XXI века. Точнее — сага. Помню, как ждал выхода новой части. Экранизации смотрел и обсуждал с моими студентами. Было ощущение, как будто впадаешь в детство. Но не в свое, а чужое — современных детей. Свое-то детство я помню, оно небогато какими-то событиями. Тогда такая книга, как Гарри Поттер, просто не могла появиться. Время другое.

— «Игра престолов» тоже ваша тема?

— Еще бы! Но последний сезон не видел, потому что у меня нет компьютера. Специально ограждаю себя от этого. Зависнешь в интернете — и всё. А мне хочется не отвлекаться от своего дела. Хочется еще что-то успеть, — говорит Валерий Петрович и обещает показать иллюстрации к новой книге.

Наконец нужная папка попадается на глаза.

— Внук Янки Брыля собирается издать книгу. Это белорусские народные сказки в литературной обработке Брыля. Уговорил меня сделать иллюстрации. Там буквально в каждом сюжете есть какая-нибудь нечисть. Сказал: «У вас эта тема хорошо получается».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Это Ёвник — трудяга и скромник. Он персонаж белорусской мифологии, который живет в сарае на приусадебном дворе, где сушат снопы перед молотьбой. Фигурка создана скульптором Антоном Шипицей по иллюстрации Валерия Слаука

Пока книга не вышла, пообещали автору не публиковать этих иллюстраций. Но верьте на слово: Слаук в своем стиле. Внимателен к деталям, ироничен и правдив.

— Одну сказку принципиально не хотел делать. Там главный герой, лесник, по приказу лесовика застрелил собачку, которую приютил. Я думаю: «Как же так?!» Но потом успокоился. Раз есть такой сюжет, что тут будешь делать…

Всякую «чертовщину» Слаук рисовал не раз. Белорусский фольклор такие истории может подбросить — триллер отдыхает. Иллюстрировал двухтомную энциклопедию «Белорусский фольклор», книгу сказок «Чароўны свет». Впечатлительные журналистки и посетители выставок часто спрашивают художника:

— И как вы со всей этой нечистью уживаетесь?

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстрации к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстрации к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»
Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак
Иллюстрация к книге «Чароўны свет: з беларускіх міфаў, паданняў і казак»

На этот наивный вопрос у профессора обстоятельного ответа нет. Только плечами пожимает:

— Да никак не уживаюсь. Нарисовал и забыл. Меня склоняли не делать некоторых персонажей. Говорили, что они у меня получились чересчур зловещими. Но я же не сам их выдумал! Мне текст дали прочесть сначала. И раз есть такой персонаж — вурдалак, то как его не взять в книжку?

«Взял лезвие и срезал с плеча татуировку»

Наверное, так бы мы и проговорили еще часа два о высоком, не скажи Валерий Петрович: «Когда я служил в армии…» И здесь началась совсем другая тема — про жизнь с ее университетами.

— Не знала, что вы служили. А где?

— Попал в стройбат, да еще и на три года. Хотя все мне говорили: «Да не возьмут тебя в армию». В подростковом возрасте получил травму, лишился пальца на руке. Сам я хотел идти в армию, но не в стройбат, конечно. Тогда к службе совсем другое отношение было. На танцах девочки могли и не пригласить тебя, раз в армии не был. Подумать — что-то не то с ним… В итоге посмотрели мою руку: «Захват за лопату есть — значит нормально». И отправили в стройбат. Там пришлось попахать. И траншеи копал, и слесарем работал.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В армии такого насмотрелся, что ничем не удивишь… — вспоминает Валерий Слаук

В последний год службы знакомый попросил нарисовать в дембельский альбом березку, девушку. Попсу, в общем. Старшина увидел, и началось — то гитару распиши, то еще кому-то дембельский альбом оформи. Татуировки рисовал, а банщик их колол. Брал три иголки, связывал их ниткой и набивал рисунок, который я на бумаге в клетку химическим карандашом делал. На первой татуировке, которую я нарисовал, можно было карьеру и заканчивать. В стройбат брали даже тех, кто отсидел в тюрьме, если срок не больше двух лет. Так вот, один хлопец из Саратова уже весь татуированный был. Но захотел еще и на плечо розу в колючей проволоке. Такая вот романтика… Я рисунок показал — он одобрил. Но когда татуировку сделали, кто-то сказал: «Твоя роза на капусту похожа». Если бы не ляпнул, все бы нормально было. А так… Выпил тот парень бутылку водки (хоть и армия, но ее можно было достать), а его друг взял лезвие и срезал с плеча эту татуировку. Я в армии такого насмотрелся, что ничем не удивишь…

Но рисовать я все-таки умел. Неудача с капустой забылась. Самый популярный сюжет, который мне заказывали, — могилка, крест, на нем сидит черт и играет на гитаре. И другой — орел, а в когтях у него — голая баба. Этот сюжет набивали на груди. Но были и нестандартные просьбы. Один хлопец взял в библиотеке журнал, вырвал лист с иллюстрацией к Майн Риду. Очень хорошая иллюстрация, между прочим. Картинка такая — по реке плывет индеец, навстречу ему крокодил, пасть открыта, а индеец туда колышек вставляет. Охота на крокодила, в общем. И снова парень весь татуированный. У него на голени только место осталось. Как там такой сюжет вместить? Но я умудрился, в итоге ему понравилось, как вышло.

— И после такой школы жизни решили поступать на художника?

— До армии окончил техникум механизации и электрификации сельского хозяйства. Но ничего об этом не помню, так мне это не по душе… Полгода проработал по распределению в колхозе. Это кошмар. Молодой специалист, практики ноль. После службы в армии в колхоз не вернулся, устроился на БелАЗ в Жодино. На заводе меня прозвали Художник. Я отпустил длинные волосы, клешные джинсы купил. Все как положено. А главное — мои карикатуры опубликовали в журнале «Вожык». И я решил, что буду поступать в Минск в театрально-художественный институт (сегодня это Академия искусств. — Прим. TUT.BY).

Набрал своих рисунков и поехал. Павел Константинович Любомудров (первый завкафедрой графики. — Прим. TUT.BY) посмотрел мои работы и, как я понял, что-то во мне увидел. Но поскольку у меня не было даже базовой подготовки по специальности, порекомендовал сначала поступить в художественное училище. Сходил туда. Оказалось, тех, у кого уже есть среднее образование, не принимают. И тогда я решил: «Ай, ладно, рискну». И мне просто повезло.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Эскизы

Тогда было такое негласное правило — можно взять абитуриента, у которого нет специальной подготовки, если он показал интересные работы. Я принес инопланетные пейзажи. Мне нравился художник Соколов, в журнале «Огонек» публиковались его иллюстрации на тему космоса. Я похожие штуки акварелькой рисовал. На экзамене по композиции сделал работы на тему «человек в труде». Тогда это приветствовалось. Я, когда в техникуме учился, на практику ездил. Так что помнил, как снопы складывали в стога, как картошку копали. Шарангович подошел, посмотрел эти работы и шепнул мне: «Смотри, ты только не уезжай никуда».

Первый семестр был для меня как испытательный срок. Но я та-а-ак вцепился в это дело. Понял, что это мое. Если бы не прошел с первого раза в институт, то, наверное, и не пробовал бы больше. Не люблю возвращаться туда, где я уже опростоволосился.

Уже прощаемся, когда вспоминаю, что захватила с собой книгу «Необыкновенные приключения Арбузика и Бебешки». В 1980-е это был бестселлер белорусской детской литературы.

— У меня до сих пор спрашивают: «Как, правда, это вы иллюстрировали «Приключения Арбузика и Бебешки»?! — иронизирует Валерий Петрович, когда прошу подписать книгу на память. — Знаю, что эту сказочную повесть Эдуард Скобелев написал для своих детей. Я прочел рукопись, история мне понравилась, и я согласился ее проиллюстрировать. Но и предположить не мог, что она станет настолько популярна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Выставочные работы Слаука совсем о другом и другие. В кругу профессионалов и ценителей искусства имя художнику сделали офорты — таинственные, замысловатые, ироничные, где миф рифмуется с реальностью.

Попробуйте дерево связей для поиска пересечений между медийными объектами. Узнайте, пересекаются ли Саратов и , и что именно их связывает
Смотреть

Хотите больше?

Получите полный доступ к новостям и аналитике бесплатно и без рекламы.

Анализ статьи

×
Люди
Действующие лица
Слаук Валерий Петрович
Шарангович Василий Петрович
Кларк Сюзанна
Брыль Янка
Майн Рида